Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

островного наречия.
Настал день экзаменов. Страшный день! К нему готовились с особой
тщательностью, одевались молча и быстро - ничего воздушного и
развевающегося, никакой белой кисеи, никаких голубых лент - костюм должен
быть строгим, закрытым, из плотной материи. На мою долю в этот день выпали,
как мне казалось, особые трудности - из всех учительниц именно на мои плечи
легло самое тяжелое бремя, самое мучительное испытание. Остальным не
предстояло вести экзамены по предметам, которые они преподавали, ибо эту
обязанность взял на себя профессор литературы, мосье Поль. Он, этот
диктатор, твердой рукой направлял движение нашей школьной колесницы и с
гневом отвергал помощь со стороны коллег. Даже сама мадам, явно желавшая
лично провести экзамен по своему любимому предмету - географии, - которому
искусно обучала, вынуждена была уступить своему деспотичному родичу и
подчиниться его указаниям. Он отстранил всех учителей, как мужчин, так и
женщин, и одиноко возвышался на экзаменаторском троне. Его раздражало, что
придется сделать одно исключение: он не мог справиться с экзаменом по
английскому языку и должен был передать эту отрасль знаний в руки
англичанки, что он и сделал, но не без чувства забавной ревности.
Непрерывная борьба против самолюбия, которую он вел со всеми, кроме
самого себя, была прихотью этого толкового, но вспыльчивого и честолюбивого
коротышки. Ему очень нравилось покрасоваться перед публикой, но подобные
склонности у других вызывали в нем крайнее отвращение. Когда можно было, он
старался подавить и заглушить их у окружающих, когда же это ему не
удавалось, он клокотал, как кипящий чайник.
Вечером, накануне экзаменов, я, как и все учителя и пансионерки,
прогуливалась по саду. Мосье Эманюель присоединился ко мне в "allee
defendue"*: сигара в зубах, бесформенный, как обычно, сюртук, темный и
несколько устрашающий, кисть фески отбрасывает мрачную тень на левый висок,
черные усы топорщатся, как у разъяренной кошки, блеск голубых глаз
затуманен.
______________
* Запретной аллее (фр.).
- Ainsi, - отрывисто произнес он, остановившись передо мной и лишив
меня возможности двигаться дальше, - vous allez troner comme une reine
demain - troner a mes cotes? Sans doute vous savourez d'avance les delices
de l'autorite. Je crois voir un je ne sais quoi de rayonnant, petite
ambitieuse!*
______________
* Итак, вы намерены воссесть завтра на королевский престол рядом со
мной? Не сомневаюсь, что вы заранее упиваетесь предстоящей властью. Я
насквозь вас вижу, честолюбица вы эдакая! (фр.)
Однако он глубоко ошибался. Восторги или похвалы со стороны завтрашних
зрителей не могли волновать меня (и в самом деле не волновали) в той же
мере, что его. Не знаю, как все обернулось бы, если бы среди зрителей у меня
было столько друзей и знакомых, сколько у него, но тогда дело обстояло
именно так. Меня мало привлекала слава в границах школы. Меня удивляло и
продолжает удивлять, почему ему казалось, что эта слава греет и сверкает.
Он, по-видимому, слишком сильно тянулся к ней, а я, пожалуй, слишком слабо.
Впрочем, у меня тоже были свои прихоти. Мне нравилось наблюдать, как мосье
Эманюелем овладевает зависть - она как бы будоражила его жизненные силы и
поднимала дух, она отбрасывала причудливые блики и тени на его сумрачное
лицо и голубовато-фиалковые глаза (он обычно говорил, что черные волосы и
голубые глаза "une de ses beautes"*). Что-то привлекательное таилось и в его
гневе - непосредственном, искреннем, совершенно безрассудном, но не
лицемерном. Я не стала выказывать обиду за то, что он приписал мне подобное
самодовольство, а всего лишь спросила, когда будет экзамен по английскому
языку - в начале или в конце дня.
______________
* Здесь: украшают его (фр.).
- Я как раз думаю, - ответил он, - устроить ли его в начале, когда
придут еще немногие и мало кто сможет удовлетворить ваше тщеславие, или
провести его в конце дня, когда все устанут и будут не в состоянии уделить
вам должное внимание.
- Que vous etes dur, Monsieur!* - ответила я, приняв горестный вид.
______________
* Как резко вы говорите, мосье! (фр.)
- А с вами иначе нельзя. Вы из тех, кого нужно смирять. Знаю я вас,
знаю! Другие, когда видят, как вы проходите мимо, думают, что промелькнула
бесплотная тень, но я всего один раз внимательно рассмотрел ваше лицо, и
этого было достаточно.
- Вы довольны, что раскусили меня?


Он уклонился от прямого ответа и продолжал:
- Разве вы не радовались своему успеху в этом водевиле? Я наблюдал за
вами и уловил у вас на лице неутолимую жажду триумфа. Какой огонь засверкал
у вас в глазах! Не просто огонь, а пламя - je me tiens pour averti*.
______________
* С вами надо поосторожней (фр.).
- Чувство, владевшее мною в тот вечер, размеры и силу которого -
простите меня, сударь, но я не могу смолчать - вы чрезвычайно
преувеличиваете, носило чисто отвлеченный характер. Водевиль был мне
совершенно безразличен. Более того, мне была крайне неприятна моя роль в
спектакле, и я не испытывала ни малейшего расположения к сидевшей в зале
публике. Наверное, это хорошие люди, но я-то никого из них не знаю. Какой
интерес составляют они для меня? Зачем мне завтра вновь появляться перед
ними? Ведь этот экзамен для меня не что иное, как тягостная обязанность, от
которой мне хочется поскорее избавиться.
- Хотите, я освобожу вас от нее?
- С радостью, если только вы не боитесь неудачи.
- Но я непременно потерплю неудачу, ведь я знаю по-английски всего три
фразы и несколько отдельных слов - например, сонсе, люна, звиозды, est-ce
bien dit?* По-моему, лучше всего было бы вообще отказаться от экзамена по
английскому языку, а как вы думаете?
______________
* Ну как, хорошее у меня произношение? (фр.)
- Если мадам не будет возражать, то я согласна.
Он молчал, куря сигару. Потом внезапно повернулся ко мне со словами
"Donnez-moi la main"*, и тут же досада и зависть исчезли у него с лица, и
оно осветилось безграничной добротой.
______________
* Дайте мне вашу руку (фр.).
- Мы больше не соперники, а друзья! - провозгласил он. - Экзамен
непременно состоится, и, вместо того чтобы досаждать и мешать вам, - к чему
я минут десять тому назад был склонен, потому что пребывал в дурном
расположении духа, а это случается со мной с самого детства, - я всеми
силами буду помогать вам. Ведь вы здесь чужая, вы одиноки и должны при этом
проложить себе дорогу в жизни и обеспечить свое существование, поэтому было
бы совсем неплохо, чтобы вас получше узнали. Итак, мы будем друзьями! Вы
согласны?
- Я была бы счастлива, мосье. Мне гораздо важнее иметь друга, чем
добиться триумфа.
- Pauvrette!* - произнес он и ушел.
______________
* Бедняжка! (фр.)
Экзамен прошел успешно, мосье Поль сдержал слово и сделал все, чтобы
мне было легче исполнить мой долг. На следующий день раздавали награды, это
тоже прошло благополучно; школьный год завершился, ученицы разъехались по
домам - начались долгие осенние каникулы.
Ох, уж эти каникулы! Забуду ли я их когда-нибудь? Думаю, что нет. Мадам
Бек в первый же день уехала на побережье, где уже находились ее дети; у всех
трех учительниц были родители или друзья, к которым они и отправились;
учителя-мужчины тоже устремились прочь из города - одни поехали в Париж,
другие в Бумарин; мосье Поль направился в Рим. В доме остались только я,
одна прислуга и несчастная слабоумная девочка, которую мачеха, жившая где-то
в далекой провинции, не желала брать на каникулы домой.
Сердце словно остановилось у меня в груди, мною овладела глубокая
тоска. Как медленно тянулись сентябрьские дни, какими они были грустными и
безжизненными! Каким огромным и пустым казался этот дом! Каким мрачным и
заброшенным выглядел сад, покрытый пылью ушедшего городского лета. Я плохо
представляла себе, как проживу предстоящие два месяца. Грусть и печаль
поселились во мне еще задолго до начала каникул, а теперь, когда я оказалась
свободной от работы, настроение мое стало стремительно ухудшаться. Наверное,
будущее не сулило надежды, не обещало покоя, не склоняло меня к тому, чтобы
ради предстоящего благоденствия сносить сегодняшнее зло. Меня часто
одолевало грустное безразличие к жизни, когда я теряла веру, что со временем
достигну той цели, к которой стремится всякий человек. Увы! Теперь,
располагая достаточным досугом, чтобы всмотреться в жизнь так, как это
следует делать людям в моем положении, я обнаружила, что нахожусь среди
бескрайней пустыни, где нет ни песчаных холмов, ни зеленых полей, ни пальмы,
ни оазиса. Мне не были ведомы надежды, которые питают и увлекают юных, и я
не смела даже помышлять о них. Если временами они стучались ко мне в сердце,
я воздвигала перед ними непреодолимые препятствия. Когда же они, отвергнутые
мною, отступали, я нередко заливалась горькими слезами, но иначе поступить


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Флинт Эрик - Удар судьбы
Флинт Эрик
Удар судьбы


Злотников Роман - Пощады не будет
Злотников Роман
Пощады не будет


Шилова Юлия - Мадам одиночка, или Укротительница мужчин
Шилова Юлия
Мадам одиночка, или Укротительница мужчин


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека