Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

учиться на муллу. Но вот где взять денег? Учение недешево стоит...
Пастух помотал головой. Снова деньги! Всюду нужны эти проклятые кругляши.
Дать бы обет не прикасаться к презренному металлу, да только что толку? Хотя...
Хотя как сказать! Везет же этим бродячим йогам, факирам, буддийским монахам!
Приняли обеты бедности и нестяжательства - и свободны. Ни жены, ни детей, знай
себе совершенствуют силу духа. Им бы в шкуре пастуха хоть месяц походить,
поглядел бы тогда на этих нестяжателей! А может быть, все дело в их богах? Да
каких там богах - порождениях шайтана! Посмотришь на их жуткие образины, так с
души воротит. Ну как можно поклоняться многоруким или трехголовым дэвам, а то и
вовсе слоноголовому страшилищу? Завещали ведь Аллах и Мухаммед, пророк его, мир
им обоим, чтоб не ставили себе идолов, не повергались перед ними во прах...
Костер медленно гас, и Бута Малик протянул руки к умирающим углям.
Вот если (да не услышит Аллах!), если бы какой-нибудь из этих жуткорылых
посулил мешок угля да кусок мяса, да пару золотых... Ох и поклонился бы Бута
Малик ему в самые ноженьки. А грех? Что грех? Ведь Аллах милостив, милосерден.
Грех и отмолить недолго, лишь бы детишки не вопили. Сил нет уже слышать их
бесконечное: "Папа, холодно. Папочка, кушать хочется!" Ну где же они, эти
страхолюдины? А нету их! Не торопятся соблазнять правоверного мусульманина...
- И что же это с животиной делается, люди добрые? - очнулся от невеселых
размышлений пастух. - Угомонитесь, угомонитесь, говорю я вам!
Бута Малик прислушался и тут же понял в чем дело. Издалека, перекрывая
свист ветра, донесся жалобный звон колокольчика. Еще пару минут, и пастух
услышал громкое заливистое "Бам-бам були!".
- О, несет шайтан кого-то! - скривился он. - Как будто чужой. Эй, ты кто?
Тебе чего нужно?
Из-за близлежащего горного уступа появился худой долговязый человек с
большим деревянным посохом в руке. Гость бодро шествовал прямо к костерку Бута
Малика. Пастух всмотрелся - и лишь головой помотал. Принесло же!
...Старик, тощий, жилистый, как овца в конце зимы. Седые волосы давно уже
не соприкасались с зубцами гребня, густая, такая же седая борода заплетена в
несколько косичек, на лбу - изображение трезубца, такой же точно "тришуль"
украшал посох. Несмотря на холод, старец был почти обнажен, лишь какое-то
жалкое хламье прикрывало его сутулые плечи...
Бута Малика передернуло. Все ясно - садху, странствующий шиваит! Неужто
другой дороги не мог найти? И пригласить грех и прогнать нельзя. Мало ли... Вон
каков герой, голым по морозу бродит!
Пастух от знающих людей слыхивал, что некоторые аскеты учатся преодолевать
холод - и небезуспешно. Мало того! Поговаривали, что аскета в промозглую погоду
специально оборачивали в мокрое одеяло, а когда приходили через некоторое
время, одеяло оказывалось сухим - подвижник высушивал его жаром собственного
тела.
...Спаси Аллах! Не от Иблиса ли такие чудеса?
Вот и этот, видать, из таковских. Вон глаза горят, что твои угли. Ох,
угли!..
- Мир тебе, путник, - поприветствовал гостя Бута.
- И к тебе да будет милостив Шива, - поклонился в ответ садху.
Бута чуть было не поморщился при звуке этого имени, но все-таки сдержался.
Гость! Гость послан Аллахом!..
- Присаживайся, отец. Погрейся, отдохни с дороги. Вижу, долог был твой
путь.
Аскет поблагодарил Малика легким кивком головы, словно он был всесильным
раджей, а не нищим бродягой. Сел, протянул руки к гаснущему огню. Внезапно
пламя вспыхнуло, словно от ладоней старика прямо на угли посыпалась угольная
крошка. Пастух завороженно уставился на костерок, с трудом сглотнул.
...Знаем, знаем от кого эти чудеса!
- Извини, отец, но угостить тебя нечем. Завтра возвращаюсь в деревню, так
что харчи все вышли. Горько у меня на душе...
- Ничего, сын мой, - аскет внезапно улыбнулся, - я не голоден.
"Сын мой!" - возмутилась правоверная душа Бута Малика. - Какой я тебе сын,
язычник зловредный?"
Однако же вслух ничего не сказал. Гость!
Тем временем старик из откуда-то взявшейся котомки извлек две черствые
лепешки, небольшой кусок сыра, коробочку с чаем и кулечек ячменной муки.
- Вода у тебя найдется, пастух?
- Да вон ее сколько кругом. - Бута ткнул пальцем в кучи снега, покрытые
следами овечьих копыт.
- Так чего же ты сидишь? - удивился гость. - Давай чай готовить.
Чай получился отличным - наваристым, ароматным. Хорошо было бы в него
кинуть еще и кусочек масла, как и положено, но масла у аскета не оказалось - не
ел он масла. И даже от сыра отказался, отдав весь кусок пастуху.
"И правда, отец родной", - рассудил умиротворенный Бута Малик, поражаясь
такой щедрости. Хорошо! Вон и овцы совсем успокоились, видать, признали старика
за своего. Вроде как за пастыря овечьего.
И - понесло пастуха! Сам того не желая, раскрыл он перед странствующим
аскетом душу, выложил все про скудное свое житье-бытье. Рассказал и о разумном



Мусе, и о заветном желании сделать сына богатым и ученым человеком и, конечно,
о мешке угля...
Старец слушал да кивал, со всем соглашаясь и сочувствуя. Добрая душа у
язычника, даром что Шиве своему многорукому поклоны бьет! Когда же пастух,
совсем разоткровенничавшись да язык развязав, поведал страннику о своих мыслях
богохульных, тряхнул садху волосами седыми, блеснул глазами-угольями.
- Боги милостивы, сын мой! Надейся и терпи.
- Сказано в Коране: "Терпи терпением хорошим", - привычно отозвался Бута.
Аскет поморщился.
- Ты же индиец, сын мой. Так чего ж цитируешь Коран, а не святые Веды?
Почесал пастух в затылке.
- Отец и дед мусульманами были. Да тут у нас все мусульмане.
- Вот то-то и оно, - помрачнел садху. - Забыли веру предков, поддались
соблазну чужеземному. Не стало древнего благочестия! Отчего же сетуешь, сын
мой, что беден и несчастен? И ты и забывшие веру предков земляки твои?
Отвернулись боги от этих мест, не глядят, вас не слышат...
Взгрустнулось Буте от таких речей, ибо почуял он, что правду изрек старик.
Пригорюнился он, сгорбился, стал все свои беды вспоминать - да и не заметил,
как его сморил сон.
...Вроде бы только смежил веки, а уже и утро. Ветер приутих, солнце
ласково улыбалось из-за нечастых туч. На душе было тихо и спокойно. Встал Бута,
прикрикнул на овец, волю почуявших. Пора и домой.
Старик тоже дремал у тлеющего, прогоревшего костерка. Удивился пастух, ибо
решил уже, что приснился ему гость. Надо же, и вправду все было!
- Эй, отец, утро проспишь! - позвал он.
- Не сплю я, сын мой. Думаю, - отозвался садху.
"Да уж вижу, что не спишь, - хмыкнул Малик. - Вон храпом совсем распугал
скотину! Вылитый барс снежный!"
- Пора мне, отец. Будем прощаться.
Встал садху. Совершил приветственный жест "намастэ".
- Спасибо тебе, пастух. За тепло, за компанию, за беседу. Надо бы одарить
тебя, да ничего у меня нет... Кроме вот этого мешка угля.
Вынес он из-за уступа мешок, немалый, хоть и невеликий, и поставил его у
ног Бута Малика. Тот опешил слегка. Как же так? Вроде бы вчера никакого мешка у
старика и не было? Никак с самим шайтаном знаком язычник!
- Что ты, что ты, отец! - воскликнул он. - Куда мне такое богатство?
Оставь себе, твой путь далек и труден. Самому пригодится - чаю сготовить там,
погреться.
- Бери, - властно проговорил садху, да так, что и спорить пастуху
расхотелось. - Мне виднее. И славь со мной милостивого бога Шиву, благого,
приносящего счастье!
- Ом на'ма Шива! - с трудом выговорил растерявшийся Бута.
...Эхом разнеслось над белыми снегами: "Ом на'ма Шива! Ом на'ма Шива!
Ом!.."
Садху удовлетворенно кивнул и побрел своей дорогой, что известна только
ему да его многорукому богу-аскету...
* * *
- ...Эй, Мириам, жена моя! - вскричал Бута Малик, входя во двор своего
дома. - Встречай мужа. Встречай - и посмотри-ка, что я принес! Воду ставь,
будем чай готовить.
Из хижины вышла женщина с орущим младенцем на руках.
- Гляди, ежели не веришь! - потряс мешком пастух. - Целый мешок угля! И
нам хватит, и чуток продать можно. Купим съестного, до весны дотянем...
Бута развязал веревку на мешке, запустил туда руку.
Зачерпнул.
Поднес поближе, дабы женщина получше разглядела.
- Вот!
Разжал руку...
Блеснули на ладони золотые кругляши. Ахнул Бута, в мешок заглянул.
...Полон был мешок золота.
Возопил от восторга Бута Малик, уронил сокровище прямо на порог - и назад
бросился, в горы, чтобы упасть в ноги удивительному старику, оросить их слезами
благодарности. Да не просто так, ибо не был Бута скуп и сердцем черств. Решил
он привести путника домой, накормить, напоить, оставить жить вместе с ними.
С большим трудом разыскал он место своей последней стоянки. Вот и след от
костра, вот и следы овечьи. Но отчего вокруг все иным стало? Что-то не то, да и
не так...
"О Аллах! О Шива! Что же это?"
...Посреди ближайшего горного склона зияла пасть огромной пещеры. Не
поверил Малик своим глазам, ибо еще несколько часов назад - и в этом он был
готов поклясться всеми святыми, поклясться здоровьем детей - никакой пещеры
здесь не было. Откуда же? Каким чудом?
Протер глаза. Всмотрелся.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - По ту сторону
Доставалов Александр
По ту сторону


Корнев Павел - Ростовщик и море
Корнев Павел
Ростовщик и море


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека