Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

из других городов и, приглашая к телефону Нежинскую, подолгу говорил с
ней, Элефантов и то не заподозрил, что главного инженера интересуют не
достижения науки, а сама Мария.
Но однажды, возвращаясь на работу с обеденного перерыва, Элефантов
увидел за рулем проезжающей "Волги" Петра Васильевича Астахова. Рядом с
видом послушной школьницы сидела Мария Нежинская.
Тут он вспомнил, что в давнем разговоре об общих знакомых Мария проя-
вила хорошую осведомленность о служебных делах Астахова. Слишком хоро-
шую. Которой не могла располагать, если бы постоянно с ним не общалась.
И наконец понял: главный инженер крупного завода - слишком занятой
человек для того, чтобы из праздного любопытства ходить к ним и тратить
драгоценное время на беседы с Нежинской. Не говоря уже о катании ее на
автомобиле.
"Ай да Мария, - удивленно подумал Элефантов. - Правду говорят про ти-
хий омут! Сколько же это у них длится? Года три-четыре? Не меньше!"
Придя в институт, он спросил, где Нежинская - Мария Викторовна в обед
заканчивала расчеты, а сейчас пошла покушать. Потом собиралась ненадолго
забежать в библиотеку - посмотреть новые поступления.
Все понятно. Ай да Мария! Элефантов не испытывал ни ревности, ни ра-
зочарования - только удивление. Да еще некоторое удовлетворение от того,
что "просчитал" Астахова, в то время как тот ничего не подозревает о
его, Элефантова, отношениях с Марией.
Нежинская вернулась через полтора часа.
- Нашла в библиотеке что-нибудь интересное? - с понимающей улыбкой
спросил Элефантов.
- Ты знаешь, не успела зайти. Как-нибудь в другой раз.
Она заметила, что он видел ее в машине Астахова, но ответила совер-
шенно спокойно, без тени смущения, словно этот факт ни о чем не говорил.
У них все продолжалось по-прежнему: время от времени она соглашалась на
его уговоры, и они ходили "в гости". Каждый раз Элефантов спрашивал се-
бя: сколько знала Мария чужих полужилых или ненадолго оставленных хозяе-
вами квартир, сколько повидала продавленных, незастеленных диванов? Наи-
более вероятный ответ аттестовал бы ее как шлюху, но Нежинская совсем не
походила на женщин подобного сорта, к тому же Элефантову казалось, что,
уступая его настояниям, она делает над собой усилие и поступает нетипич-
но, вынужденно, вопреки своим принципам и убеждениям. Поэтому ни к како-
му определенному выводу он прийти так и не смог. Тем более что вскоре
пища для размышлений исчезла - Мария снова прервала с ним связь и больше
на уговоры не поддавалась.
- Это оправданно, если есть чувства, - объяснила она. - А если их
нет...
- Почему ты решила, что их нет?
- Видно невооруженным глазом. Ты равнодушен, холоден, никогда не го-
воришь комплиментов...
Возразить было нечего, она права на все сто процентов. Значит, как он
и предполагал, она, соглашаясь на близость, надеялась, что рано или
поздно в нем проснутся чувства... И когда убедилась, что этого не прои-
зойдет, оборвала тонкую, связывающую их ниточку. Винить можно было
только самого себя, хотя по некоторым, едва заметным изменениям в пове-
дении Марии Элефантов интуитивно чувствовал: что-то переменилось, в ее
жизни появился неведомый фактор, обусловивший разрыв в большей степени,
чем отсутствие любви, с которым она мирилась целых два года. Он даже
поставил вопросительный знак в июньском календаре, но вскоре забыл о
своих сомнениях - осталось только ощущение вины перед доверившейся ему
женщиной, надежды которой он так бессовестно обманул.
"Ну да ладно, - успокаивал он сам себя. - Все проходит, все забывает-
ся. Ничего страшного не произошло, обошлось без трагедий, сердечных ран
и душевных мук. И слава Богу".
Элефантов ошибался. Как нищий арабский рыбак, откупоривая заинтриго-
вавший его кувшин из желтой меди с печатью Сулеймана ибн Дауда на свин-
цовой пробке, не подозревал, к чему это приведет, так и он, бездумно, из
любопытства вступая в связь с Нежинской, не мог предположить, что выпус-
кает на свободу могущественного недоброго джинна, который через нес-
колько лет предъявит счет за проявленное легкомыслие. И потребует опла-
тить его сполна.

Глава одиннадцатая
СТАРИК
Биопотенциал у Старика оказался немногим выше обычного, но Элефантова
это не особенно огорчило. В последнее время работа отошла на задний
план, на первый же выдвинулись проблемы, ранее для него не существовав-
шие, в которых он мучительно пытался разобраться, путался, не получая
прямого, однозначного и ясного ответа, и оттого злился сам на себя.


Теперь он пытался сделать то, чего обычно не признавал: прибегнуть к
посторонней помощи и использовать уникальный жизненный опыт Старика в
качестве рабочего инструмента для решения задачи, оказавшейся не по зу-
бам ему самому.
Старик пошел навстречу: рассказывал, отвечал на вопросы, приводил
примеры. Они немного сошлись - побывали в гостях друг у друга, однажды
далеко за полночь пили водку, которую Элефантов не переносил, а Старик
употреблял как воду.
Элефантова удивляла монолитность личности Старика, исходившая от него
внутренняя сила и непоколебимая уверенность в себе, он остро ощущал:
именно этих качеств не хватает ему самому - и в глубине души надеялся,
что общение с новым знакомым поможет их почерпнуть. Но, передергиваясь
после пятой рюмки, от которой он при других обстоятельствах и в другой
компании, несомненно, отказался бы, Элефантов позволил себе понять, что
твердость характера и другие привлекательные личностные качества - штука
незаемная и, например. Старик не стал бы делать того, чего ему не хочет-
ся, чтобы не отстать от него, Элефантова, либо от кого-нибудь другого,
сколь бы уважаем и авторитетен ни был этот самый другой. Потому что Ста-
рик не ориентировался на других, не чувствовал зависимости от них и от-
того не старался им подыграть, не стремился понравиться, произвести бла-
гоприятное впечатление. Поддержку своим решениям и поступкам он находил
в себе самом. Склонный к образному мышлению, Элефантов, опьянев, предс-
тавил, что вместо позвоночника у Старика стальной стержень, откованный в
жестоком страшном горниле и имеющий форму трехгранного штыка. И тут же
почувствовал собственные гибкие позвонки, готовые в любой момент сло-
житься самым удобным образом.
Он был не прав, доходя до крайности в болезненном самоанализе. Он не
был трусом, подхалимом и приспособленцем, не кланялся начальству, не
угождал людям, от которых в какой-либо мере зависел, и твердостью позво-
ночника выгодно отличался от многих из тех, кто его окружал. Если бы он
хотел покоя, достаточно было оглянуться вокруг. Он, истязаясь вопросом о
своей состоятельности как личности, искал критериев высшей пробы и поэ-
тому проводил сравнение со Стариком, которое, естественно, успокоить не
могло, хотя и в Старике отыскивались крохотные человеческие слабости.
Некоторые странности поведения. Иногда он пропадал неизвестно куда,
появляясь так же внезапно, как исчез. Однажды Элефантов случайно встре-
тил его у привокзальной пивной в компании нетвердо стоящего на ногах та-
туированного субъекта и пока растерянно думал, следует ли подойти. Ста-
рик равнодушно повернулся спиной.
Были у него и свои болевые точки" которые Элефантов тоже нащупал слу-
чайно.
Из потертой планшетки вывалился пакет со старыми фотографиями. Пожел-
тевшая бумага, растрескавшийся глянец, на обороте чернильным карандашом
короткие пометки.
Группа немецких офицеров возле заляпанного грязью "Опель-Капитана".
Первый слева - Старик. Псков, 1942.
Трое обросших, изможденных, но весело улыбающихся парней в фуфайках,
с автоматами. Лес, 1942.
Печальный очкарик с впалыми щеками. Вася Симкин. Пог, в 1942.
Старик в польской форме, конфедератке, грудь в крестах. Радом, 1944.
А вот совсем другие снимки - портреты в три четверти, чуть нерезкие,
переснятые с официальных документов - кое-где в уголках просматривается
идущий полукругом готический шрифт печати. Одинаковые мундиры, похожие
лица - властность, высокомерие, презрение. Отто фон Клаймнихаль, Фриц
Гашке, Генрих фон Шмидт... И даты: 4 октября 42-го, 12 ноября 43-го, 3
января 44-го...
Последняя фотография того же формата, но отличная от других, коротко
стриженная симпатичная девушка, прямой взгляд, советская гимнастерка с
лейтенантскими погонами. Нерезкость, характерная для пересъемки, здесь
отсутствует, имени и фамилии на обороте нет, только цифры: 9.12.1944.
Старик заваривал чай на кухне, и Элефантов пошел к нему спросить,
действительно ли он снят с немцами или это переодетые разведчики, зачем
в его архиве хранятся портреты врагов, что за девушка запечатлена на
последней фотографии и что обозначают даты на каждом снимке.
Но он не успел даже рта раскрыть, как Старик почти выхватил фотогра-
фии, сунул их в пакет, пакет - в планшетку, до скрипа затянул ремешок и
запер ее в стол.
- Ничего не спрашивай - про это говорить мне нельзя, время не вышло.
Элефантов, конечно, поверил бы в такое объяснение, если бы у Старика
вдруг резко не изменилось настроение: он замкнулся, ушел в себя, а потом
неожиданно предложил выпить водку и вместо обещанного чая поставил на
стол литровую бутылку "Пшеничной".
Тут-то Элефантов, которому подобные перепады настроений были хорошо
известны, понял, что дело не в каких-то запретах, а в глубоко личных,
тщательно запрятанных причинах нежелания ворошить некоторые эпизоды сво-


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Прозоров Александр - Подводник
Прозоров Александр
Подводник


Прозоров Александр - Темный лорд
Прозоров Александр
Темный лорд


Шилова Юлия - Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!
Шилова Юлия
Откровения содержанки, или На новых русских не обижаюсь!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека