Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

мной и начнут расстреливать, что называется, влет. Я уже висел на полностью
натянутой веревке, значительно выше пятого "этажа", откуда на меня
растерянно глядели Лусия и Эухения. К тому же меня начало вращать на
веревке, и, пока я пытался остановить эту закрутку, я уехал еще на пару
этажей вверх. Когда же появилась возможность раскачаться, я оказался прямо
напротив окна седьмого яруса, и до скоб я опять не дотянулся. Снизу
протарахтела первая очередь, но она меня, слава Богу, не зацепила, пули
свистнули мимо и вылетели из шахты куда-то в небеса. Все-таки попасть в
человека, который раскачивается на веревке, не так-то просто. Тем более что
меня дотянули уже до восьмого "этажа". Теперь стоило больше опасаться
верхних, чем нижних, поэтому я предпринял отчаянную попытку. Оттолкнувшись
ногой от стенки шахты, я мог исправить положение, и на сей раз мне даже
удалось цапнуть правой рукой скобу. Но в этот же момент сверху свалилась
какая-то тяжелая железяка и больно стукнула меня по запястью. Хорошо еще,
что не по пальцам, а то бы переломала их к чертовой матери. Руку я отдернул,
а железяка, оказавшаяся гранатой, благополучно долетела донизу и там
грохнула. Только теперь Я догадался поглядеть вниз и увидел, что там пара
человек валяется, а остальные юркнули в дверь. Их пуль я мог больше не
бояться, но в этот момент меня уже подтянули к блоку, через который была
продернута веревка, а затем две пары крепеньких ручонок выдернули меня из
шахты, как пробку из бутылки.
Судя по одежке, это были точно такие же мальчики, которых я нечаянно
подорвал. Я увидел их ненадолго, потому что глянул на солнце и тут же
зажмурился. При солнечном свете им легко было убедиться, что я не из ихнего
инкубатора, а кроме того, разглядеть, что я взял кое-что взаймы из чужого
инструмента. Каску с меня тут же сняли. Это могло быть прелюдией к мордобою,
а я стоял как дурак, ослепленный солнцем и пьяный от нормального воздуха.
Но бить меня не стали. Я сумел открыть глаза и увидел, что нахожусь на
небольшой полянке в джунглях, затянутой сверху маскировочной сетью, а передо
мной стоят два парня с поднятыми забралами. Физиономия одного из них мне
показалась знакомой... Очень знакомой, и видел я ее, похоже, совсем недавно.
Второго я точно ни разу не видал, но этот...
Я видел его не то вчера, не то позавчера, не то третьего дня - короче,
тогда, когда перед обедом у Эухении смотрел хайдийское TV и теньенте
Эсекьель Гонсалес демонстрировал фоторобот предполагаемого преступника -
убийцы дона Франсиско Хименеса. Огромный шрам на щеке со следами швов и
рубец на губе, под носом. Но и тогда увиденное по телевизору лицо казалось
знакомым... Где ж я это страшилище видел?
Но вспомнить я не успел, потому что парень, с серьезным видом наставивший
на меня автомат, успел припомнить раньше...
- Колька, что ли? - спросил он без каких-либо радостных улыбок, но вполне
по-русски.
И только тут я узнал его. Промелькнула давняя-давняя сценка из времен
моего, так называемого, "дембеля". Электричка, драка, вспыхнувшая из-за вот
этого самого шрама со швами, Толян, задевший меня кулачищем по уху, а затем
полетевший на пол от удара каблуком в подбородок, который, как утверждают
специалисты-каратисты, обычно в драках не проходит... А этого звали
Андрюхой. Фамилию его я так и не узнал тогда. Вот он, рубец на верхней губе
- моя пометка. Сам на удар налетел и собственным клыком губу порвал. Но
потом вроде ничего плохого я ему не делал. Если не считать того, что месяц
назад на подмосковной ферме убил не по злобе его дружка Толяна. Там, правда,
свидетелей не осталось. Кроме Тани, которая, как теперь выясняется, еще и
Кармела О'Брайен, и Вик Мэллори... Но она, я надеюсь, в Москве, надежно
упрятана в недрах Центра нетрадиционных методов обучения, и Чудо-юдо ее не
упустит.
- Здорово, Андрюха... - сказал я не очень уверенно. Второй мужик, судя по
всему, по-русски был не бум-бум. У него на роже отразилось беспокойство, и
он спросил у Андрюхи по-английски:
- Ты знаешь его?
- Yes, - ответил тот, и я понял, что языковая подготовка у братана явно
ни в дугу, ни в Красную Армию. Примерно так и с таким акцентом я сам говорил
после школы, где мне кое-как натянули в аттестат трояк по английскому. А вот
для второго английский был родным, можно не сомневаться. Правда, говорил он
как штатовец-южанин. Дик Браун похожую речь слышал, когда в Нью-Орлеане у
своей католической бабульки гостил.
Чем мне все это грозило? Хрен его знает! То, что я нынче не Колька
Коротков, а Дмитрий Сергеевич Баринов, Андрюха вроде бы знать не должен.
Если, конечно, их сюда прислали не именно за мной. Судя по тому, что язык
межнационального общения у этого подразделения английский, это вряд ли
спецназ ГРУ, хотя тамошним чувакам легко прикинуться кем угодно. Экипировка
у них разномастная. Шлемы, похоже, швейцарские, автомат у Андрюхи явно из
"калашного" ряда, но может быть китайского или чешского производства, под
патрон 7,62, камуфляжик смахивает на американский. "Мундир английский, погон
российский, табак японский..." Что за интербригада? Может, "G & К" все-таки?
А тогда кто те, что обороняются? Явно ведь и те, и другие не хайдийцы. Куда



только теньенте Гонсалес смотрит? Бегают, понимаешь, по острову вооруженные
люди, стреляют, взрывают... Прямо как в России, ей-Богу!
Тем временем штатовский корешок Андрюхи деловито и неторопливо снял с
меня все вооружение и броник, поглядел на изнанку жилетки и сказал Андрюхе:
- Это вещи Мартеля.
- Надо говорить шефу, - примерно так ответил землячок, не вдаваясь в
сложности американской мовы. Его следующую фразу: "Hands on head! Руки на
голову!" я мог бы понять и без перевода, но выполнил только после того, как
команда прозвучала по-русски. Андрюха должен был помнить, что я знаю
английский, но его товарищ мог этого не знать. До выяснения обстоятельств
лучше было прикинуться шлангом и дать возможность ребятам свободно общаться.
Теперь многое зависит от Андрюхиной памяти и догадливости его корешков.
Нью-орлеанец остался у шахты, а Андрюха, держа меня под прицелом, указал
направление на какую-то тропку.
- Что ты тут делаешь, зема? - поинтересовался я, когда мы отошли на
приличное расстояние от штатника.
- Трахаюсь помаленьку, - сообщил Андрюха без особой доверительности и,
само собой, простыми русскими словами.
Мне стало ясно, что землячок, видать, состоит при денежной работенке, а
потому вряд ли посмотрит сквозь пальцы, если я побегу. Самое обидное,
по-моему, погибнуть от руки русского за границей. Ради такого удовольствия
не стоило улетать за пять тысяч километров от дома.
Тропка шла вдоль хорошего отвесного обрыва. Внизу были камни и горная
речка - может быть, отсюда начиналась Рио-де-Санта-Исабель, превращавшаяся
ниже по течению в клоаку с бетонными берегами. Прыгать с обрыва я не стал бы
даже в том случае, если б желал покончить с собой. Шансов приземлиться
целехоньким не было, но и гарантии, что убьешься насмерть, - тоже.
Метров через сорок тропка вошла в бетонированную траншею, с фронта
замаскированную одернованным бруствером. Чтобы спуститься в траншею,
пришлось миновать небольшое пулеметное гнездо. Сомневаюсь, что без Андрюхи
меня пропустили бы свободно. Из гнезда приветливо выглядывал ствол пулемета
"М-60", а его хозяин предпочитал из скромности не маячить.
По траншее Андрюха пригнал меня в небольшой дот. Обрыв в этом месте
переходил в крутой, а затем во все более пологий склон. Его, по-видимому, и
должны были перекрывать траншея, дот и прочие укрепления. Склон был очищен
от кустов и деревьев, перегорожен спиралью Бруно и обычной колючкой. Может,
были и еще какие-то заграждения, но я их разглядеть не успел.
В доте сидели трое. Пулеметчик, наблюдавший за охраняемым склоном, был
обращен ко мне спиной. Еще один боец с замалеванной камуфляжной краской
рожей держал между колен бесшумный снайперский "винторез" и смотрел в
бинокль через амбразуру. Наконец, третий, держа под мышкой автомат,
поигрывал рацией. Она хрюкала, так как была поставлена на прием, но ничего
членораздельного не говорила. Судя по всему, он-то, этот третий, и был
шефом.
У него на морде тоже была камуфляжная краска, и выглядел он жутковато.
Куда страшнее, например, чем Андрюха со всеми своими шрамами. Но вот что
удивительно: этот мужик посмотрел на меня так, будто я получил от него
приказ к 18.00 взорвать то-то и то-то, но до сего времени не взорвал. То
есть впечатление было, будто он меня знает и изумлен только тем, что я
нахожусь здесь, а не в другом месте.
Я присмотрелся. Мужику было минимум за сорок, хотя на здоровьечко он не
жаловался и сцепиться с таким по делу я бы не хотел. Правда, он не смахивал
на закоренелого боевика и скорее всего на нынешнее дело вышел после
некоторого перерыва. И морда была довольно гладкая, и руки не очень
заскорузлые. Ежели его отмыть и переодеть, то уже через полчаса можно вести
на какое-нибудь элитарное сборище. Конечно, в камуфляжной раскраске его и
мама родная не узнала бы, но что-то знакомое в лице было. И тут впервые за
долгое время сработала РНС.
"Дик Браун", - представила мне мужика "руководящая и направляющая".
Я на секунду опешил, но очень быстро сообразил, что есть на земле еще
один человек, который помнит "Атлантическую премьеру" так же, как помню ее
я. Тот, кому в башку перешло "я" Брауна. Мне довелось только один раз
увидеть его фото, показанное "Главным камуфляжником". Тогда, в последние
минуты перед тем, как разделить два "я", одновременно пребывавших в моей
черепной коробке, бывший "серый кардинал" показал мне (точнее, "нам") две
фотографии. На одной из них был тот парень, что родился как Ричард Стенли
Браун, благополучно отвоевал во Вьетнаме, Анголе и Зимбабве (она же бывшая
Южная Родезия), а затем разбился при неудачном прыжке с передачей парашюта в
воздухе. Однако его "я", просуществовав 30 лет в угробившемся теле, было
накануне биологической смерти пересажено доктором Брайтом в мозг
двадцатилетнего Короткова и перекантовалось там еще один год. А вот второе
фото принадлежало мужику, натурального имени которого "мы", Коротков-Браун,
не знали. Сомневаюсь я, чтобы этот дядя хотя бы сейчас вспомнил об этом. Он
помнил себя как Брауна и чуть-чуть - как Короткова. Впрочем, может, и не
чуть-чуть. Во всяком случае, меня он узнал - это точно.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Панов Вадим - Ручной привод
Панов Вадим
Ручной привод


Свержин Владимир - Время наступает
Свержин Владимир
Время наступает


Майер Стефани - Сумерки
Майер Стефани
Сумерки


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека