Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

зудел о количестве номеров, туалетов и постояльцев.
- Может, что-нибудь интересное припомните? - поинтересовалась я спустя
минут пятнадцать.
Олег Яковлевич развел руками:
- Ну ничего особенного и не было. Напьются командированные, подерутся...
окна пару раз били ...Еще иногда баба в мужской номер забредет, вроде
случайно... Вообще, мы по прежним временам обязаны были о таких
происшествиях начальству докладывать, да Адка к людям никогда не вязалась и
судьбы никому не портила. Подумаешь, потрахались втихаря, эка беда. Ну а
сейчас так и вообще всем все равно...
- При чем тут Ада Марковна?
- Так она директорствовала сколько лет, а потом на пенсию ушла и сидит
дежурной, семьи нет, времени полно, живет неподалеку...
- Неужели за все годы ничегошеньки не произошло?
- Нет, - пожал плечами Грибоедов, - тихо тут, как в могиле!
- А говорят, пожар приключился... Олег Яковлевич вздохнул.
- Было дело в семидесятом году. Ада Марковна перепугалась тогда до
полусмерти. Оно и понятно, совсем чуть проработала начальницей, и такой
форс-мажор!
- Из-за чего же он приключился? Грибоедов засмеялся:
- Обычное дело, из-за постояльцев, одни неприятности от них. На первом
этаже объявление огромное висит... "Товарищи, не пользуйтесь в номерах
электроприборами и не курите". Ладно сейчас - электрочайнички у людей, мы
глаза закрываем. А раньше - кипятильник простой. Сколько раз, бывало,
горничная прибегала, Маринка Зудина. Иди, Олег, глянь, съехал гость из
номера, а стол прожег!
Значит, поставил в стакане воду кипятить и забыл, мыться пошел либо спать
лег, и готово - нет полированной столешницы. А Маринка дрянь!
- Почему?
- А то она раньше не видела, что мебель попорчена! Небось постоялец дал
пятерку, она и "ослепла", а потом, как домой уехал, наша Зудина и причитает.
Правда, тогда, в семидесятом, номер капитально выгорел, двадцать шестой, на
втором этаже. Занавески, ковер, кровать, постельное белье... Хорошо еще, что
Ада не растерялась и пожарных сразу вызвала, быстро потушили, никуда не
перекинулось. Только была одна странность...
- Какая? - насторожилась я.
- Пустой он в тот день был, а ночью вспыхнул, он вообще у нас особый
номер.
- Почему?
- Ну, по прежним годам-то в гостинице никогда мест не было, а двадцать
шестой считался бронью. Для особых случаев держали, вдруг из начальства кто
прикатит. Правда...
Олег Яковлевич замолчал и потер лысину.
- Ну? - поторопила я его. Грибоедов вздохнул:
- Сейчас ведь и брони нет, и начальства из провинции, да и Адка не
директор!
- Не понимаю...
- Оклад у меня в семидесятом году ровно восемьдесят рублей капал, -
усмехнулся Грибоедов, - а зимние ботинки сто двадцать стоили, помните?
- Я родилась в шестьдесят втором...
- Действительно, - улыбнулся Олег Яковлевич, - уж простите старика. Ада
больше всех получала, целых сто пятьдесят целковых, только все равно на них
особо не разбежишься, а всего хочется! Дело молодое - ну, платье новое,
чулки, опять же туфли... Да и Маринка Зудина! Ей вообще в семидесятом только
двадцать восемь стукнуло, самый возраст, чтобы мужа искать, а на девку,
обносках кто же поглядит...
Я терпеливо ждала, пока он доберется до сути. Впрочем, ничего особенного
Грибоедов не рассказал. На официальном языке то, что проделывал персонал
гостиницы, называется "злоупотребление служебным положением".
Двадцать шестой номер, поджидавший командированное начальство и по
большей части стоявший пустым, сотрудники попросту сдавали людям, не имевшим
никакого отношения к рыбному хозяйству. Естественно, за хорошую плату, и,
конечно, не пускали никого с улицы. Только по рекомендации от знакомых. У
них даже сложилась определенная клиентура.
Был еще один источник дохода. Ну куда могли пойти в советские времена
любовники? В гостиницу без штампа в паспорте их бы не пустили.... Заниматься
сексом на квартире у него или у нее? А если там дети, свекровь или теща? И
вообще, может не вовремя прийти супруг... Ехать на природу? Хорошо, если
погода позволяет... Но в декабре на снегу под елкой холодно, а машину
советский человек, в отличие от американца, никогда не связывал с
постельными утехами...
Вот Ада Марковна и пускала в двадцать шестой номер бесприютных
прелюбодеев. Довольны были все, обслуживающему персоналу - Зудиной и
Грибоедову - капали денежки, но основную пенку снимала сама Ада, правда, она
и рисковала больше всех.


Но в памятный день 18 мая 1970 года двадцать шестой номер стоял пустой, и
теперь Олег Яковлевич запоздало удивлялся:
- И с чего бы ему гореть? Пожарные, правда бумагу прислали, будто
проводку замкнуло...
- Можно взглянуть на номер? Олег Яковлевич опять потер лысину.
- Можете, там сейчас нет никого, только зачем?
- Просто интересно, какие условия...
Завхоз взял ключи, провел меня в самый конец коридора и открыл дверь.
Небольшая комната, метров пятнадцать, может, чуть больше. Две кровати под
темно-красными стегаными покрывалами, между ними тумбочка, в изголовье висят
бра. Встроенный шкаф, пара кресел и небольшой столик, на котором возвышаются
графин и пустая ваза.
- А там что? - поинтересовалась я, указывая на небольшую дверцу.
Олег Яковлевич толкнул ее - туалет и душ.
- Надо же, - удивилась я, - а Петр, ваш директор, говорил, вроде комнаты
тут на троих-четверых и удобства в конце коридора.
- Правильно, - ответил завхоз, - только двадцать шестой - дело особое,
люкс, для начальства делали. Впрочем, он и сейчас дороже стоит.
- Даже балкон есть!
- Нет, - улыбнулся Олег Яковлевич, - это пожарный выход.
Я подошла к двери и выглянула на улицу. Прямо от двери начиналась
железная лестница, ведущая на землю. , - Страшно как по ней выходить!
- Так раньше строили, кстати, очень разумно, иногда люди погибали от
пожара потому, что огонь сжирает лестничный пролет.
- У вас тогда никто не погиб?
- Слава богу, нет, говорю же - номер пустой стоял.
- Вот небось перепугались!
- Меня не было, после полуночи полыхнуло. Маринка ночной дежурной
подрабатывала, вот она, конечно, чуть с испугу не померла, правда,
догадалась Аду вызвать, а та уж пожарным позвонила!
Уходя из гостиницы, я притормозила у стойки. Ада Марковна делано
улыбнулась.
- Когда материал выйдет, уж пришлите журнальчик!
- Всенепременно, только вот я не могу в одной неувязочке разобраться.
- Да?
- Помнится, вы в кабинете у Петра сказали, будто пожар полыхал в двадцать
седьмом номере, и вы в тот год еще здесь не работали?
- Правильно, именно так.
- Олег Яковлевич утверждает, будто инцидент произошел в двадцать шестом,
а вы уже были директором...
Ада Марковна вздернула вверх слишком черные брови:
- Он путает!
- Вы же сами рассказывали о его феноменальной памяти!
- Значит, она его подвела. Полыхнуло тут в шестьдесят восьмом или
девятом, а меня поставили начальствовать в семидесятом, номер точно помню -
двадцать седьмой, еще пришлось туда занавески покупать. Да и ничего не было
особенного, зря вы так за эту историю уцепились! В двадцать седьмом жили
тогда трое мужчин из Владивостока, выпили крепко, закурили, обычное дело,
ничего странного, потом ремонт сделали быстренько. А Олег Яковлевич путает
по простой причине. Когда двадцать седьмой в порядок приводили, решили и
двадцать шестой подновить, люкс, вот он и перепутал. Там тоже потолки
белили, обои переклеивали, а заодно и мебель поменяли. В двадцать шестом
никого тогда не было...
Я вышла на улицу и побрела через парк к метро. Интересно, почему это Ада
Марковна столь упорно отрицает факт своего присутствия на пожаре? И что за
чепуха с номерами? Ну какая разница, что горело? Двадцать шестой или
двадцать седьмой. Еще можно было бы ее понять, показывай календарь семьдесят
второй год. Но сейчас? Ох, сдается, неспроста нервничает бывшая
директриса... Надо поподробней разузнать о пожаре, только где?

Глава 21
Ответ на вопрос пришел тогда, когда я около шести вечера, догладив
последнюю Кирюшкину рубашку, сладко потянулась и отставила утюг в сторону.
Марина Зудина, горничная, столь удачно выскочившая замуж, - вот кто небось в
курсе всего. Но где узнать ее координаты? В "Мосгорсправке"? Но отчества-то
я не знаю, а имя и фамилия у бабы самые обычные... Впрочем! Подпрыгнув от
радости, я полетела в кабинет, вытащила справочник "Вся Москва" и принялась
искать кафе "Розовая цапля". Но ничего похожего на злачное место с таким
названием не было. "Розовый фламинго" был и "Веселая цапля" тоже, но это
явно не то. Что ж, попробуем по-другому.
Я раскрыла раздел "Гостиницы" и попыталась найти "Катерину" - и вновь
вытащила пустую фишку. Оказывается, в последнее время в столице
пооткрывалась куча отелей, наверное, маленьких и уютных. Многие из них
носили собственные имена - "Лиза", "Макс" и даже "Вирджиния", но ничего


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Женские игры, или Мое бурное прошлое
Шилова Юлия
Женские игры, или Мое бурное прошлое


Плотников Александр - Коридор
Плотников Александр
Коридор


Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека