Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

заточить, ну и все остальное, само собой.
Наука плотницкая тоже куда как непростой оказалась. Простую клеть
срубить, четырехстенок - и то, а если сложные хоромы, составные, из
нескольких клетей, связанных переходами, да с потайными углами, крыльцо на
стояке, гульбище на выпусках, с вырезными сенями, шатер с повалами, терем
и горницы... Колонисты Валгаллы и слов таких не слышали в своей жизни, а
тут пришлось узнать.
Конечно, инженерская смекалка Левашова и командирско-хозяйственные
способности Воронцова тоже пригодились. Прежде всего - для рационализации
традиционных приемов и способов деревянного зодчества.
Самое трудоемкое в этом деле - пазы вдоль бревна рубить, углы опять
же. Ну и ворочать бревна, наверх заволакивать... По-старому если, вручную,
хорошие мастера только-только два венца в день выведут. Вчетвером. Восемь
человек смогут и пять, но не больше. Еще ведь и подмостки делать надо,
чтоб наверх бревна поднимать, укладывать, подгонять... Здесь и пригодилась
техника. Станок, чтоб за одну прогонку пав прострогать, фрезы специальные
для углов, автокран с грейфером. Так что плотникам осталась чисто
творческая работа - бревна размечать и сборкой руководить, чтоб все куда
нужно ложилось.
Вывели первый венец, и сразу обозначился размах и мощь постройки. По
обычаю, пришлось плотников угостить. Оказывается, с древности еще
полагается три раза мастеров поить. Первый - как положат нижние венцы,
второй - когда доведут до верхнего угла. И последний - как поставят
коньковое бревно. Такая вот традиция. Не исключающая, впрочем, чтоб и
каждый вечер тоже по стаканчику подносили.
Но как бы там ни было, а попотеть пришлось всем. С раннего утра и до
самой темноты. Топоры мелькали, завывали моторы станков, над площадкой
витал специфический плотницкий фольклор.
Еще и потому необходимо было плотников вечерок чаркой уважить, что
сутки на Валгалле, как известно, были длиннее земных, и нетрудно
представить, что в таком случае показывали часы. Закаты и рассветы
ежедневно смещались на три часа и могли происходить и в полдень, и в два
ночи, и в девять утра. Поэтому каждую ночь, когда плотники укладывались
спать, приходилось перекручивать на их часах стрелки в соответствии с
разработанным Левашовым графиком.
А уж каких там очертаний созвездия на небе, мужиков интересовало
мало.
Наконец - закончили. Центральный терем вышел аж в тридцать восемь
венцов. Стропила положили, коня и все что положено. Спросили только
плотники: "А чем крыть будем, хозяева? Если железом - так одно, а можно и
лемехом, как скажете..."
Лемехом - это, как известно, тонкими осиновыми пластинами, фигурными.
Традиционно, но и сложно, а времени лишнего сколько потребует... Но и
железом не хотелось, стиль нарушался. Берестин, как автор проекта,
подумал, прикинул и приговорил: крыть листовой бронзой, бериллиевой,
нетускнеющей, да вдобавок и полированной. Выйдет - как купола на храмах.
Хоромина получилась на удивление. Внизу - большой холл, сени, кухня,
еще четыре комнаты под библиотеку, и наверху - холл поменьше, две горницы,
шесть спален. И еще застекленная веранда в сторону реки, и открытая
галерея поверху с навесом на резных балясинах.
Заодно срубили и отличную баню, соединили с теремом крытым переходом,
чтоб по холоду не бегать, потому что, согласно расчетам Воронцова, зимой в
этих широтах вполне можно ожидать морозов градусов до пятидесяти. Так что
не очень и набегаешься.
Мужики оказались не только плотниками, но и столярами, и печниками
тоже. На все руки, в общем. И камин сложили, и плиту в кухне, и четыре
печи-голландки, каменку в бане. Живи и радуйся. И в завершение еще и
украсили крыльцо и наличники по фасаду деревянным кружевом.
Закончили все, повтыкали топоры в бревно у порога.
- Шабаш, хозяева. Ставь магарыч.
Поставили, конечно. Рассчитались с дядей Колей, и сверху против
договора добавили. За такую работу не жалко. Платили, безусловно,
настоящими деньгами, никаких фокусов с копиями. Другое дело, что для этого
пришлось десяток "Шарпов" в московские комиссионки сдать. Но тут все по
закону.
Кроме того, Левашову пришлось как следует подумать насчет возвращения
плотников к родным пенатам. Вряд ли поверил бы кто, если б мужики
вернулись домой на другой день - и с большими тыщами. Участковый бы
наверняка заинтересовался. А две недели - вполне подходяще. Еще и
погордятся мастера, что такое дело так быстро отгрохали. Да никто и
вникать не будет, уехали - приехали, а где были, да чего делали... Их
слушай, они тебе такого расскажут.
Однако бригадир дядя Коля явно заподозрил неладнее. И ежедневные
возлияния не помогли. Во время перекуров и вечерами он как бы невзначай не
раз заговаривал то с Новиковым, то с Левашовым по старой дружбе, с Сашкой



само собой, только Воронцова сторонился. Не вообще, по работе он его
уважал, а вот приватных разговоров избегал.
То удивлялся, что река такая большая, а за все время ни одного
парохода не проплыло, то начинал прикидывать, в какой стороне Москва, а
где Кострома, где Вологда - по расчету времени в дороге и положению
солнца. И отвлекать его внимание становилось все труднее. В конце концов,
когда Новиков высказал друзьям свою озабоченность, Воронцов, усмехнувшись,
сказал:
- Ладно, я с ним поговорю.
И поговорил. Отвел вечером в сторонку, огляделся - не подслушивает ли
кто.
- Тебя, Николай Семенович, зачем нанимали? Дом строить? Вот и строй.
А остальное... Что такое секретный объект - знаешь? Тебя сюда ночью
привезли, ночью и увезут. И про все забудь, где был, что видел... Слыхал
поговорку: меньше знаешь - дольше живешь?
Прием сам по себе достаточно пошлый, но зато я беспроигрышный.
Избавляющий от необходимости каждый раз придумывать убедительные ответы.
Да и самому бригадиру на пользу. Ему ведь сразу стало легче. Раз объект
секретный, то все остальное объясняется само собой. И никаких недоумений.
Такая у нас национальная психология.

...Еще несколько дней, оставшись одни, друзья посвятили
окончательному оформлению и оборудованию своего Дома и территории базы.
Смонтировали ветросиловую станцию, чтобы не заводить каждый раз дизеля,
закончили все электротехнические работы, перенесли в подвалы
СПВ-установку, и Левашов наконец-то ликвидировал так раздражавшие его
временные схемы. Теперь все в ней стало технически грамотно и отвечало
требованиям эргономики и инженерной эстетики. Хоть на ВДНХ выставляй.
Подобрали и расставили мебель, с учетом вкусов и запросов каждого.
- Хорошо все же себя ощущаешь, когда любые идеи и желания воплотить
можно, не задумываясь о низменных материях - где взять да чем заплатить, -
сказал Новиков, присев отдышаться на площадке второго этажа, куда по
заявке Левашова они тащили аккуратный кабинетный "Стенвей". - Унижает это
человека. Почему я, невзирая ни на что, остаюсь приверженцем идей полного
и подлинного коммунизма? Потому как простор для творчества и созидания,
максимальная самоотдача и самораскрытие человека возможны только при
безусловной свободе от забот о хлебе насущном...
- Опять философия, - словно бы осуждающе ответил Воронцов. - А
сейчас, напротив, господствует мысль, что самый наш страшный бич - вещизм.
Само желание обладать чем-то, отсутствующим в магазинах - крамола и
признак деградации личности. Не вря мы с первым помощником всеми силами
стараемся морячков отвратить от заграничных лавок и направить их помыслы
на нечто духовное. Как сне согласуется с твоими постулатами? Причем
начальство наше так старательно ограждает простых смертных от заразы, что
все стоящее забирает себе.
- Народ потребляет жизненные блага через своих представителей... -
коротко хохотнул Шульгин. - Берись, братцы, понесли. А чтоб все по науке
было, предлагаю объявить нас объектами эксперимента. Что с нами будет,
если у нас будет все? Деградируем мы или, наоборот, превратимся в титанов
духа?
- Вечером приходи, я тебе книжку одну дам почитать, там как раз про
это все написано, - сказал Новиков, приподнимая угол рояля.
Вот уже сделаны последние, самые последние штрихи, вроде цвета и
фактуры ковров, оформления кухни и столовой, заполнения складов и
холодильников всем, чтоб обеспечит кругосветное автономное плавание, как
фигурально выразился Воронцов... И, кажется, конец! Остальное - в рабочем
порядке.
Все четверо спустились вниз, сели на забытое бревно напротив дома.
Какой он высокий, легкий на фоне ярко-синего неба. Светится весь янтарным
светом.
- Ох, и красивы ж были, наверное, свежесрубленные русские города,
когда таких теремов не один, не два, а сотни... Да церкви, да тын с
башнями, а над всем - детинец и княжий дворец... - мечтательно сказал
Берестин.
- Поначалу, конечно, да, - согласился Левашов. - Через зиму весь этот
янтарь пропадет, выцветет, останется сплошь серый. Но все равно...
- А что, братцы, давайте ради благополучного завершения рванем
куда-нибудь. В Рио-де-Жанейро, к примеру? Отужинаем, как люди,
развлечемся...
Предложение, разумеется, было принято.
Пока Левашов регулировал настройку, остальные брились и
принаряжались. И через час - вершина горы Корковадо, маленький, но дорогой
и фешенебельный ресторанчик под кронами деревьев-великанов, под завесою
лиан и бахромой лишайников, среди тропических цветов и душистых мимов.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [ 44 ] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Головачев Василий - Мечи мира
Головачев Василий
Мечи мира


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека