Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

полной власти, то она будет ее иметь очень скоро.
- Каким же образом?
- Этого я не знаю! Я только вижу, что в то время, когда с одной
стороны много слепоты, вечные колебания, и все рвется и лопается, с другой
стороны потихоньку плетутся сети, соединяются люди, и в молчании строится
будущее.
- Пусть Бог нас, то есть вернее вас, сохранит от этого! - сказал
Клемент.
Но Теодор был сегодня в веселом настроении.
- Я уж не буду смотреть на это зрелище, - сказал он, - поеду в Борок,
надену рабочее платье и возьмусь за хозяйство; по крайней мере, позабочусь
сам о бедной матери. То, что я испытал уже в самом начале моей
неинтересной карьеры, не внушает желания продолжать ее. Вы сами сказали,
что меня ждало рабство, если не у канцлера, так у кого-нибудь другого.
Пока человек не добьется такого положения, чтобы сделать рабами других, он
сам должен быть рабом.
- Есть французская пословица, - сказал Клемент, - очень старая, но
мудрая:

A bien servir et loyal etre,
De serviteur on devient maitre.

Теодор равнодушно пожал плечами.
Он стоял спиною к дверям, когда в коридоре, отделявшем комнаты
доктора от апартаментов гетмана, послышались шаги; француз, покраснев,
обнял Паклевского и начал что-то быстро болтать, представляясь очень
веселым и стараясь расшевелить гостя. В это время двери открылись; Теодор
оглянулся, увидел входившего гетмана в халате и укоризненно взглянул на
доктора.
Француз подошел к гостю - поздороваться. Гетман, привыкший в обществе
носить маску, без труда разыграл удивление при виде гостя, встреченного им
у доктора. Он вошел к доктору, как будто по неотложному делу и, заметив
Паклевского, очень любезно улыбнулся ему.
- А! Пан Паклевский! Очень приятно встретиться!
Смутившийся Тодя поклонился, догадываясь, что попал в ловушку,
расставленную для него доктором, - и это возмутило его.
- Ну, я не буду мешать! - сказал он, взявшись за шапку и собираясь
уходить.
- Вы нам нисколько не мешаете! - удерживая его, сказал Браницкий. -
Для меня лично очень приятна встреча с вами, сударь. Я слышал, что вы
находитесь при дворе князя-канцлера и пользуетесь там большим успехом!..
- Я уже не состою при дворе канцлера, - отвечал Теодор, - и не могу
похвалиться никакими успехами...
- Но, однако же! - возразил гетман.
- Я ничего об этом не знаю, - сказал Теодор, как бы избегая
разговора.
Гетман стал так, чтобы помешать ему уйти. Положение было неприятное,
яркая краска выступила на лице юноши, но гетман и Клемент, хотя и видели
его смущение, казалось, были готовы вести борьбу до конца. Особенно
гетман, которому не раз случалось преодолевать упорство равнодушных и не
расположенных к нему, сильно надеялся, что ему удастся уговорить молодого
Паклевского.
- Князь-канцлер теряет в вас очень нужного помощника, - заговорил
Браницкий, - молодую силу, которой не может заменить даже старая
опытность. Что же произошло между вами, сударь, и вашим принципалом?
Этот вопрос, видимо, не понравился Теодору, который взглянул на
доктора с упреком на то, что тот поставил его в неприятное положение.
- Сущие пустяки, не стоит рассказывать, - коротко отвечал Паклевский.
Гетман подошел к нему и с большой ласковостью во взгляде и нежностью
в голосе сказал ему:
- Я бы хотел, чтобы вы верили в мое расположение к вам и готовность
прийти на помощь: может быть, я и теперь мог бы быть вам полезен?!
- Я бесконечно благодарен вам, - коротко поклонившись, отвечал
Теодор, - но я не хочу уж поступать ни на какую службу, поеду лучше в
деревню...
- Не следует так огорчаться из-за пустяков, - прервал его Браницкий,
- и жаль, если прекрасный талант, который уже заставил говорить о себе,
погребет себя в деревне.
- Я не чувствую в себе никаких талантов, - пробормотал Теодор,
поглядывая на двери, как будто только выжидая момент, чтобы удрать отсюда.
- Вы, сударь, были в доброй школе, где можно было многому научиться,
- сказал Браницкий. - А в моей канцелярии Бек как раз нуждается в
помощнике, который со временем мог бы и совсем его заменить.
Он взглянул на него вопросительно; Теодор молчал.
Из передней кто-то позвал доктора Клемента, который торопливо вышел.



Они остались одни. Гетман, все еще загораживая собою двери, не терял
уверенности в себе.
- Ну, что же вы мне ответите, сударь, на мое предложение? - мягко
сказал гетман.
- Я вам бесконечно благодарен, но я твердо решил вернуться в деревню.
- В деревне, в Борку, вам, сударь, нечего делать.
- Я обязан заботиться о матери.
Гетман покачал головой.
- Пан Теодор, - сказал он голосом, в который старался вложить как
можно больше чувства. - Послушайте меня; вы знаете, что я так желаю вам
добра, как, может быть, никто на свете... Если у вас есть предубеждения,
отбросьте их, примите мое покровительство: а я ручаюсь за блестящее
будущее для вас, сударь. У вас есть все, что для этого нужно: внешность,
воспитание, талант и, что тоже не мешает, протекция, которую я вам охотно
окажу. Ну, можно ли отказываться от такого предложения?
Паклевский поклонился, опустив глаза и не зная, что сказать.
- Прошу вас быть со мной откровенным, - прибавил Браницкий. - Я
понимаю, что пребывание в Волчине должно было оказать влияние на вашу
юную, впечатлительную натуру. Вы, верно, наслушались там про меня всяких
ужасов: но почему бы вам не захотеть самому познакомиться со мной, узнать
этого оклеветанного человека и иметь о нем собственное суждение? Вы можете
остаться при дворе, не принимая на себя никаких обязательств. Прошу вас об
этом.
- Если бы я не имел никаких других причин для отказа от вашего
предложения, - сказал Теодор, - то было бы достаточно и того, что я,
перейдя к вам прямо от канцлера, мог бы показаться наемником, который
предал его тайны за кусок хлеба. Мне дорога моя честь!
- В этом вы, сударь, совершенно правы, - живо подхватил гетман. - Я
понимаю тонкость ваших чувств, но, спустя некоторое время...
Теодор приходил все в большее волнение, еще не решаясь высказаться
прямо. Но проницательный взгляд, который он бросил на гетмана, смутил
старика.
- Говорите, сударь, без оговорок, - сказал он, - что вы имеете против
меня? Молодой человек, только что вступивший в свет, не имеющий ни денег,
ни протекции, не отказывается от такого предложения, которое я вам делаю,
не имея на то серьезных причин. Я желаю, чтобы вы высказались определенно.
Я требую этого. Если бы не ваша молодость, сударь, я чувствовал бы себя
оскорбленным.
Паклевский, припертый к стене, не мог больше сдерживаться.
- В свое оправдание, - не без гордости отвечал он, - я могу сказать
только то, что я только повинуюсь приказаниям моих отца и матери. Я не
знаю, что руководило ими, но и отец, и мать требовали от меня, чтобы я не
имел никаких сношений с вашим двором и никогда не пользовался милостями
пана гетмана.
- Ваша мать, - порывисто заговорил гетман, - особа, к которой я питаю
глубокое уважение, но я должен сказать, хотя бы и перед сыном ее, что она
человек страстный, вспыльчивый, неуравновешенный и несправедливый!
- Пан гетман - это моя мать! - прервал Теодор.
Браницкий замолчал; он был страшно возбужден и весь дрожал; взглянув
на Паклевского затуманенными от слез глазами, он воскликнул:
- Я один имею право говорить это, потому что я...
Тут он подошел к Теодору и, раскрыв объятия, произнес с глубоким
чувством:
- Потому что я - твой отец!!
Паклевский остолбенел от удивления; ему казалось, что эти безумные
слова свалят его с ног, как удар грома. Гетман, видимо рассчитывал, что
юноша, ошеломленный этим признанием, бросится к его ногам. Вся кровь
бросилась в голову Паклевского; он вздрогнул и попятился от гетмана.
- Это клевета, - с возмущением крикнул он, - мой отец тот, кто дал
мне свое имя, кто вынянчил меня на своих руках и был мужем моей матери...
Это клевета, и после такого страшного оскорбления, которое вы бросили той,
которая мне дороже всего на свете, мне больше нечего здесь делать, и я не
чувствую надобности сохранять с вами какие-либо отношения... Только ваши
седые волосы, пан гетман, охраняют вас от мести за те слова, которыми вы
меня ударили по лицу...
Говоря это, Теодор бросился к сеням, но Браницкий закрыл их собою и
не пускал его.
- Делай, что хочешь, подними на меня руку, если посмеешь, - заговорил
он с лихорадочным оживлением, - но я тебя так не отпущу... То, что я тебе
сказал, не клевета. Твоя мать чиста и невинна; виноват один только я, но я
всегда хотел и теперь хочу загладить свою вину.
Теодор стоял, как окаменелый.
- Я не могу судить о поступках моей матери, - сказал он. - Что же
касается меня, пан гетман, то я никогда не признаю вас своим отцом, хотя
бы вы и желали признать во мне своего сына. Ваши благодеяния будут позором


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


Шилова Юлия - Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина
Шилова Юлия
Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина


Посняков Андрей - Перстень Тамерлана
Посняков Андрей
Перстень Тамерлана


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека