Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

представлял себе, что сделают гиены с беззащитным человеком. Самое грязное
и самое трусливое животное Африки, но его мощные челюсти могут расколоть
берцовую кость взрослого быка; его зубы покрыты таким количеством бактерий
из-за диеты - падали, что простой укус гиены так же смертелен, как укус
черной мамбы.
- Боже, позволь мне успеть!
Он услышал их. Из-за вершины следующей дюны. Ужас от этого звука
остановил его на полушаге. Резкий хихикающий крик нарушил тишину.
Джонни стоял, прислушиваясь и тяжело дыша после бега.
Крик раздался снова. Смех демонов, возбужденный, кровожадный.
- Они добрались до него.
Джонни устремился по мягкому песчаному склону. Добрался до вершины и
заглянул вниз, на блюдцеобразную арену, образованную вершиной дюны.
Бенедикт лежал на спине. Белая рубашка была разорвана до пояса. Синие
брюки костюма превратились в клочья, колени были обнажены. На одной ноге -
ком из окровавленного носка и грязи.
Пара гиен протоптала вокруг тела тропу. Они часами кружили вокруг, и
постепенно жадность побеждала трусость.
Одна гиена сидела в десяти футах от Бенедикта, непристойно
согнувшись, опустив змееподобную голову между горбатыми плечами.
Коричневая, местами более темная, оборванная, круглые уши устремлены
вперед, черные глаза горят возбуждением и жадностью.
Вторая гиена положила передние лапы на грудь Бенедикта. Голову
опустила, челюсти сомкнулись перед лицом Бенедикта. Она упиралась лапами в
грудь, готовясь ухватить полную пасть плоти. Голова Бенедикта дергалась.
Ноги его слабо двигались, руки дрожали на песке, как раненые белые птицы.
Лицо было разорвано. Джонни ясно услышал это в полной тишине
пустынного вечера. Разорвано с мягким звуком разрываемого шелка - и Джонни
закричал.
Гиены бросились бежать, в ужасной шутовской панике взбираясь на
склоны дюны. Бенедикт продолжал лежать, лицо его превратилось в кровавую
маску. Глядя вниз на это лицо, Джонни понял, что не сможет убить его,
вообще не сможет убить человека. Не может мстить этому существу с
изуродованным лицом и больным мозгом.
Он опустился рядом с ним на колени и неуклюжими пальцами развязал
рюкзак.
Одно ухо и щека Бенедикта свисали на рот на полоске ткани. зубы с
одной стороны лица обнажились, кровь пузырилась на них. Джонни разорвал
бумажный пакет поглощающей повязки и положил оторванный кусок на место,
плотно прижимая его ладонью. Кровь пробилась сквозь ткань, но текла
медленнее.
- Все в порядке, Бенедикт. Я здесь. Все будет в порядке, - хрипло
шептал Джонни, работая. Свободной рукой он разорвал другой пакет и
аккуратно заменил им промокший. Продолжая удерживать пакет, он поднял
Бенедикта и положил к себе на колени.
- Сейчас кровотечение прекратится, и я дам тебе попить. - Он достал
из сумки ткань и начал острожно вытирать кровь и песок с ноздрей и губ
Бенедикта. Дыхание Бенедикта стало более легким, хотя вырывалось
по-прежнему со свистом. Язык его распух, заполнив рот, как пурпурная
губка.
- Так-то лучше, - сказал Джонни. По-прежнему придерживая пакет, он
достал фляжку. Прикрывая большим пальцем горлышко, чтобы регулировать
струю, он позволил нескольки каплям упасть в сухую яму рта.
Еще десять капель, потом он закрепил фляжку в песке и начал мягко
массировать горло Бенедикта, чтобы вызвать глотательный рефлекс. Человек,
лежавший без сознания, болезненно глотнул.
- Молодец, - подбодрил его Джонни и снова начал капать в рот,
негромко приговаривая при этом: - Все будет в порядке. Вот так, проглоти
еще.
Потребовалось двадцать минут, чтобы влить в него полпинты теплой
пресной воды, к этому времени кровотечение прекратилось. Джонни снова
порылся в сумке и взял две таблетки соли и две глюкозы. Он положил их в
рот и разжевал, превратив в пасту, затем склонился к изуродованному лицу
человека, которого поклялся убить, и прижал губы к распухшим губам
Бенедикта. Ввел раствор соли и глюкозы в рот Бенедикта, потом распрямился
и снова начал вливать воду.
Дав Бенедикту еще четыре таблетки и половину фляжки, он закрыл ее и
вернул в рюкзак. Смочил компресс ярко-желтым обеззараживающим раствором и
крепко перевязал рану. Это оказалось труднее, чем он думал, и после
нескольких неудачных попыток он провел повязку под подбородком и по
глазам, полностью закрыв голову Бенедикта, оставив только рот и нос.
К этому времени солнце было уже на горизонте. Джонни встал и,
распрямляя спину и плечи, смотрел на смерть красно-золотого пустынного
дня.
Он знал, что откладывает принятие решения. Ему казалось, что, оставив



лендровер, он прошел около пяти миль. Пять миль по трудной дороге - часа
четыре, может быть, пять в темноте. Можно ли оставить здесь Бенедикта,
вернуться к лендроверу, вызвать по радио помощь из Картридж Бей и
возвратиться к Бенедикту?
Джонни повернулся и взглянул на дюны. Вот и ответ. Одна из гиен
сидела на вершине дюны, внимательно глядя на него. Голод и приближающаяся
ночь сделали ее неестественно смелой.
Джонни выкрикнул ругательство и сделал угрожающий жест. Гиена
подпрыгнула и скрылась за вершиной.
- Луна восходит сегодня в восемь. До этого времени отдохну - потом
пойдем по холодку, - решил он и лег на песок рядом с Бенедиктом. Ощутил
дваление в кармане, достал алмаз и подержал его в руке.
В темноте гиены начали приближаться с кашлем и криками, и когда луна
поднялась, она осветила на вершине их темные силуэты.
- Пошли, Бенедикт. Мы идем домой. С тобой очень хотят поговорить
несколько милых полицейских. - Джонни посадил Бенедикта, положил его руку
себе на плечо, подставил свое тело и встал.
Постоял так, глубоко погрузившись в песок, удивляясь весу своей ноши.
- Будем отдыхать каждую тысячу шагов, - пообещал он себе и побрел по
дюне, считая про себя, но зная, что снова поднять Бенедикта не сможет,
если только не удастся обо что-нибудь опереться. Придется за один переход
выбираться из песчаных холмов. - Девятьсот девяносто девять, тысяча. - Он
считал про себя. Берег силы, сгибаясь под тяжестью, спина и плечи болели,
песок задерживал каждый шаг. - Еще пятьсот. Пройдем еще пятьсот шагов.
За ним двигались гиены. Они проглотили окровавленные обрывки,
оставленные Джонни в блюдце, и вкус крови привел их в истерическое
состояние.
- Хорошо. Еще пятьсот. - И Джонни начал считать в третий раз, потом в
четвертый, в пятый.
Джонни чувствовал, как что-то капает ему на ноги. Кровотечение
возобновилось, и гиены глотали песок.
- Почти дошли, Бенедикт. Держись. Почти дошли.
Навстречу плыла первая группа залитых лунным светом скал, Джонни
добрался до них и упал лицом вниз. Прошло немало времени, прежде чем он
набрался сил, чтобы снять с плеч Бенедикта.
Он заново перевязал Бенедикта и дал ему глоток воды, которую тот
сразу проглотил. Потом Джонни сам проглотил пригоршню таблеток соли и
глюкозы и запил их двумя отмеренными глотками из бутылки. Он отдохнул
двадцать минут по часам, затем, опираясь на одну из скал, снова поднял
Бенедикта на плечи и пошел дальше.
Каждый час Джонни отдыхал в течение десяти минут. В час ночи они
выпили последнюю воду, в два часа Джонни был абсолютно уверен, что
пропустил сухое русло и заблудился.
Он лежал у плиты железняка, отупевший от усталости и отчаяния, и
вслушивался в кашляющий смертоносный хор среди скал. Пытался понять, где
он свернул с пути. Может, он шел параллельно руслу, может, пересек его, не
узнав. Возможно. Он слыхал, что иногда заблудившийся натыкается на
гудронированное шоссе и не узнает его.
Сколько хребтов преодолел он по пути? Он не мог вспомнить. В одном
месте он оцарапал ногу о колючий куст. Может, это и было русло.
Он подполз к Бенедикту.
- Держись, парень. Мы идем назад.
В последний раз Джонни упал незадолго до рассвета. Повернул голову и
взглянул на часы: света было достаточно, чтобы разглядеть циферблат. Пять
часов.
Он закрыл глаза и долго лежал. Он сдался. Попытка была неплохая, но
не удалась. Через час взойдет солнце. И тогда все будет кончено.
Что-то мягко и украдчиво двигалось рядом. Неинтересно, решил он.
Теперь, когда все кончено, хочется только лежать спокойно.
Тут он услышил фыркающие звуки. Раскрыл глаза. Гиена сидела в десяти
футах, глядя на него. Нижняя челюсть ее отвисла, розовый язык свешивался
из пасти. Джонни ощутил звериный запах, запах клетки в зоопарке, запах
помета и гниения.
Он попытался крикнуть, но ни звука не донеслось изо рта. Горло
перехватило, язык заполнил рот. Джонни с трудом приподнялся на локтях.
Гиена отскочила, но без нелепой паники, как раньше. Лениво отошла,
повернулась к нему в двадцати шагах. Улыбнулась, проглотив слюну.
Джонни подполз к Бенедикту и помотрел на него.
Перевязанная голова медленно повернулась, черные губы зашевелились.
- Кто здесь? - Сухой хриплый шепот.
Джонни попытался ответить, но голос снова изменил ему. Он болезненно
откашлялся, прожевал, вырабатывая во рту хоть немного влаги. Теперь, когда
Бенедикт пришел в себя, снова вспыхнула ненависть.
- Джонни, - прохрипел он. - Это Джонни.
- Джонни? - Бенедикт поднял руку и коснулся бинтов на голове.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Белов Вольф - Бельфеддор
Белов Вольф
Бельфеддор


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека