Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

узнавала, на что он способен. С детства ей непрестанно внушали, что одного
Темного нужно бояться больше, чем мужчины, обладающего даром направлять
Силу. Может быть, Авиенда и не зря его боится.
Но, оглянувшись на Авиенду, Эгвейн увидела на ее лице искреннее
изумление - такое изобилие воды обрадовало айилку так, как саму Эгвейн
восхитило бы самое лучшее шелковое платье или расцветший сад.
- Пора в путь, - объявил Ранд, поворачивая крапчатого на запад. - Те,
кто еще не готов, пусть догоняют.
Натаэль на своем муле не отставал от него ни на шаг. И почему Ранд не
гонит от себя этого подхалима?
Вожди кланов сразу же принялись отдавать приказы, и суматохи стало
больше раз в десять. Вперед устремились Девы и Ищущие Воду; еще больше Фар
Дарайз Май окружило Ранда почетной стражей, заодно заключив в свое кольцо и
Натаэля. Авиенда шагала рядом с Джиди'ином, возле стремени Ранда, легко
ступая широким шагом вровень с жеребцом, причем тяжелые юбки ей нисколько не
мешали.
Эгвейн пристроилась рядом с Мэтом, сразу за Рандом и его эскортом. Она
хмурилась. На лице ее подруги вновь появилось выражение мрачной решимости,
словно Авиенду приговорили сунуть руку в гадючье логово. Я обязана что-то
сделать и непременно ей помочь.
Взявшись за какую-то задачку, Эгвейн никогда не отступалась. И сейчас
она хотела во что бы то ни стало разгрызть этот орешек.
. Устроившись в седле, Морейн рукой в перчатке похлопала Алдиб по
выгнутой шее, но за Рандом последовала не сразу. По улице, самолично правя
своим головным фургоном, вел торговый караван Хаднан Кадар. Надо было
заставить его разобрать фургон, чтобы нагрузить его доверху, как и
остальные. Несомненно, перечить купец не посмел бы - ее, Айз Седай, он
боялся в достаточной мере. В следующем за Кадировым фургоне ехала надежно
закрепленная рама из краснокамня - тот самый тер'ангриал. Он был плотно
обтянут парусиной и крепко перевязан, чтобы кто-нибудь опять случайно туда
не упал. По обе стороны от каравана шагали цепочки айильцев - Сейа Дун,
Черные Глаза.
Приветствуя Морейн, Кадир привстал с козел и поклонился ей, приподняв
шляпу, но внимательный взор Айз Седай пробежал мимо него по веренице
фургонов до огромной площади, окружающей лес тонких стеклянных колонн,
которые уже искрились в лучах утреннего солнца. Если б могла, Морейн забрала
бы с площади все, до последней вещицы, но к ее огромному сожалению в фургоны
влезла лишь малая часть этих сокровищ. Некоторые были чрезвычайно велики.
Например, три тускло-серых металлических кольца, каждое в два с лишним шага
в поперечнике, поставленные стоймя и соединенные друг с другом. Вокруг них
натянули плетеную сыромятную веревку - никто не имел права проходить за нее
без позволения Хранительниц Мудрости. Разумеется, не всякому разрешалось
даже приближаться к кольцам; откровенно говоря, никому и не хотелось. На эту
площадь без усилия над собой приходили лишь клановые вожди и Хранительницы
Мудрости; и только последние смели прикасаться здесь к чему-нибудь, да и то
с настороженностью и трепетом.
Бесчисленные годы айильские женщины, которые хотели стать
Хранительницами Мудрости, проходили второе испытание, вступая в это
скопление сверкающих стеклянных колонн; и там им воочию представало то, что
видели и мужчины. В этом испытании гибло меньше женщин, чем мужчин, - как
говорила Бэйр, потому что женщины крепче и выносливей. Эмис же утверждала,
что слабые духом и телом отсеивались прежде, чем добивались такого права. Но
точно не мог сказать никто. Прошедшие через колонны и оставшиеся в живых не
несли на себе никаких знаков или иных мет. Хранительницы заявляли, что
видимые глазу знаки требуются только мужчинам; для женщины достаточно и
того, что она осталась в живых.
Первым испытанием, первой ступенью отсева, еще до всякого обучения,
служили те три кольца. Женщина должна была шагнуть в одно из них - неважно в
какое; вероятно, выбор этот был случайностью или роком. Вновь и вновь перед
женщиной прокручивалась ее жизнь, перед ней представало ее будущее -
всевозможные варианты будущего - в зависимости от каждого из решений, какие
она примет за оставшуюся жизнь. Шаг в эти кольца также был чреват гибелью -
не каждая женщина способна выдержать открывшееся ей будущее, как и не все
готовы выстоять перед лицом прошлого. Разумеется, человеческий разум не в
силах запомнить все хитросплетения будущего. В большинстве своем эти картины
мешаются, перепутываются и постепенно стираются из памяти, но у женщины
остаются впечатления, ощущения о событиях, которые могли бы случиться в ее
жизни, которые еще должны случиться, которые могут случиться. Обычно даже
такие смутные образы оставались скрытыми, пока это событие не происходило.
Впрочем, так бывало не всегда. Вот через эти кольца и прошла Морейн.
ложечка надежды в чашке отчаяния, подумала она.
- Мне не нравится видеть тебя такой, - промолвил Лан. С высоты своего
роста, да еще сидя в седле воронного Мандарба, он глядел на нее сверху вниз,
в уголках глаз морщинками залегла тревога. Для него подобное проявление
чувств было все равно что для другого человека горькие слезы.


Обтекая сбоку лошадей Морейн и Лана, мимо чередой шли айильцы, гаишайн
вели вьючных лошадей. Морейн удивилась, поняв, что ее уже миновали и
цистерны-фургоны Кадира - она и не знала, что взор ее так долго приковывала
площадь.
- Какой? - спросила она, поворачивая кобылу в хвост колонне. Ранд со
своим эскортом уже покинул город.
- Встревоженной, - без обиняков заявил Лан, все с тем же непроницаемым
лицом, будто высеченным из камня. - Напуганной. Никогда не видел тебя
испуганной, даже когда на нас толпами лезли троллоки и Мурддраалы, даже
когда ты узнала, что Отрекшиеся освободились, а Саммаэль чуть ли не дышит
нам в затылок. Конец близок?
Морейн вздрогнула и сразу пожалела об этом. Хоть Страж и смотрел
вперед, поверх ушей своего жеребца, этот человек никогда ничего не упускал
из виду. Иногда ей казалось, что он в состоянии заметить, как за его спиной
падает лист.
- Ты имеешь в виду Тармон Гай'дон? Иволга в Се-лейзин знает больше
меня. Ниспошли Свет, чтобы до этого было далеко и чтобы пока все печати
оставались целыми.
Те две печати, которые были у Морейн, теперь тоже лежали в одном из
Кадировых фургонов - каждая упакована в отдельный бочонок, набитый шерстью.
Погрузили бочонки в другой фургон, не в тот, где находилась дверная рама из
краснокамня - Айз Седай проследила за этим особо.
- А О чем еще я мог спрашивать? - медленно промолвил Страж, по-прежнему
не глядя на Морейн, отчего той захотелось откусить себе язык. - Ты
становишься... нетерпеливой. Я хорошо помню, как ты неделями ждала, чтобы
заполучить крошечный обрывок каких- нибудь сведений, одно слово. Ждала, не
шевеля мизинцем, не моргнув глазом, а сейчас... - Он посмотрел на нее - от
такого взгляда голубых глаз большинство женщин бросило бы в холодную дрожь
от страха. Да и большинство мужчин. - Морейн, та клятва, что ты дала
мальчишке... Света ради, что на тебя нашло?
- Лан, его все дальше и дальше утягивает от меня, а я должна быть рядом
с ним. Ему необходима моя помощь. Вся, какую я могу ему дать. И потому я
пойду на все, чтобы направлять его действия, разве что в постель к нему не
лягу. - Кольца дали ей знать, что подобный поступок обернется бедствием. Не
то чтобы она всерьез рассматривала такую возможность - сама мысль об этом
шокировала ее, но в этих кольцах ей явилось, что она будет обдумывать такой
вариант - или могла бы склоняться к нему. Несомненно, подобная возможность
свидетельствует о мере ее отчаяния, и в кольцах она увидела, как такое
решение приводит к крушению всего и вся. Морейн сожалела, что, как ни
старалась, не могла припомнить больше подробностей - любая мелочь, какую она
могла бы узнать о Ранде ал'Торе, таила ключик к нему. Но в памяти Морейн
остался лишь один голый факт: поступи она так - беды не миновать.
- Вероятно, если он велит тебе принести свои комнатные туфли да еще и
трубку раскурить, это весьма укрепит твое смирение.
Морейн уставилась на Лана. Неужели он шутит? Если так, тогда не до
смеха. Сама она всегда считала, что не бывает ситуации, когда смирение
способно сослужить добрую службу. Суан утверждала, что во всем повинно
воспитание в Солнечном Дворце, что в Кайриэне надменность въелась в кости
Морейн, да так, что та почти не замечает своего высокомерия, - последнее
Морейн решительно отрицала. Хотя Суан была дочерью рыбака из Тира, не всякая
королева выдержала бы ее взгляд, и для Суан высокомерие других означало
противодействие ее собственным планам.
Если Лан пытается шутить, то он менялся - как бы слабы ни были
изменения и как бы он ни упорствовал в своих заблуждениях. Почти двадцать
лет он следовал за Морейн и, подчас с огромным риском для себя, спасал ей
жизнь столько раз, что она со счета сбилась. И всегда он полагал свою жизнь
чем-то малым и незначительным, ценной только тем, что он нужен Морейн.
Поговаривали, будто он домогается смерти, как жених добивается невесты.
Никогда она не занимала в его сердце места любимой, никогда не испытывала
чувства ревности к женщинам, которые, как казалось, кидались ему в ноги. Он
столько лет твердил, что у него нет сердца. Но в прошлом году вдруг
обнаружил у себя сердце, обнаружил, когда женщина, привязав его к шнурку,
повесила себе на шею.
Разумеется, Лан отверг ее. Нет, он отверг не свою любовь к Найнив
ал'Мира, некогда Мудрой из Двуречья, а ныне Принятой Белой Башни, он просто
отказал ей. Заявил, что никогда не сможет принадлежать ей. У него есть
только две вещи: меч, который никогда не сломается, и война, которая никогда
не закончится; он никогда не преподнесет невесте такой дар. Так он сказал.
Что ж, по крайней мере об этом Морейн позаботилась, хотя Лан ни о чем не
узнает, пока не наступит время. Узнай он до срока, вероятней всего,
попытается все изменить - он ведь глупый, упрямый мужчина, тут уж ничего не
попишешь.
- Эта безводная земля, похоже, иссушила твою собственную покорность,
ал'Лан Мандрагоран. Где бы найти воды, чтобы вновь пробились ее ростки?
- Моя покорность наточена до бритвенной остроты, - сухо ответил Лан. -


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве
Шилова Юлия
Мужчинам не понять, или Танцующая в одиночестве


Володихин Дмитрий - Сюрприз для небогатых людей
Володихин Дмитрий
Сюрприз для небогатых людей


Ильин Андрей - Тень Конторы
Ильин Андрей
Тень Конторы


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека