Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

неслись по полю, исполняя княжеские приказы.
<Пора и женить! - думал меж тем Алексий. - Шестнадцатый год молодцу!>
Мгновением он ощутил себя старым и даже дряхлым, точно неведомое, что
гнало, держало и подстегивало его изнутри, дало сбой в этот миг, и разом
почуялись годы и тяжесть господарских трудов, взваленных им на себя.
Дмитрий учился трудно, особого прилежания к наукам не оказывал. Понимание
людей и событий приходило к нему больше от живого общения с боярами и
дворней, чем от книг. Учить княжича греческому Алексий вовсе не стал.
Понимал: не осилит! И от этого широкого в кости, грубоватого подростка в
юношеских угрях зависит грядущая судьба Руси Великой, судьба всего
прехитрого устроения власти, которое Алексий возводил год за годом, не
ослабевая в трудах.
- Князю должно выигрывать не сраженья, а войны! - строго отверг
Алексий, справясь с минутною слабостью. - Пусть Вельяминовы одни сходят в
этот поход, в коем не произойдет ни единого сражения!
- Что ж, князь Борис и драться не будет? - невступчиво возражает
отрок.
- Не будет! - твердо отвечает Алексий - Коими силами драться ему?
Татары - не помога, с нижегородским полком противу всей суздальской земли
да наших ратных Борису и часу не устоять! А Василий Василич воевода
опытный!
- Да-а-а... - протянул Дмитрий, начиная понемногу сдаваться. - А
Володьку-то взяли с собой!
Алексий усмехнул, мысленно осенив себя крестным знамением: юношеское
упрямство, раздуваемое гордостью, очень опасно в князе и может с
возростием привести ко многому худому в отроке...
- Помнишь, о чем тебе с Владимиром сказывал игумен Сергий? -
произносит он елико возможно мягче. - Владимиру водить рати, тебе -
править землей! Поверь, управлять княжеством гораздо труднее, чем рубиться
в сечах!
- Ну а что я должен делать теперь? - спросил Дмитрий все еще упрямо.
- Коли вы все решили за меня!
- Не за тебя, а для тебя! - назидательно поправил митрополит. - Оба
князя подпишут грамоту, по коей отрекаются навсегда, сами и в роде своем,
от великого княжения владимирского! Для тебя отрекаются, сыне мой
духовный! Для твоих грядущих детей!.. Мыслю, пора тебя и женить! -
высказал наконец Алексий, откидываясь к спинке кресла. - Садись!
Дмитрий, привскочив, забрался в высокое кресло, предназначенное ему в
покоях митрополита. Положил руки на подлокотники, стойно Алексию, так же
выпрямил стан. Алексий сдержал чуть заметную улыбку при виде стараний
юного князя.
- Мыслю женить тебя на младшей дочери князя Дмитрия Костянтиныча! -
произнес Алексий торжественно. - И сим навсегда укрепить мир с суздальскою
землей!
Дмитрий вспыхнул, побледнел, опять вспыхнул.
- А какая она? - вопросил вовсе по-мальчишески.
- Вот Микула, приятель твой, воротит, он расскажет тебе, - пообещал
митрополит. - А теперь скажи, что ты будешь вершить, когда мы замирим
суздальского князя?
- Отстрою Москву! - гордо изрек Дмитрий.
Алексий чуть склонил голову.
- Еще?
- Пойду войной на Ольгерда!
Алексий отрицательно потряс головой.
- Неверно, князь! Идти в поход надобно только тогда, когда ты уверен
в победе. Думай еще!
- Ну, Новгород... - неуверенно протянул Дмитрий. Ему так нравилось
воображать себя на коне перед полками, что вопросы Алексия сбивали его с
толку.
- Прежде всего, князь, надобно тебе совокупить всю землю
Владимирскую! - твердо произнес митрополит.
- Значит, Тверь? - догадался Дмитрий.
- Значит, Тверь! - отмолвил митрополит.
- Но Василий Кашинской... - начал было Дмитрий.
- Кашинский князь стар, а после него тверской стол отойдет князю
микулинскому! - договорил Алексий.
- Значит, мне надобно вести полки на Михайлу Лексаныча?! - вопросил
отрок, вновь загораясь.
- Не ведаю! - вздохнув, отозвался Алексий. - Попробуем обойтись без
того.
Уже выходя из покоя, князь не утерпел и вопросил:
- А она красивая?
- Да! - ответил Алексий.
- Очень?
- Очень!


Дмитрий прихлопнул дверь и вприпрыжку побежал по лестнице.

ГЛАВА 45
Микула, накоротко возвращавшийся под Москву, прискакал в Суздаль со
своими поезжанами, с дарами для молодой, честь по чести.
Это была немного странная свадьба, ибо жених прибывал с полками
великого князя московского и сразу после венца должен был выступать с
ратью противу Бориса. Однако обряд, хоть и в краткие сроки, учинен был по
полному поряду, начиная со смотрин и до девичника. Так же закрывали
молодую, так же везли к венцу в сопровождении целой свиты верхоконных
поезжан, так же теснился в улицах народ и текло рекой даровое княжеское
пиво. А наличие множества ратных воевод только придало сугубой
торжественности заключительному свадебному пиру.
Сват чин-чином снял надкусанными пирогами плат с головы молодой, и
Маша-Мария, впервые близко-поблизку узрев очи вельяминовского добра
молодца, задохнулась и, прикрывши глаза, вся отдалась первому - под крики
дружины и гостей - прилюдному свадебному поцелую.
Потом они кормили друг друга кашею, привыкая к новому для обоих
ощущению неведомой близости, и Мария благодарно чуяла сдержанную
властность его руки, ощущала его дыхание на своем лице и чла в глазах
строгую мужественность молодого Вельяминова, постигая, что не ошиблась в
выборе и брак этот будет наверняка и благ, и разумен, и муж станет ей
подлинным хозяином, защитой и обороной, а потому не стыдно, не зазорно ни
перед кем и вовсе неважно, что он - не князь.
В эту ночь Микула, скрепив себя и соблюдая древний и мудрый
стариковский завет, вовсе не тронул молодую, отвергнув все намеки свахи,
которой не терпелось вынести гостям брачную рубаху. Под гул голосов
продолжавшей пировать за столами дружины они лежали рядом полуодетые, и
Микула, бережно лаская девушку, вполгласа сказывал о себе, о братьях,
дядьях, о всем вельяминовском роде. И уже только перед тем как пришли
горшками бить о стену повалуши, <будя> молодых, они обнялись
крепко-крепко, и выписные очи суздальской княжны, почуявшей силу молодых
рук Микулы Вельяминова, замглились истомою жданной, но отложенной до
возвращения из похода брачной ночи...
Он уже сидел на коне и чалый жеребец играл под ним, грызя удила,
когда Марья, запоздавшая, вышла, смущаясь, проводить супруга. Впервые в
головке замужней женщины, она неловко потянулась к нему, приникла, пряча
лицо, когда Микула обнял ее, наклонясь с седла.
Когда полк уже выступил за городские ворота, Иван Вельяминов подъехал
к брату, вопросил:
- Что, словно девка ищо она у тебя?
- Девка и есь! - отмолвил тот, сплевывая и щурясь на струящийся
впереди путь и череду верхоконных, ощетиненную остриями копий.
- Али оробел? - вымолвил с ленивой усмешкой Иван, подкусывая брата.
- Баял уже тебе! - возразил Микула со сдержанным гневом. - Порода в
ей! Мы с тобой ухари посадские, што ль? Вельяминовы ныне стали князьям
равны! Должно к тому и вежество иметь княжеское! Власть христьянину дана
токмо на добро. Иначе - зачем она? Зачем тогда мы с тобой, Москва, великий
стол, поход нонешний? Должно иметь к ближнему, к смерду - любовь по завету
Христа! К земле - рачительность! К семье - береженье и жалость! Я так
понимаю себя. Свой долг! Что же я, разбегусь, как тот кобель, абы на
постелю вспрыгнуть? Пущай привыкнет ко мне. И не с пьяного пира нам с нею
дит° зачинать!
Иван глянул чуть удивленно на брата, покачал головой, не нашелся, что
сказать-молвить, и молча поскакал вперед, догоняя родителя-батюшку. Микула
чуть надменно усмехнул вослед Ивану. Сам он гордился собою, своим решением
и намерен был и впредь не изменять гордости своей. Он ехал, с
удовольствием чуя, как ходят под атласною кожей коня мускулы, и,
разгораясь лицом, представлял себе скорую встречу с женою и их первую,
взаправдашнюю брачную ночь. Ликующая радость переполняла его, и он готов
был порою соколом взвиться с седла и лететь аж на крыльях впереди ратных
полков.
Боя, как и предвидел Алексий, не произошло. У Бережца рати
встретились и, постоявши полдня друг против друга, смирились. Борис
подписывал грамоты, оставлял Нижний старшему брату; ему, в свою очередь,
возвращали захваченный было суздальскими войсками Городец, и все
возвращалось на своя си. И как-то не почувствовано, не понято осталось
никем, что впервые за полтора столетия большое государственное дело было
решено владимирскими князьями без воли ханской и помимо Орды.
...Когда уже все было счастливо окончено, возвращаясь из Нижнего в
Троицкую обитель, Сергий на пути под Гороховцем основал новую пустынь,
которая, как и все заводы преподобного Сергия, не погибла, а продолжала
жить два или три столетия, ибо о ней еще в 1591 году сообщалось как о


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Самойлова Елена - Синяя Птица
Самойлова Елена
Синяя Птица


Акунин Борис - Нефритовые четки
Акунин Борис
Нефритовые четки


Панов Вадим - Продавцы невозможного
Панов Вадим
Продавцы невозможного


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека