Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

услышать. Собеседники удалились во внутренние покои, вероятно,
в частный кабинет Магистра Александра, и оставались там
несколько часов, причем никому не велено было их беспокоить.
Все, что стало известно об их беседе, было впоследствии
рассказано депутатом Дезиньори, которому кое-что поведал сам
Иозеф Кнехт.
-- Вчера вы застали меня врасплох, -- начал предстоятель
Ордена, -- и чуть не вывели из равновесия. За истекшие часы я
кое-что обдумал. Моя точка зрения, разумеется, не изменилась, я
-- член Коллегии и орденского правления. Согласно букве закона,
вы имеете право заявить о своем выходе из Ордена и сложить с
себя свои обязанности. Вы пришли к выводу, что ваш пост стал
для вас бременем, и считаете нужным попытаться начать новую
жизнь вне Ордена. А что, если я вам предложу сделать такую
попытку, но не так, как вы сгоряча решили, а, допустим, взяв
длительный или даже не обусловленный сроком отпуск? Что-то
похожее, кстати, содержалось и в вашем ходатайстве...
-- Не совсем, -- возразил Кнехт. -- Будь мое ходатайство
удовлетворено, я бы остался в Ордене, но все равно ушел бы со
своего поста. То, что вы так любезно предлагаете, было бы
уверткой. Впрочем, Вальдцелю и Игре мало было бы толку от
Магистра, который надолго, на неопределенное время ушел в
отпуск и о котором нельзя суверенностью сказать, что он вообще
вернется. А если бы он и появился снова через год, через два,
он бы многое растерял из того, что ему необходимо знать и что
касается его поста, дисциплины и Игры, и ничему новому бы не
научился.
Александр:
-- Кое-чему, возможно, он все же научился бы. Возможно, он
бы узнал, что мир за пределами Касталии не совсем таков, каким
он его себе представлял, что мир этот столь же мало нуждается в
Иозефе Кнехте, как Кнехт в нем, и он вернулся бы успокоенный и
был бы рад вновь очутиться в прежнем надежном окружении.
-- Ваша доброта простирается слишком далеко. Я вам очень
благодарен и все же не могу ею воспользоваться. Ведь я ищу не
удовлетворения своего любопытства и не мирской жизни, нет, я
ищу безусловности. Я вовсе не хочу выйти в широкий мир, имея за
спиной лазейку на случай разочарования, не хочу быть
осторожничающим путешественником, который выползает из своей
норы, чтобы немного повидать белый свет. Напротив, я жажду
риска, осложнений, опасностей, я изголодался по реальной
задаче, по делу, по лишениям и пукам. Смею ли я просить вас не
настаивать на вашем столь великодушном предложении и вообще не
пытаться поколебать меня или манить назад? Это бы ни к чему не
привело. Мой приезд к вам потерял бы для меня всю свою ценность
и святость, если бы принес мне запоздалое, уже ненужное
исполнение моей просьбы. С момента отправки этой просьбы я
успел шагнуть далеко вперед; путь, на который я ступил, теперь
для меня -- единственно возможный, он -- мой закон, родина,
служение.
Вздохнув, Александр кивнул головой, признавая его правоту.
-- Итак, допустим, -- промолвил он, не теряя терпения, --
что вас действительно невозможно ни смягчить, ни переубедить,
что вы, вопреки внешней очевидности, являете собой глухого, не
внемлющего ни авторитету, ни разуму, ни доброте, что вы
человек, одержимый амоком или охваченный безумием, которому
нельзя становиться поперек дороги. Поэтому я избегаю пока вас
уговаривать или влиять на вас. Но тогда исполните то, ради чего
вы сюда приехали, поведайте мне историю вашего отступничества,
объясните мне ваши действия и решения, столь нас ужаснувшие!
Будь то исповедь или оправдание, будь то обвинение -- все
равно, я хочу это услышать.
Кнехт кивнул.
-- Одержимый амоком благодарит вас и радуется. Я не
намерен выступать с обвинениями. То, что я хотел бы сказать,
если бы это не было так трудно, так невероятно трудно выразить
словами, для меня имеет смысл оправдания, вы же можете принять
это как исповедь.
Он откинулся в кресле и поглядел вверх, туда, где свод еще
хранил бледные очертания стершейся росписи тех времен, когда в
Хирсланде был монастырь, -- призрачные, тонкие следы линий и
красок, цветов и орнаментов.
-- Мысль о том, что должность Магистра может наскучить,
что можно отказаться от нее, посетила меня впервые уже через
несколько месяцев после моего назначения. В один прекрасный



день я сидел и перелистывал записную книжечку моего некогда
прославленного предшественника, Людвига Вассермалера, в которой
он, прослеживая месяц за месяцем целый год своего пребывания на
посту Магистра, дает своим преемникам советы и указания. И я
напал на его предостережение, на его напоминание о том, что к
публичной Игре следующего года надо готовиться загодя. Если же
ты не чувствуешь вдохновения, если не хватает тебе
изобретательности, необходимо настраивать себя путем
концентрации. В тот час я, самый молодой из всех Магистров, еще
чувствовал в себе избыток сил и, прочитав это предостережение,
признаться, улыбнулся в своем юношеском высокомерии над
заботами старого человека. Но уже тогда я почуял в его словах и
нечто серьезное -- что-то вроде опасности, что-то грозное и
гнетущее. Задумавшись над этим, я еще в то время пришел к
решению: если в моей жизни наступит день, когда мысль о
предстоящей Игре вместо радости внушит мне тревогу, вместо
гордости -- страх, я не стану в муках выжимать из себя идеи, а
уйду в отставку и верну Коллегии врученные мне знаки отличия.
Так впервые в мою душу запала эта мысль, но, конечно, в ту
пору, когда я только-только осилил большое напряжение, большие
трудности моей новой должности, когда паруса мои были полны
ветра, я в глубине души не очень-то верил, что когда-нибудь
превращусь в старика, устану от работы и жизни, что и мне
когда-нибудь с сокрушением и замешательством придется изведать,
как нелегко изобретать новые идеи для нашей Игры. Так или
иначе, подобное решение зародилось во мне. Вы меня в то время
хорошо знали, почтеннейший Магистр, возможно, даже лучше,
нежели я сам знал себя, вы были моим советчиком и исповедником
в первые, самые тяжелые дни моего пребывания на посту и совсем
недавно покинули Вальдцель.
Александр испытующе взглянул на него.
-- Мне, пожалуй, никогда не давали более приятного
поручения, -- сказал он, -- я был доволен вами и самим собой,
как это редко случается в жизни. Если верно, что за все
приятное, выпадающее нам на долю, мы должны расплачиваться, я,
видно, должен сегодня нести кару за свою тогдашнюю
восторженность. В то время я по-настоящему гордился вами.
Сегодня я не могу этого сказать. В том, что Орден по вашей
милости испытает такое разочарование, а Касталия будет глубоко
потрясена, есть доля и моей вины. Быть может, когда я был вашим
ментором и советчиком, мне бы следовало побыть еще несколько
недель в Селении Игры и более жестко взяться за вас, более
строго проверить.
Кнехт весело встретил его взор.
-- Вы не должны испытывать таких угрызений совести,
domine, иначе я буду вынужден напомнить вам о некоторых
наставлениях, какие вам пришлось делать мне, когда я,
упорядоченную подвижническую жизнь, какую ведут исполнители
обязанностями и своей ответственностью. И в одну из таких минут
-- я только что вспомнил об этом -- вы сказали мне как-то: если
бы я, Magister Ludi, был злодеем и тупицей, если бы я делал
все, чего Магистр делать не должен, если бы даже сознательно
стремился, находясь на высоком посту, причинить нашей любимой
Касталии как можно больше вреда, эго встревожило бы ее не
больше, взволновало бы не глубже, нежели камешек, брошенный в
озеро. Мелкий всплеск, несколько кругов -- и все! Так прочен,
так незыблем наш касталийский порядок, так неприкосновенен ее
дух. Помните ли вы это? Нет, в моих стараниях быть возможно
более дурным касталийцем и принести Ордену наибольший вред вы,
безусловно, не виноваты. И вы знаете также, что мне никогда не
удастся серьезно поколебать ваше спокойствие. Но я хочу
рассказать вам, что было дальше. То, что я уже в начале моей
магистерской деятельности смог принять подобное решение, то,
что я этого решения не забыл и теперь готов его осуществить,
связано со своеобразным душевным состоянием, которое посещает
меня время от времени и которое я называю "пробуждением". Но об
этом вы знаете, я уже однажды рассказывал вам об этом, когда вы
были моим духовным наставником, и даже сетовал, что со дня
моего вступления в должность у меня уже не бывает такого
состояния, и я все более от него отдаляюсь.
-- Вспоминаю, -- подтвердил Магистр Александр, -- я был
тогда несколько озадачен вашей способностью переживать
подобное, ибо в нашей среде она встречается крайне редко, а за
пределами Касталии проявляется в самых разнообразных формах:
иногда у гениев, особенно у государственных деятелей или


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека