Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Очень тебе нужно было лезть к бабам, чтобы у них встречаться с
ксендзом Млодзеевским? - крикнул князь. - Разве не нашлось бы другой
дороги?
Паклевский ничего не ответил, но спустя немного времени, чувствуя
себя без вины обиженным, заметил:
- Хотя я высоко ценю службу у вашего сиятельства, но, если я уже
утратил ваше доверие...
- Да не будь же ты... - оборвал его канцлер. - Это еще что за шутки,
сударь? Вы отказываетесь от службы у меня? Вот это мне нравится...
Настоящая шляхетская натура! Нос кверху! И ни слова ему не скажи!
Князь дал волю своему гневу и бушевал. Теодор стоял перед ним
спокойно и молча, но чем грознее хотел казаться князь, тем сильнее
закипала кровь у Теодора, и ни с того, ни с сего он твердил про себя:
- Брошу службу!
Быть может, он сознавал свою полезность при дворе канцлера, а
юношеская гордость, так долго дремавшая в нем, вдруг пробудилась от резких
слов не выбиравшего своих выражений князя-канцлера.
Несколько раз князь умолкал, как будто желая услышать оправдание,
смиренное извинение; но Теодор сжал зубы и молчал. Это еще более выводило
из себя властного вельможу, привыкшего к тому, чтобы все перед ним падало
ниц.
Теодор стоял с побледневшим лицом, и когда канцлер на минуту умолк,
он молча поклонился и вышел.
С горячностью, свойственно его возрасту, Паклевский, выйдя из
кабинета князя, не вернулся больше в канцелярию, но отправился прямо к
себе домой. Здесь он написал почтительное письмо канцлеру с выражением
благодарности к нему, запечатал его и оставил на столе. После этого он
вышел на улицу с твердым намерением оставить службу у канцлера.
Среди этих мыслей, идя без цели по улицам, он случайно очутился около
дома на Старом Месте. Он не имел намерения упрекать старостину за ее
болтовню, хоть и был уверен, что это была ее вина; но так как ему,
очевидно, приходилось уехать из Варшавы, то надо же было проститься с
дамами.
Был предобеденный час, но он, не смутившись этим, поднялся по
лестнице. Встреченный им слуга сказал ему, что старостина и генеральша
дома. Он попросил доложить о себе.
Уже у дверей он услышал голосок Лели, которая шла к нему навстречу,
опередив тетку.
- А, наконец-то! Догадались-таки, сударь, что после того обеда
следовало сделать нам визит! - вскричала она, подбежав к нему. - Может
быть, вы опять думаете встретить у нас этого несносного Млодзеевского?
- Я пришел проститься с вами! - сказал Теодор.
- Это что еще значит? - сказала Леля, ведя его в гостиную. - Вы
думаете, что с нами можно проститься и отделаться от нас? Никогда в жизни!
Тетя соединена со своим спасителем узами благодарности, а я - мы же играем
в колечко?
На эту легкомысленную шутку Паклевский ответил таким печальным
взглядом, что и Леля сразу стала серьезнее. Старостина переодевалась для
гостя и просила его подождать: таким образом, молодые люди имели
возможность поговорить наедине.
- Ну, скажите серьезно, что значит это прощание? - спросила девушка.
- Князь-канцлер за что-то прогневался на меня, а я не чувствую, чтобы
заслужил его гнев, поэтому поблагодарил за службу и не знаю, что теперь
делать.
Леля, которая из всего того, что ей приходилось слышать о канцлере,
имела чрезвычайно высокое представление о его могуществе, сначала
взглянула на юношу с недоверием, а потом с сочувствием к его мужеству...
- Ну, и что же вы думаете делать? Говорите скорее! - шептала она,
приблизившись к нему и сразу утратив всю свою веселость.
- Я еще не имел времени обдумать, - отвечал Теодор, - но мне кажется,
что проще всего, и это мой первый долг теперь, - поехать к матери и
посоветоваться с нею!
Девушка вопросительно смотрела на него и, видимо, сама не знала, что
ему сказать...
- Мне кажется, - шепнула она, - что вы слишком поспешили с отставкой;
князь мстителен; вы преградили себе путь...
- Что делать! - возразил Паклевский. - Дело сделано, теперь уж не
стоит об этом говорить...
- Наверное, нашелся бы кто-нибудь, кто бы мог упросить князя, -
шепнула Леля.
- Я именно не хочу ни сам просить его, ни других заставлять просить
за меня, - сказал Теодор. - А князь меня не простит, я в этом уверен...
В эту минуту вошла старостина, к которой, опережая Теодора, бросилась
Леля и закричала ей, хлопая в ладоши:
- Пусть тетя хорошенько проберет своего спасителя! Какая-то муха его



укусила! Канцлер что-то ему там сказал, а он поблагодарил за все и бросил
его. Пришел к нам проститься, хочет ехать в деревню и еще там - Бог знает
что!
- Что я слышу! Что я слышу! - прервала ее сильно взволнованная
старостина. - Но почему же? Как это случилось? Этого не может быть... мы
этого не позволим...
- Тетя, - шепнула Леля на ухо тетке, - пожалуйста, спросите его
хорошенько обо всем и побраните, да не позволяйте, чтобы он там закопался
в деревне, потому что это просто глупо...
Проговорив это, Леля выбежала из комнаты, оставив тетку наедине со
спасителем.
- Ах, сударь, говорите же скорее, что случилось, - заговорила
встревоженная старостина.
- По-видимому, - сказал Паклевский, - в городе узнали о моем свидании
в вашем доме с ксендзом Млодзеевским; из этого тотчас же сделали различные
заключения, пошли сплетни, и князь стал выговаривать мне сегодня, что я
проболтался...
Канцлер очень запальчив и не щадит никого, а я молод, и в жилах у
меня течет кровь, а не вода. Находя эти выговоры несправедливыми, я
поблагодарил за все милости и откланялся.
- Но, помилуйте, - с жаром прервала его старостина, - да вы, может
быть, приобрели себе врага на всю жизнь! Князь не прощает никому, а
фамилия приобретает все больше власти.
- Что делать! - тихо сказал Теодор. - Ни канцлеру, ни кому другому на
свете я не позволю пренебрегать собою!
Напрасно старостина старалась внушить Теодору мысль о возможности
исправить дело и вернуться на службу к канцлеру; он молчал. Она чуть не
расплакалась, видя его упорство. Хотела уговорить его не удаляться пока из
Варшавы, делая ему какие-то неясные намеки, давая какие-то неопределенные
надежды и сама путаясь в том, что она хотела - не сказать ему, а только
дать понять. Но Паклевский, поблагодарив ее за участие, не ответил ничего
на ее намеки и, взявшись за шапку, хотел удалиться. Ни Леля, ни старостина
не могли удержать его; первой удалось только взять с него слово, что он не
уедет из Варшавы, не попрощавшись с ними перед отъездом; она проводила его
до самых дверей повторяя:
- Если вы не сдержите слова, то я не желаю никогда больше вас видеть!
Выйдя от них, Паклевский не сразу сообразил, что ему делать; он не
хотел даже заходить во дворец: был уверен, что письмо его успели уже
передать канцлеру и, зная его, не сомневался в том впечатлении, которое
оно должно было произвести на него. Не для чего было возвращаться туда,
где его неминуемо ожидали неприятности от товарищей по канцелярии,
которые, конечно, не преминули бы, пользуясь его опальным положением и
безнаказанностью, досадить, чем могли.
Он решил временно снять где-нибудь комнатку, послать за своими вещами
и подготовиться к отъезду в Борок.
Погруженный в эти размышления, он неожиданно встретился на краковском
предместье - ведь бывает же такая судьба - с доктором Клементом,
приехавшим в Варшаву вместе с гетманом. Увидев его, доктор пошел прямо к
нему навстречу.
- Постой, ради Бога! - воскликнул он. - Я тебя ищу, охочусь прямо на
тебя; но никто из нас не может проникнуть во дворец канцлера, не возбудив
подозрения с той или с другой стороны. Я непременно должен поговорить с
тобой.
Оглянувшись вокруг, Клемент затащил Теодора в первый попавшийся
ресторанчик, велел провести себя в отдельный кабинет и, едва только они
остались вдвоем, француз поднял к верху обе руки и воскликнул:
- Что ты тут выделываешь, сударь? Сделался anima damnata канцлера,
худшего врага пана гетмана? Мы, сударь, осведомлены о всех ваших делах.
Слышали и о том, что ты перетянул на сторону фамилии Млодзеевского. Все
говорят о том, что ты с необычайной ловкостью задал нам самый страшный
удар... Разве можно так поступать? Гетман всегда любил всю вашу семью и
всегда готов был прийти ей на помощь, а ты, сударь, становишься его
неумолимым врагом!!
Теодор слушал его, удивленный и смущенный; но так как он уж и без
того был раздражен, то эти нападки еще сильнее возбудили его.
- Дорогой доктор, - сказал он, - я не могу понять ваших упреков. Я
свободный человек и не имею никаких обязательств по отношению к гетману, а
мой отец и мать моя, которую я люблю больше всего на свете, учила и
заклинала меня не иметь никакого дела с гетманом... Я так верю словам моей
матери, что совершенно убежден в справедливости ее возмущения гетманом.
Должно быть, он заслужил его; не стала бы она без всякой причины внушать
мне неприязнь и отвращение к нему... Это одно, дорогой доктор. А второе:
за время моей службы у князя-канцлера я стал смотреть совсем иными глазами
на нужды страны и людей. Ничто на свете не может изменить моих убеждений -
я был и буду всегда противником гетмана, и если я, маленький человек,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Лукьяненко Сергей - Ночь накануне
Лукьяненко Сергей
Ночь накануне


Шилова Юлия - Хочу все сразу, или Без тормозов!
Шилова Юлия
Хочу все сразу, или Без тормозов!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека