Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

кошемар, абстракция абстракции, бесконечность со знаком минуса, да разбитый
кувшин в придачу.
Мы, сознательно, залетели вперед; вернемся к той рысце, к тому ритму
николиной жизни, с которым наш слух уже свыкся.
Он избрал филологический факультет. Мать ходила на поклон к
профессорам, дабы их задобрить: ее голос приобретал льстивые переливы, и
постепенно она начинала сморкаться. Из петербургских товаров ее больше всего
поразил хрусталь. Наконец, оне (Николя всегда говорил о матери почтительно,
употребляя это наше удивительное множественное число, которое, как
впоследствии его же эстетика, "пытается выразить качество через количество")
собрались обратно в Саратов. На дорогу оне купили себе огромную репу.
Николай Гаврилович сначала поселился с приятелем, а впоследствии делил
квартиру с кузиной и ее мужем. Планы этих квартир, как и всех прочих его
жизненных стоянок, им начертаны в письмах. Всегда испытывая влечение к
точному определению отношений между предметами, он любил планы, столбики
цифр, наглядное изображение вещей, тем более что недостижимую для него
литературную изобразительность никак не могла заменить мучительная
обстоятельность его слога. Его письма к родным -- письма юноши примерного:
услужливая доброта заместо воображения подсказывала ему, что именно другому
мило. Благочинному нравились всякие происшествия, забавные или ужасные
казусы. Сын аккуратно ими кормил его в течение нескольких лет. Увеселения
Излера, его искусственные Карлсбады; "минерашки", где на воздушных шарах
поднимаются отважные петербургские дамы; трагический случай с лодкой,
угодившей под невский пароход, причем один из погибших -- многосемейный
полковник; мышьяк, предназначенный для мышей, а попавший в муку, так что
отравилось более ста человек; и конечно, конечно -- столоверчение;
легковерие и обман, по мнению обоих корреспондентов.
Как в сумрачные сибирские годы одна из главных его эпистолярных струн
это -- обращенное к жене и сыновьям заверение, всг на одной высокой, не
совсем верной ноте, что денег вдосталь, денег не посылайте, так и в юности
он просит родителей не заботиться о нем и умудряется жить на двадцать рублей
в месяц; из них около двух с половиной уходит на булки, на печения (не
терпел пустого чаю, как не терпел пустого чтения, т. е. за книгой непременно
что-нибудь грыз: с пряниками читал "Записки Пиквикского Клуба", с сухарями
-- "Журналь де деба"), а свечи да перья, вакса да мыло обходились в месяц в
целковый: был, кстати, нечистоплотен, неряшлив, при этом грубовато возмужал,
а тут еще дурной стол, постоянные колики, да неравная борьба с плотью,
кончавшаяся тайным компромиссом, -- так что вид он имел хилый, глаза
потухли, и от отроческой красоты ничего не осталось, разве лишь выражение
чудной какой-то беспомощности, бегло озарявшее его черты, когда человек, им
чтимый, обходился с ним хорошо ("он был ласков ко мне, юноше робкому,
безответному", писал он потом о Иринархе Введенском, с трогательной
латинской интонацией: анимула, вагула, бландула...); сам же не сомневался в
своей непривлекательности, мирясь с мыслью о ней, но дичась зеркал; всг же
иногда, собираясь в гости, особливо к своим лучшим друзьям, Лободовским, или
желая узнать причину неучтивого взгляда, мрачно всматривался в свое
отражение, видел рыжеватый пух, точно прилипший к щекам, считал наливные
прыщи -- и тут же начинал их давить, да так жестоко, что потом не смел
показываться.
Лободовские! Свадьба друга произвела на нашего двадцатилетнего героя
одно из тех чрезвычайных впечатлений, которые среди ночи сажают юношу в
одном белье за дневник. Эта чужая свадьба, столь взволновавшая его, была
сыграна 19 мая 1848 года; в тот же день шестнадцать лет спустя состоялась
гражданская казнь Чернышевского. Совпадение годин, картотека дат. Так их
сортирует судьба в предвидении нужд исследователя; похвальная экономия сил.
Ему было радостно на этой свадьбе. Мало того: собственная радость
обрадовала его вторично ("я, значит, способен питать чистую привязанность к
женщине"), -- да, он всегда норовил повернуть сердце так, чтобы оно одним
боком отражалось в стекле рассудка, или, как выражается лучший его биограф,
Страннолюбский, "свои чувства гнал через алембики логики". Но кто бы мог
сказать, что мысль о любви занимала его в ту минуту? Много лет спустя, в
своих кучерявых "Бытовых Очерках", этот самый Василий Лободовский небрежно
ошибся, говоря, что тогдашний его шафер, студент "Крушедолин", так был
серьгзен, что "наверное подвергал про себя всестороннему анализу только что
прочитанные им сочинения, вышедшие в Англии".
Французский романтизм дал нам поэзию любви, немецкий -- поэзию дружбы.
Чувствительность молодого Чернышевского -- уступка эпохе, когда дружба была
великодушна и влажна. Чернышевский плакал охотно и часто. "Выкатилось три
слезы", с характерной точностью заносит он в дневник, -- и мимоходом
читатель мучится невольною мыслью, может ли число слез быть нечетным, или
это только парность их источников заставляет нас требовать чета? "Не помяни
мне глупых слез, какими плакал я не раз, своим покоем тяготясь", обращается
Николай Гаврилович к своей убогой юности, и под звук некрасовской
разночинной рифмочки действительно роняет слезу: "на этом месте в оригинале
след от капнувшей слезы", поясняет подстрочное замечание его сына Михаила.



След другой слезы, куда более горячей, горькой и драгоценной, сохранился на
его знаменитом письме из крепости, при чем описание этой второй слезы у
Стеклова грешит, по указанию Страннолюбского, неточностями, -- о чем будет
дальше. Затем, во дни ссылки, и особенно в Вилюйском остроге -- -- Но стоп:
тема слез непозволительно ширится... вернемся к отправной ее точке. Вот,
например, отпевают студента. В голубом гробу лежит восковой юноша, а студент
Татаринов, ухаживавший за больным, но едва знавший его прежде, с ним
прощается, долго смотрит, целует его, и смотрит опять, без конца... Студент
Чернышевский, это записывая, сам изнемогает от нежности; Страннолюбский же,
комментируя данные строки, проводит параллель между ними и горестным
гоголевским отрывком "Ночи на вилле".
Но по правде сказать... мечтания молодого Чернышевского в отношении
любви и дружбы не отличаются изящностью -- и чем больше он предается им, тем
яснее вскрывается их порок, -- их рассудочность; глупейшую из грез он умел
согнуть в логическую дугу. Подробно мечтая о том, как у Лободовского, пред
которым искренне преклоняется, разовьется чахотка, и о том как Надежда
Егоровна останется молодой вдовой, беспомощной, обездоленной, он преследует
особую цель. Подставной образ нужен ему, чтобы оправдать свою влюбленность,
заменив ее жалостью к жертве, т. е. подведя под влюбленность утилитарную
основу. Ведь иначе сердечных волнений не объяснить ограниченными средствами
топорного материализма, которым он уже безнадежно прельстился. Пускай еще
вчера, когда Надежда Егоровна "сидела без платка, и миссионер был конечно
немного разрезан спереди, и была видна некоторая часть пониже шеи" (слог,
необыкновенно схожий с говорком нынешнего литературного типа
простака-мещанина), он спрашивал себя с честной тревогой, смотрел ли бы он
на "эту часть" в первые дни после свадьбы друга. И вот, в мечтах медленно
друга уморив, он со вздохом, как-бы нехотя, как-бы повинуясь долгу, решает
на молодой вдове жениться -- грустный брак, целомудренный брак (и все эти
подставные образы повторяются еще полнее, когда впоследствии он добивается
руки Ольги Сократовны). Самая красота бедной женщины еще под сомнением; и
метод, который Чернышевский избрал, чтобы прелесть ее проверить,
предопределил всг дальнейшее его отношение к понятию прекрасного.
Сначала он установил лучший образчик грации Надежды Егоровны: случай
поставил для него живую картину в идиллическом роде, хотя и несколько
громоздкую. "Василий Петрович стал на стул на колени, лицом к спинке; она
подошла и стала нагибать стул, нагнула несколько и приложила свое личико к
его груди... Свеча стояла на чайном столе... и свет падал на нее хорошо
довольно, т. е. полусвет, потому что она была в тени от мужа, но ясный".
Николай Гаврилович смотрел внимательно, стараясь отыскать что-нибудь, что
было бы не так; грубых черт не нашел, однако еще колебался сомнением.
Как дальше быть? Он постоянно сличал ее черты с чертами других женщин,
но несовершенство его зрения препятствовало добыче живых особей, необходимых
для сравнения. Волей-неволей пришлось обратиться к красоте, пойманной и
запечатленной другими, к препаратам красоты, т. е. к женским портретам.
Таким образом понятие искусства с самого начала стало для него, близорукого
материалиста (сочетание в сущности абсурдное), чем то прикладным и
подсобным, и опытным путем можно было теперь проверить всг то, что
подсказывала ему влюбленность: превосходство красоты Надежды Егоровны
(которую муж звал "милкой" и "куколкой"), т. е. жизни, над красотой всех
других "женских головок", т. е. искусства (искусства!).
На Невском проспекте в витринах Юнкера и Дациаро были выставлены
поэтические картинки. Хорошенько их изучив, он возвращался домой и записывал
свои наблюдения. О чудо! сравнительный метод всегда давал нужный результат.
У калабрийской красавицы на гравюре не вышел нос: "особенно не удалась
переносица и части, лежащие около носа, по бокам, где он поднимается". Через
неделю, всг еще неуверенный в том, что достаточно испытана истина, а не то
-- желая вновь насладиться уже знакомой податливостью опыта, он шел опять на
Невский, посмотреть, нет ли новой красотки в окне. На коленях, в пещере,
перед черепом и крестом, молилась Мария Магдалина, и лицо ее и луче лампады
было мило, конечно, но насколько лучше полуосвещенное лицо Надежды Егоровны!
На белой террасе над морем -- две девушки: грациозная блондинка сидит на
каменной лавке целуясь с юношей, а грациозная брюнетка смотрит, не идет ли
кто, отодвинув малиновую занавеску, "отделяющую террасу от других частей
дома", как отмечаем мы в дневнике, ибо всегда любим установить, в какой
связи находится данная подробность по отношению к ее умозрительной среде.
Разумеется, шейка у Надежды Егоровны еще милее. Отсюда важный вывод: жизнь
милее (а значит лучше) живописи, ибо что такое живопись, поэзия, вообще
искусство в самом чистом своем виде? Это -- солнце пурпурное, опускающееся в
море лазурное; это -- "красивые" складки платья; это -- розовые тени,
которые пустой писатель тратит на иллюминовку своих глянцевитых глав; это --
гирлянды цветов, феи, фрины, фавны... Чем дальше, тем облачнее: сорная идея
растет. Роскошь женских форм на картине уже намекает на роскошь в
экономическом смысле. Понятие "фантазии" представляется Николаю Гавриловичу
в виде прозрачной, но пышногрудой Сильфиды, которая, без всякого корсета и
почти нагая, играя легким покрывалом, прилетает к поэтически поэтизирующему


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Принцесса и чудовище
Афанасьев Роман
Принцесса и чудовище


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека