Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

никому не проговоришься, что Мефодий был в пятницу тринадцатого у Генриха. И
второе: когда дело будет закрыто, ты уедешь куда-нибудь подальше, лучше
всего - в Америку. После всего случившегося мне будет неприятно тебя видеть
или даже слышать о тебе.
Серж посмотрел на меня долгим изучающим взглядом:
- А говорила, что не осуждаешь...
- Не осуждать - это одно, а стать соучастницей - совсем другое. Это уже
вопрос самоуважения. Не думаю, что мне будет легко себя простить, а
поскольку виновник моего падения - ты, тебе лучше не попадаться мне на
глаза.
- А ведь если бы Мефодия убил кто-нибудь из твоих друзей, тебе бы и в
голову не пришло потребовать их изгнания.
- Не пришло бы. Но ты описал невозможную ситуацию.
Серж не нашелся с ответом и долго-долго молчал.
- Мне будет очень не хватать наших ребят. И в частности - тебя.
- Ничего, переживешь. У тебя есть программа Мефодия, она принесет тебе
славу, деньги и новых друзей. Американцы любят славу и деньги.
Серж как-то странно рассмеялся:
- Ничего у меня нет. Мефодий меня перехитрил. Файлы на его дискете были
зашифрованы, а когда я попытался найти шифр, вся информация стерлась
подчистую.
Глава 19
Заключив с Архангельским договор, я ненадолго впала в прострацию. Нам
предстояло провернуть столько дел и в такие сжатые сроки, что голова у меня
пошла кругом. Подавив малодушное желание немедленно расторгнуть сделку и
отправиться домой, в постель, я кратко изложила Сержу свой план и,
отмахнувшись от его вопросов, побежала вниз - проинструктировать своих.
Они уже не сидели в "Запорожце", а бегали вокруг него рысцой. Все это
время только железная воля Марка удерживала троих остальных от попыток
вломиться в квартиру Архангельского и вырвать меня из лап убийцы. Но
терпение Марка тоже небеспредельно. В ту минуту, когда я показалась ему на
глаза, он уже собирался выкинуть белый флаг.
Увидев меня целой и невредимой, все четверо испытали колоссальное
облегчение, но только Генрих и Леша остановились на этой радостной ноте. У
Марка с Прошкой облегчение тут же сменилось раздражением.
- В чем дело? - свирепо поинтересовался Марк. - Вы что там, роман в
стихах писали?
- Ты бы еще сказал, читали "Отче наш"! - фыркнул Прошка. - У этой
сладкой парочки наверняка нашлись занятия поинтереснее. Что им четверо
придурков, которые в предынфарктном состоянии бегают под окнами?
Чтобы не ввязываться в склоку, я в буквальном смысле слова прикусила
себе язык. И досчитала до десяти. А на счет десять резко выдохнула, рявкнув
при этом:
- Молчать!
Как ни странно, мой вопль возымел действие. Все четверо уставились на
меня с рвением хороших служебных собак, ждущих следующей команды хозяина.
- У нас нет ни минуты. Архангельский упорствует в своем нежелании
садиться в тюрьму. Поэтому вопрос стоит следующим образом: хотите ли вы,
чтобы справедливость восторжествовала ценой истрепанных на допросах нервов,
Машенькиных треволнений и новой квартиры, исчезающей в туманной дали?
Предупреждаю сразу: никаких гарантий означенного торжества справедливости у
нас нет. Архангельский может выпутаться, а мы, напротив, влипнем
окончательно.
- Но разве у нас есть варианты? - уныло спросил Прошка.
- Есть. Мы можем подать следователю готовую версию о самоубийстве в
красивой подарочной упаковке. Но для этого ближайшие несколько часов
придется вертеться как белкам в колесе.
К чести моих друзей они согласились на сделку с совестью далеко не
сразу.
- Получается, что благодаря нам твой любимчик останется безнаказанным?
- вознегодовал Марк.
- Ну, не совсем, - ответила я, миролюбиво пропустив мимо ушей
"любимчика". - Архангельский дал слово уехать в Америку.
- Хороша расплата!
- На мой взгляд, да. Изгнание во все времена считалось тяжелым
бременем. А для Сержа, посвятившего жизнь завоеванию дружеских симпатий, оно
будет особенно трудным. Только не говори мне, Марк, что предпочел бы
отправить его в тюрьму, на перевоспитание к садистам, насильникам и прочим
уркам. По-моему, расстрел и то гуманнее. Ни за что не поверю, будто ты
настолько кровожаден, как бы плохо ни относился к Сержу.
- А если Архангельский нарушит слово? - спросил Прошка, поняв, что Марк
не собирается отвечать. - Мы спасем его от ужасов зоны, а он наплюет на
обещание и останется здесь. Или поживет немного в Америке, а потом вернется.


- Не наплюет, - уверенно ответила я. - У нас есть средство избавить его
от искушения. Стоит нам рассказать однокашникам правду, и ссылка покажется
ему раем. Нет, Серж не вернется, поверьте. Он предпочтет, чтобы на родине
его вспоминали с любовью.
В конце концов здравый смысл и былая симпатия к Архангельскому (не у
Марка) победили. Я объяснила, что нужно делать, отправила Марка и Генриха на
переговоры с остальными участниками вечеринки, Лешу и Прошку за покупками, а
сама поехала на Петровку.
Я позвонила Селезневу из автомата, расположенного недалеко от
проходной, и попросила его выйти на пятнадцать минут. Он пообещал
спуститься, как только освободится. Ждать пришлось довольно долго. Но и
разговор занял больше времени, чем я предполагала.
Идальго сам предложил прогуляться по Бульварному кольцу, я его за язык
не тянула. С ночи немного похолодало и газоны припорошило снегом, но дороги
и тротуары по-прежнему были мокрыми - через каждые несколько шагов
приходилось перепрыгивать лужи.
Поначалу я благоразумно воздержалась от упоминания сделки с
Архангельским. Просто рассказала Дону о его признании и спросила напрямик,
велики ли шансы правосудия одержать верх над преступником, если Серж
откажется давать против себя показания. Селезнев подумал, уточнил кое-что и
ответил однозначно: нет. Даже отпечатки пальцев, если они найдутся в
квартирах Леши и Великовича - лишь слабые косвенные улики. Чтобы они стали
сильными, нужно доказать, что программы Мефодия действительно существовали и
имели ценность, а это невозможно. Одним словом, дело Архангельского, скорее
всего, не дойдет даже до суда, а уж в суде-то хороший адвокат выиграет его
за пять минут. А плохой - за полчаса.
Тогда я изложила ему свой план. Над ним Селезнев думал гораздо дольше.
- Может получиться, - сказал он наконец. - Но у меня вызывает опасения
Петровский - следователь прокуратуры. Въедлив, как клещ. Если откопает хоть
одно противоречие в показаниях, не отцепится, пока всю кровь не высосет.
- Не откопает, - заверила я Дона. - Я все продумала. Ты сумеешь
"наткнуться" на поликлинику, где украли атропин, не возбуждая подозрений у
коллег?
- Без проблем. Я вправе сначала отработать версию самоубийства и
послать запросы в поликлиники того района, где в последнее время жил
Подкопаев. Но для этого мне нужно установить, где он жил.
- Установишь через два часа. Мы с Архангельским, заливаясь слезами,
явимся к тебе исповедаться в грехах и с готовностью ответим на все
интересующие тебя вопросы.
- А тебе обязательно влезать в это дело?
- Обязательно. Не забывай про шофера "скорой". Чтобы у нас сошлись
концы с концами, он должен меня опознать.
- Не нравится мне все это, - хмуро заметил Селезнев. - Но, наверное, ты
права. Лучшего выхода нам не найти.
Версия, которую я собиралась подсунуть следователю Петровскому,
выглядела так.
В пятницу вечером Генрих собрал нас по поводу получения новой квартиры.
Все обошлось без сюрпризов, на пирушку явились только приглашенные. Мы с
Архангельским, подогретые винными парами, внезапно воспылали друг к другу
нежной страстью и в полночный час отправились ко мне, дабы дать этой страсти
выход. Утром четырнадцатого изнуренный Архангельский поплелся к себе домой,
мечтая только о теплой пустой постели. Однако дома его поджидал сюрприз:
постель была холодна и непуста. На ней лежало коченеющее тело Мефодия и
клочок бумаги с корявой надписью: "Теперь не отмоешься".
Архангельский остолбенел, а обретя способность двигаться, пошел в
гостиную налить себе чего покрепче. Стол в гостиной был завален жалкими
остатками последнего пиршества Мефодия: обрывками колбасной кожуры, пустыми
пластиковыми корытцами из-под магазинных салатов, полиэтиленовыми упаковками
с недоеденными кусочками копченой рыбы и буженины. В центре композиции
стояла пустая бутылка из-под портвейна "Кавказ".
Архангельский поглазел на стол, осторожно прошел к бару и, хлебнув из
горла рому, начал соображать. Записка со зловещим пророчеством означала, что
Мефодий покончил с собой и вину за свою смерть возложил на него, Сержа,
хитростью выгнавшего Мефодия из своего дома и прекратившего выплату
денежного пособия. Эта мысль Архангельскому не понравилась. Не захотел он
смиренно принять свой крест и тащить его всю оставшуюся жизнь. Выпитый ром -
напиток карибских корсаров - ударил в голову и подсказал авантюрное решение:
записку уничтожить, а от тела избавиться. Но одной корсарской удалью в таком
деле не обойдешься. Тут нужен сообщник. И мысль Архангельского естественным
образом устремилась ко мне.
Авантюризм у меня в крови. Для принятия самых диких решений ром мне не
требуется. Я примчалась к кавалеру на верном "Запорожце" и сразу предложила
конкретный план действий. Мы поехали в больницу, где два года назад лежала
моя любимая тетка, и, пока я отвлекала внимание шофера "скорой", Серж


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Тень победы
Суворов Виктор
Тень победы


Акунин Борис - Фантастика
Акунин Борис
Фантастика


Суворов Виктор - Святое дело
Суворов Виктор
Святое дело


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека