Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

по себе планирование, если цель поставлена... гм... грандиозное...
необходим будет глобальный всемирный сбор данных в масштабах Гаргантюа".
В субтитрах появилось определение: В МАСШТАБАХ ГАРГАНТЮА [персонаж
романа-гротеска Франсуа Рабле (1494-1553) "Гаргантюа и Пантагрюэль"].
Добровски улыбался, открывая зубы, окрашенные соком бетеля.
"Потребуются субгоды на изучение всех данных. Необходимо внимательно
проанализировать все последующие воздействия на земные экосистемы. Нам не
нужны экологические катастрофы, подобные преступно совершенным в древние
времена. И мы... гм... должны убедиться, не оставив и тени сомнений, что
массовый переход от вертикальной системы жизни, как мы говорим, к
горизонтальной не погубит достижения нескольких минувших обтысячелетий.
Таким образом, обладающим, без сомнения, гражданским сознанием, но
введенным в заблуждение людям, настойчиво требующим возврата к системе
древних, необходимо аргументирование объяснить, какой совершенно
неизбежный урон и вред повлечет за собой это изменение. Они..."
Ататюрк угрожающе размахивая своим тычком: "Благодарю вас за
предупреждение".
И крупным планом - в камеру: "Это был Гражданин Добровски,
заместитель руководителя Бюро экосистем Вторника. Ясно, что он против
возврата системы, предшествовавшей Новой Эре".
Добровски громко: "Я этого не говорил. Я только..."
Ататюрк: "Потом, Гражданин Добровски. Вас обязательно выслушают.
Гражданка Мюллер. Как важное лицо во Всеобщем инженерном департаменте..."
Мюллер: "Я возглавляю департамент".
Ататюрк улыбаясь: "Что и делает вас очень важным лицом. Как
руководитель комплексного и чрезвычайно влиятельного департамента
полностью ли вы осознаете огромную значимость слома системы, которая
достаточно устойчиво существовала ряд обтысячелетий? Не хотите ли вы
сделать несколько предварительных замечаний?"
Мюллер: "Более чем несколько. К этой теме нельзя подходить
поверхностно. Я изучала проблемы, то бишь сложнейшие вопросы... Не хватало
времени добраться до тысяч более мелких вопросов и деталей... они-то
зачастую открывают, что более крупные проблемы неразрешимы и вынуждают нас
использовать иные методы их реализации, я имею в виду - больших
проблем..."
Ататюрк, направляя на Мюллер свой тычок: "Ваше мнение в данный
момент? Понятно, что вы можете пересмотреть его в свете будущей
информации".
Ататюрк, снова заняв объектив камеры: "ИНТЕРИМ предлагает только
мнения. Программа не представляет официальных политических заявлений.
Комментарии официальных лиц в течение этой программы никак не обязывают
отождествлять их с учреждениями, которые они представляют".
Мюллер: "Я согласна с моим уважаемым коллегой. Гражданином Добровски.
Масштабы задачи потрясают. Вопрос все-таки в возможности или
невозможности. Если невозможно и остается определить..."
Ататюрк: "Но девиз вашего департамента - НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО".
Мюллер: "Да, правильно, ух! Не полный собачий бред. Я определенно не
желала бы относить эти бранные слова к успешным и всегда достижимым целям
департамента. Но давайте-ка посмотрим: НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО касаемо только
возможного. Вы же не попросите, например, департамент сдвинуть Землю с ее
орбиты. Или сгладить Гималаи, хотя это в пределах возможностей, но было бы
невообразимо дорого. Вы понимаете меня?"
Ататюрк: "Да. Но я полагаю, что никакое собачье дерьмо не отражает
уважения к вашему девизу. Вы говорите мне, что ваш департамент в сочетании
с усилиями коллег не в состоянии решить требования, как выразился
Гражданин Добровски, перехода от вертикальной системы жизни к
горизонтальной?"
Мюллер: "Я такого не говорила. Я просто..."
Ататюрк: "Вы сказали именно так".
Мюллер, поднимаясь со стула и свирепея: "Я не говорила! Что я
сказала..."
Ататюрк, слегка втыкая в гостью художественное орудие: "Ну, ну. Не
распаляйтесь. Сохраняйте спокойствие. Будем логичными. Придерживайтесь
фактов. Вы государственная служащая, вам не к лицу проявлять неуважение к
системе и выглядеть самонадеянной".
Мюллер уселась обратно, сжимая кулаки. Лицо ее сделалось красным. "Я
не самонадеянная, а вы отошли от темы. Вы..."
Ататюрк: "Наоборот, вы сбились с нее. Пытаетесь все запутать и
напустить туману, сбить нас с толку".
Мюллер сартикулировала что-то явно непроизносимое. У знакомого
пациента, Петра Абдуллы, Кэрд спросил:
- Что она сказал? Это по-русски?
Абдулла засмеялся.
- Е... твою мать. - Потом повторил ругательство по-английски. -
Старая русская брань! Я не слышал ее много лет!


Осушая до капли свой стакан "дикого турка", Бриони Лодж заметила:
- Трудно поверить, что все это отрепетировано. Чиновники знают, какую
роль они играют. Правительство не разрешило бы участвовать в передаче
никому, кто запросто лезет на стенку. Все это спектакль с целью протащить
государственную пропаганду и дурачить при этом зрителей, чтобы она им не
наскучила.
Дверь в комнату открылась и вошел, сияя лучезарной улыбкой, один из
гостей. В руках он держал коробку, в которой перекатывались бутылки.
- Эй! Все! Я ухитрился добыть еще выпивки! Я приобрел разных друзей,
они одолжили мне это. Я в долгу у них. Ничего! У меня хватит срока
расплатиться. Но какого черта?!
Несмотря на возникшее вавилонское столпотворение, Кэрд продолжал
смотреть ИНТЕРИМ. Тбилиси, первый секретарь Департамента транспортного
планирования, утверждал, что опросы, проведенные среди тридцати четырех
процентов населения, показали: семьдесят девять процентов опрошенных
против отмены существующей системы. Ататюрк оспаривала эти результаты. Она
заявляла, что проводившие опрос контактировали только с теми гражданами,
биографии которых свидетельствовали об их консервативности. А значит, все
эти опрошенные будут заведомо противиться радикальным изменениям. Тбилиси
же отрицал это, заявляя, что опрос проводился на основе произвольной
компьютерной выборки. Ататюрк засмеялась и сказала, что Тбилиси вполне
застуживает отведать ее тычка. Ее, Ататюрк, персонал выполнил произвольную
проверку двадцати трех тысяч тех самых опрошенных. Компьютер сообщил, что
все они придерживаются консервативных взглядов. Без сомнения, выборочная
проверка выявила бы некоторое число граждан менее традиционных взглядов.
Тбилиси ответят, что он с возмущением услышал сказанное и убежденно
не верит в правоту Ататюрк. Однако он уведомит директора Центра информации
об опросах и голосованиях о выдвинутом обвинении. Сведения перепроверят и
сообщение будет сделано в надлежащее время. "_Н_а_д_л_е_ж_а_щ_е_е_ время,
- сказала Бриони. Она вернулась в кресло с джином в стакане, - что
означает: если публика забудет, никакого сообщения не последует".
После нескольких неуместных и грубых шуток программа вернулась к
теме. В резюме высокие лица предложили несколько подходов. В итоге все
сошлись на том, что система Новой Эры должна оставаться. Просто невозможно
ее разрушить. По крайней мере не ранее, чем удастся избавиться от
регулируемого деторождения, как высказалась Ататюрк. Затем придут нужные
для строительства новые люди грядущих поколений. Ататюрк согласилась, что
потребуется очень долгий период. Возникнут другие проблемы. С учетом всех
этих препятствий как можно осуществить такие перемены?
- С меня хватит, - отрезал Кэрд. Он встал и протянул руку Бриони. -
Как вы?
- Я давно уже на другой волне.


29
Последовавшие десять дней показали ему, что его новая личность
развила в себе заметное чувство сострадания. Оно явилось откуда-то из
глубин, словно Левиафан, великодушный Моби Дик [Белый Кит - персонаж
романа американского писателя Германа Мелвилла (1819-1891) "Моби Дик"], и
проглотило его.
При виде несчастного человека он делал все возможное для его
утешения. Он тревожился о нем, пока не чувствовал, что бедняга, как он
выражался, более не погружен в болото уныния. Он творил добро изо всех
сил. Долгие часы проводил в беседах с одинокими людьми, а было их поболее,
чем удавалась ему объять. И гэнки попадали в круг его внимания. Больше
того - он тянулся к ним. Что бы ни думали о них узники, гэнки были людьми
и слишком часто - одинокими и несчастными. Он говорил и шутил с ними и
даже оказывал им небольшие услуги. Ему известно было, что отдельные гэнки
и многие больные считали потому его ослом-сосунком.
Однажды во время сеанса лечения доктор Брашино объявила:
- Вы решительно обретаете характер. Некоторые здесь уже обращаются к
вам Сен-Джеф. Другие... гм... Сен-Зануда.
- Всегда найдутся злобные или, скажем, непонимающие, - откликнулся
он.
Она кивнула.
- Откровенно говоря, я озадачена. С одной стороны, вы - находка для
психиатра, с другой - полная фрустрация.
- Я и сам не могу постичь этого. Но я ведь не должен поступать так
или по-другому, чтобы _б_ы_т_ь_ таким или иным. Жизнь - вот, что важно.
Поступки. Действия. Философия стремительности!
- Пока то, что вы делаете, во добро вам и другим. Но вы излишне
активны. Вы потеряли в весе.
- Стараюсь сохранять умеренность в еде. И мне это удается.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Цена за ее свободу, или Во имя денег
Шилова Юлия
Цена за ее свободу, или Во имя денег


Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


Шилова Юлия - Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать
Шилова Юлия
Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека