Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Сейчас меня и расстреляют?
Лейтенант резко повторил:
- Я не варвар. Тебя будут судить... по всем правилам.
- За что?
- За измену.
- Значит, надо проделать весь обратный путь?
- Да. Если не попытаешься бежать. - Он держал руку на кобуре, чтобы
священник и шагу не сделал. Он сказал: - Честное слово, я где-то тебя...
- Ну, как же, - сказал священник. - Мы два раза встречались. Когда
брали заложника в нашей деревне, вы еще спросили мою дочь: "Кто это?" Она
ответила: "Отец", и меня отпустили. - Горный кряж вдруг исчез из виду,
будто им плеснули водой в лицо.
- Скорее, - крикнул лейтенант. - Сюда, в хижину. - И приказал одному из
полицейских: - Принеси какие-нибудь ящики, чтоб было на что сесть.
Спасаясь от обрушившегося на них ливня, они вдвоем вошли к мертвецу.
Солдат, весь промокший, внес в хижину два упаковочных ящика.
- Свечку, - сказал лейтенант. Он сел и вынул револьвер из кобуры. Он
сказал: - Садись вон туда, подальше от двери, чтобы мне было видно тебя. -
Солдат зажег свечу и, накапав воску на утоптанный земляной пол, приладил
ее там, и священник сел на ящик рядом с американцем. Пытаясь достать нож,
американец изогнулся и теперь лежал так, будто хотел дотянуться до своего
собеседника и сказать ему что-то по секрету. Они были одного поля ягоды:
оба грязные, небритые; лейтенант будто принадлежал совсем к иной породе.
Он презрительно проговорил: - Так у тебя есть ребенок?
- Да, - сказал священник.
- У тебя - у священника?
- Вы не думайте, что все мы такие. - Он посмотрел на блестящие
пуговицы, в которых отражался огонек свечи. Он сказал: - Есть хорошие
священники, есть плохие. И я плохой.
- Тогда, может, мы окажем услугу твоей Церкви...
- Да.
Лейтенант быстро взглянул на него, точно заподозрив в этом ответе
насмешку. Он сказал:
- Ты говорил, два раза. Будто я видел тебя дважды.
- Да, я сидел в тюрьме. И вы дали мне денег.
- Помню. - Он воскликнул с яростью: - Какое чудовищное издевательство!
Держать тебя в руках и выпустить! Да пока мы гоняемся за тобой, у нас
погибло двое солдат. Они были бы живы по сей день... - Свеча зашипела под
каплями, падающими сквозь крышу. - Этот американец не стоил нам жизней
двух солдат. Он ничего особенно плохого не сделал.
Дождь лил и лил. Они сидели молча. И вдруг лейтенант сказал:
- Вынь руку из кармана.
- Я ищу карты. Это поможет нам провести время.
- Я в карты не играю, - отрезал лейтенант.
- Нет, нет. Не играть. Просто мне хочется показать вам два-три фокуса.
- Показывай. Раз хочется.
Мистер Лер подарил ему свою старую колоду. Священник сказал:
- Вот видите - три карты. Туз, король и валет. Теперь, - он разложил их
на полу веером, - угадайте, какая из них туз.
- Вот эта, конечно, - ворчливо, не выказывая никакого интереса, ответил
лейтенант.
- Ошибаетесь, - сказал священник, открыв карту. - Это валет.
Лейтенант презрительно проговорил:
- Шулерские фокусы или детские.
- А вот еще один, - сказал священник. - Называется "Улетай, валет". Я
делю карты на три кучки - вот так. Беру валета червей и кладу его в
среднюю кучку - вот так. Теперь я стучу по всем трем. - Он просветлел
лицом: давно у него не было карт в руках. Он забыл и грозу, и мертвеца, и
упрямое, враждебное лицо человека, сидевшего напротив. - Говорю: "Улетай,
валет!" - Он снял половину левой кучки и показал валета. - И вот вам,
пожалуйста.
- В колоде два валета, только и всего.
- А вы проверьте.
Лейтенант нехотя наклонился и проверил среднюю кучку. Он сказал:
- Индейцам ты, наверно, говоришь, что это чудо Господне.
- Зачем же? - Священник усмехнулся. - Индеец меня и научил этому
фокусу. Он был самый богатый человек в поселке. И неудивительно - такой
ловкач. Нет, я показывал эти фокусы на всех приходских увеселениях,
которые мы устраивали для членов церковных обществ.
По лицу лейтенанта пробежала гримаса физического отвращения. Он сказал:
- Помню я эти общества.
- С детских лет?
- У меня хватило ума понять...
- Что?
- ...все ваши надувательства. - Он вышел из себя и схватился за



револьвер, будто решив, что лучше уничтожить эту гадину сейчас, не сходя с
места, навсегда. - Какое ханжество, какое притворство! Продай все и раздай
бедным - этому вы учили? Но сеньора такая-то, жена аптекаря, говорит, что
вот та семья не заслуживает помощи, а сеньор такой-то сякой-то или еще
какой-нибудь говорит, что, если они голодают, поделом им, социалистам, а
священник - ты - примечает, кто исполнил свой долг на пасху и внес
пасхальные пожертвования. - Его голос перешел в крик; в хижину заглянул
испуганный полицейский и тут же исчез в потоках дождя. - Церковь бедная,
священник бедный, значит, продай все и отдай Церкви.
Священник сказал:
- Как вы правы! - И тут же добавил: - Правы и, конечно, неправы.
- Как же так? - яростно спросил лейтенант. - Я прав? Ты даже не
потрудишься защитить свою...
- Когда вы дали мне денег в тюрьме, я сразу почувствовал: вы хороший
человек.
Лейтенант сказал:
- Я слушаю твои разглагольствования только потому, что тебе не на что
надеяться. Не на что тебе надеяться. Что бы ты ни говорил, это ничему не
поможет.
- Да.
Он не хотел раздражать полицейского офицера, но за последние восемь лет
ему почти ни с кем не приходилось говорить, кроме крестьян да индейцев. И
что-то в его тоне приводило лейтенанта в ярость. Он сказал:
- Ты опасен. Вот почему мы таких уничтожаем. Лично против тебя я ничего
не имею.
- Конечно нет. Вы против Бога. Таких, как я, вы каждый день сажаете в
тюрьму... а потом даете им деньги.
- Нет, с вымыслами я не воюю.
- А со мной разве стоит воевать? Вы сами сказали - лгун, пьяница. Вот
тот человек больше заслужил вашу пулю.
- Дело не в тебе, а в твоих идеях. - Лейтенант слегка вспотел в душном,
парном воздухе. Он сказал: - Вы народ хитрый. Вспомни лучше, что ты сделал
в Мексике для нас? Запретил ли хоть раз помещику избивать пеонов? Да,
знаю, знаю, в исповедальне, может, и увещевал его, но твой долг тотчас же
забыть об этом. Выходишь из церкви и садишься с ним за обеденный стол, и
твой долг обязывает тебя не знать, что он убил крестьянина. И с этим
покончено. Он оставил свои грехи в исповедальне.
- Продолжайте, продолжайте, - сказал священник. Он сидел на ящике,
сложив руки на коленях и опустив голову; как он ни старался, ему трудно
было сосредоточиться на том, что говорил лейтенант. Он думал: до столицы
сорок восемь часов. Сегодня воскресенье. В среду я, может, буду уже мертв.
Он чувствовал себя предателем, потому что страшился боли от пуль больше
того, что ждет его дальше.
- У нас тоже есть идеи, - говорил лейтенант. - Довольно платить за
молитвы, довольно давать деньги на строительство зданий, где возносят
молитвы. Вместо этого мы обеспечим людей пропитанием, научим их читать,
дадим им книги. Мы позаботимся о том, чтобы они не страдали.
- А если они хотят страдать?
- Человек, может, захочет изнасиловать женщину. Что ж, пусть насилует,
раз ему хочется? Страдать нельзя.
- А вы страдаете непрестанно, - отметил священник, глядя на угрюмое
индейское лицо за огоньком свечи. Он сказал: - Мысль, конечно, прекрасная.
Хефе тоже так считает?
- Дурные люди есть и среди нас.
- А что будет потом? Потом, когда все насытятся и будут читать
правильные книги - те, что вы разрешите им читать?
- Ничего. Смерть - непреложный факт. Мы не пытаемся изменить факты.
- У нас с вами много общего, - сказал священник, машинально раскладывая
карты. - Мы тоже верим фактам и не пытаемся изменить их. А они таковы: все
в мире несчастливы, независимо от того, богат человек или беден, разве
только он святой, а святых не так уж много. Стоит ли бояться ничтожной
боли? У вас и у меня есть одно общее убеждение - через сто лет нас не
будет в живых. - Он хотел стасовать, но согнул карты - руки его не
слушались.
- А ты все-таки побаиваешься ничтожной боли, - ядовито сказал
лейтенант, глядя на его пальцы.
- Но ведь я не святой, - сказал священник. - И даже храбростью не
отличаюсь. - Он тревожно поднял голову: тучи уходили, свечка была уже не
нужна. Скоро небо совсем расчистится и можно будет начинать долгий путь
назад. Ему хотелось говорить и говорить, чтобы хоть на несколько минут
оттянуть отъезд. Он сказал: - Есть между нами еще одно различие.
Стремиться к вашей цели должны только хорошие люди. В вашей партии они
будут не всегда. Вот и вернутся голодная жизнь, побои и корыстолюбие. А
то, что я трус и прочее, - это не так уж важно. Все равно я могу причащать
и отпускать грехи. Это останется за нами, даже если все священники будут


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Будни негодяев
Корнев Павел
Будни негодяев


Афанасьев Роман - Лунные игры
Афанасьев Роман
Лунные игры


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека