Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Я не знаю, почему ты здесь, Миша, - вздохнул Ростислав Вадимович. -
Кто прислал тебя... и за кем.
- Брось, Славик! - нашел в себе силы усмехнуться барон. - В наш век,
как это вы называете... научно-технического прогресса... принимать меня за
тень отца Гамлета! Это забавно...
- А хотя бы и так... Я очень рад тебя видеть, Миша.
Давние знакомые, постепенно оставив патетический тон, разговорились о
делах давних и не очень. Говоруха все больше жаловался на маленькую
пенсию, грубость нынешней молодежи и соседей по коммуналке. Корф не стал
спорить об этих абстрактных для него материях и, дабы не смущать старика
невероятными событиями, приключившимися с ним самим, походя посетовал на
казус с латинской рукописью. Барон был почти уверен, что после семи
десятилетий комиссародержавия найти в Столице латиниста не представляется
возможным.
- Мне бы твои проблемы, Миша, - покачал головой Говоруха. - Давай
свою рукопись. Я ведь филолог, - правда германист, но уж как-нибудь
попытаюсь. Я полвека в университете преподавал, пока на пенсию не выперли.
И просил я их... Хоть бы почасовку оставили, но куда там!..
- Что за выражение, пардон, "выперли"! - возмутился барон, вспомнив
лопоухого гимназиста Славика. - Ты же филолог! Помилуй, у нас в гимназии
за такие выражения...
- Извини, Миша, - покорно кивнул старик. - С моими соседями и не тому
научишься. Полный декаданс...
На следующий день барон, Мик и Говоруха встретились в библиотеке.
Накануне Корф вернул правнуку нож и долго обучал его искусству ношения
холодного оружия. Теперь куртка юного Плотникова внешне выглядела
совершенно безупречно. Рукопись Овернского Клирика изучали уже втроем.
Говоруха, надев очки с сильными диоптриями, внимательно всмотрелся в
изящные буквицы и поинтересовался, требуется ли полный перевод текста,
общее изложение или отдельные фрагменты.
В иное время барон, да и Мик, не возражали бы против редкой
возможности прочитать целиком такую уникальную рукопись, но оба понимали,
что это может занять не одну неделю. Поэтому Мик попросил Ростислава
Вадимовича найти то место, где говорится о заклинании, применявшемся
святым Иринеем для воскрешения умерших. Говоруха, прикинув толщину
рукописи, пообещал позвонить через несколько дней.
Тем же вечером в квартире Лунина собралась вся компания. Фрол привел
Лиду, которая пришла с внушительного вида папкой. Там оказались ее новые
работы, а также рисунки Фрола. Картины Лиды рассматривали долго. Келюс
одобрительно кивал головой, но от комментариев воздержался; барон чесал
подбородок и вежливо помалкивал; Кора, сдержано похвалив, также не стала
вдаваться в подробности. Зато Мику увиденное чрезвычайно понравилось. Он
заявил, что лучшего "сюра" видеть ему еще не приходилось, и вообще, это
"атас" и "кайф", после чего посоветовал найти подходящего покупателя среди
многочисленных "баксовых" гостей Столицы.
Затем были продемонстрированы рисунки Фрола. Дхар смущенно смотрел в
сторону, но рисунки, по общему мнению, были хороши. В основном, дхар
рисовал портреты и небольшие пейзажные зарисовки. Мик вежливо молчал, но
по его виду становилось ясно, что "сюра" в данном случае ему явно не
хватает.
- А вот еще, - Лида достала последний лист. - Это Фрол вчера
нарисовал...
- А вот это - сюр! - первым подал голос Плотников. - Ну, Фрол
Афанасьевич, вы прямо Дали!
Келюс ничего не сказал, хотя увиденное не оставило его равнодушным. С
рисунка глядело жуткое чудище, отдаленно напоминающее первобытного
человека, но огромное, заросшее шерстью, с раскинутыми мохнатыми лапами.
Глаза чудища горели, страшная клыкастая пасть щерилась.
- Однако, - односложно оценил барон. - Лихо вы это, Фрол!..
Кора все это время молча смотрела на Келюса. Тот незаметно кивнул;
оба сразу сообразили, что имел в виду дхар.
- Это наш, как его... Ну, родовой знак, - начал пояснять Фрол,
обращаясь главным образом к барону и Мику. - Ну, как его, тотем, елы...
Мне дед рассказывал...
Мик, похоже, что-то понял и поглядел на дхара уважительно, даже с
оттенком боязни. Только Лида и барон так и не взяли в толк, что дхар
попросту нарисовал автопортрет.
- Круто, воин Фроат, - резюмировал Келюс. - Это можно сразу на
выставку.
- Я ему говорила, - загорячилась Лида, кивая на молчавшего дхара. -
Можно договориться, хотя бы у нас, на Малой Грузинской. И вообще, Фролу
нужно учиться.
- Вот, елы! - не выдержал дхар, слышавший это явно не впервые. -
Хватит уже, выучился! Один техникум, в карету его! Снится даже... Я, Лид,
просто вижу - и рисую. И чего тут особенного?


- Акын, - прокомментировал Лунин. - Вообще-то говоря, загнать бы твои
шедевры, воин Фроат, не мешало. Не при дамах будь сказано, наши депансы...
- Да я что? - пожал плечами Фрол. - Только кто их купит, елы? Сейчас
таких картин в Столице хоть...
Он не договорил и смущенно покосился на Лиду.
- Я могу попытаться, - влез вездесущий Мик. - Есть на примете
чувак... Вы не возражаете, Фрол Афанасьевич?
- Михаил! - возмутился Корф. - Помилуй, заниматься гешефтами? Да я
лучше часы продам! Они все-таки серебряные, "Бурэ"...
- Ну, дядя Майкл! - вытаращил глаза правнук. - От тебя ли слышу? Ты
будто не из Канады, а из Тургенева!
Барон, сообразив, что увлекся, смолк. Рисунки было решено отдать
Мику, тем более, что ни Лида, ни Фрол и не думали возражать. Деньги,
включая скромные сбережения покойного Лунина-деда, были на исходе, а на
стипендию Мика, равно как и на мифические канадские доходы Корфа всерьез
рассчитывать не приходилось. Мик пообещал устроить это дело как можно
быстрее, заодно намекнув, что исследование таинственного значка с усатым
профилем успешно приближается к финалу. Подробностей он по-прежнему не
сообщил.
Говоруха позвонил на следующий же день. Мик был в институте, и барон
направился в библиотеку сам.
Давний знакомый Корфа действительно вполне сносно помнил латынь.
Впрочем, особых трудов рукопись не доставила: переписчик оставил
многословные заглавия каждого раздела, а заодно и многочисленные глоссы -
комментарии на полях. Нужное место Говоруха отыскал почти сразу, тем
более, что оно было единственным, где упоминалось о воскрешении. Впрочем,
старик сразу же разочаровал Корфа, пояснив, что собственно об оживлении
мертвых речь там не шла.
- Понимаешь, Миша, - увлеченно частил Говоруха, сам весьма
заинтересовавшийся далекой от его пенсионной жизни проблемой, - у
католиков, судя по всему, вопрос о воскрешении мертвых, как бы это точнее
сказать... ну, особо не муссируется. То есть, они, само собой, верят в
конечное Воскресение: христиане все-таки. Но что касаемо воскресить в
данном, так сказать, конкретном случае...
- Ага, - сообразил Корф, - что-то помню... Ведь даже Спаситель - и
тот воскресил одного Лазаря!..
- Ну, не одного, - поправил Говоруха. - Еще минимум двоих, но, в
общем, ты понял. В Житиях случаи воскрешения особо не акцентируются. А вот
у святого Иринея этот вопрос вообще ставится иначе. Ты, наверно, помнишь,
Миша, что Ириней был великим борцом с бесами...
- Конечно, помню, Славик, - улыбнулся полковник. - Регулярно
перечитывал Иринея... Особенно перед атакой.
- Да, извини, - в свою очередь улыбнулся старик. - Ты прав. Да и в
России Иринея не особо знали. Короче, боролся он с бесами, а они, в свою
очередь, стремились его искусить. Вернее сказать, тщились - и не могли,
само собой. Но пару раз они были близки к успеху, и этот случай как раз из
таких.
Говоруха замолчал, неторопливо перелистывая тяжелые пожелтевшие
страницы.
- Вот этот раздел, Миша. Тут Ириней еще сравнительно молод, хотя и
достаточно известен. Итак, в одном городе жил некий всеми уважаемый муж.
Нищих оделял, на церковь Божию жертвовал, - всем хорош был, но, увы,
увлекся чернокнижием. И уловил его тот, кого поминать не станем, в свои
сети. И когда сей муж умер, то не успокоился, а стал, как здесь сказано,
не жив и не мертв: страх для ближних и укор для благочестивых. Упырем
стал, одним словом...
Барон вздрогнул, вспомнив Кору.
- Вызвали Иринея, - продолжал Говоруха, не заметив реакции Корфа. -
Тот, не имея еще должного опыта, а попросту, не зная, что подобные случаи
лечатся только осиновым колом... Это я уже от себя, Миша...
Корф опять вздрогнул и даже как-то поежился.
- ...Решил попытаться. Молился, изгонял беса - и без всякого
результата. А тут Нечистый и явись... Не в собственном, натуральном,
обличье, а под видом некоего ученика Иринеева. И предложил средство...
Корф стал слушать очень внимательно, хотя какой-то непонятный страх
начал подкатывать к горлу.
- Это было заклинание. Ученик, то есть не ученик, а тот, кто себя за
него выдавал, посулил, что, произнеся заклинание, Ириней сможет отпустить
заклятую душу. То есть, как видишь, не воскресить, - это вещь вообще
невозможная, - а именно спасти душу, разорвать цепи, так сказать. Попросту
- подарить нормальную смерть, без осинового кола...
- Я понял, - прервал его Корф неожиданно хриплым голосом.
Старик, внимательно поглядев на него, покачал головой и вновь
заглянул в книгу.
- Ириней усомнился. Всю ночь он молился, а под утро, как и следовало


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - В прицеле черного корабля
Березин Федор
В прицеле черного корабля


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека