Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

кружили над городом, а потом шли на посадку. А в тот же день расшифровывал
виденное уже на земле, во время нашей прогулки с Ириной. Мы успели обойти
и увидеть не так уж много, но смотрел я усердно и запоминал крепко. "А
вдруг Мартин вовсе не ошибся?" - мелькнула мысль. Он видел Нью-Йорк, я -
Париж. И в том и в другом случае - гипномираж, как сказал Томпсон. Но
зачем пришельцам внушать нам разные галлюцинации? По месту рождения,
особенно крепко засевшему в памяти человека? Но я уроженец не Парижа, а
Москвы, однако вижу Эйфелеву башню, а не Василия Блаженного. Может быть,
"облака" выбрали то, что запомнилось совсем недавно, но Мартин, по его
словам, не был в Нью-Йорке добрый десяток лет. Какая логика заставляла
демонстрировать нам совсем разные видовые фильмы? и снова сомнения: а
может быть, все-таки не фильм, не мираж и не галлюцинации? Вдруг в этой
гигантской лаборатории действительно воспроизводятся города, чем-то
поразившие наших гостей. И как воспроизводятся - материально или
умозрительно? И с какой целью? Постичь город как структурную форму нашего
общежития? Как социальную ячейку нашего общества? Или просто как живой,
многогранный, трепещущий кусок земной жизни?
- Бред, - сказал Толька.
Я оглянулся и увидел его, висевшего рядом в двух метрах на туго
натянутых стропах своего парашюта. Именно висевшего, а не падавшего, не
плывущего и влекомого ветром, а неподвижно застывшего в таком же странном
неподвижном воздухе. Ни дуновения ветерка, ни единого облачка. Только
чистый ультрамарин неба, знакомый город внизу да мы с Толькой, подвешенные
на полукилометровой высоте на твердых, как палка, стропах непонятно каким
образом закрепленного парашюта. Я все-таки говорю: в воздухе, потому что
дышалось свободно и легко, как где-нибудь в Приюте одиннадцати у вершины
Эльбруса.
- Соврал Мартин, - прибавил Толька.
- Нет, - сказал я. - Не соврал.
- Значит, ошибся.
- Не думаю.
- А что ты видишь? - вдруг забеспокоился Толька.
- А ты?
- Что я, серый? Эйфелевой башни не знаю?
Значит, Толька видел Париж. Гипотеза о гипногаллюцинации, специально
рассчитанной на испытуемого субъекта, отпадала.
- А все-таки это не Париж. Федот, да не тот, - сказал Толька.
- Глупости.
- А где горы в Париже? Пиренеи далеко, Альпы тоже. А это что?
Я взглянул направо и увидел цепь лесистых склонов, увенчанных каменными
рыжими пиками в снежных шапках.
- Может быть, это здешние, гренландские? - предположил я.
- Мы внутри купола. Никаких гор кругом. А потом, где ты видел снежные
шапки? Их по всей Земле теперь не найдешь.
Я еще раз взглянул на горы. Между ними и куполом тянулась синяя полоска
воды. Озеро или море?
- Как эта игра называется? - вдруг спросил Толька.
- Какая игра?
- Ну, когда из кусочков что-то клеят. Вроде конструктора.
- Джиг-со.
- Сколько одной прислуги в отеле, не считая постояльцев? - размышлял
Толька. - Человек тридцать. Разве все парижане? Кто-нибудь наверняка из
Гренобля. Или откуда-нибудь с горами и морем. У каждого свой Париж пополам
с Пошехоньем. Если все это склеить, модели не будет. Не тот Федот.
Он повторил предположение Зернова, но я все еще сомневался. Значит,
игра в кубики? Сегодня построим, завтра сломаем. Сегодня Нью-Йорк, завтра
Париж. Сегодня Париж с Монбланом, завтра с Фудзиямой. А почему бы нет?
Разве то, что создано на Земле природой и человеком, - это предел
совершенства? Разве повторное его сотворение не допускает его улучшения? А
может быть, в этой лаборатории идут поиски типического в нашей земной
жизни? Может быть, это типическое здесь выверяется и уточняется? Может
быть, "не тот Федот" для них именно тот, которого ищут?
В конце концов я запутался. А зонт парашюта висел надо мной, как крыша
уличного кафе. Не хватало только столиков с бокалами лимонада в такую
жару. Только сейчас я заметил, как здесь жарко. Солнца нет, а пекло как в
Сухуми.
- А почему мы не падаем? - вдруг спросил Толька.
- Ты, между прочим, кончил семилетку или выгнали из пятого?
- Не трепись. Я же по делу.
- И я по делу. Тебе знакомо явление невесомости?
- В невесомости плаваешь. А я двинуться не могу. И парашют как
деревянный. Что-то держит.
- Не "что-то", а кто-то.
- Для чего?
- Из любезности. Гостеприимные хозяева дают урок вежливости незваным



гостям.
- А Париж зачем?
- Может быть, им нравится его география?
- Ну, если они разумны... - взорвался Толька.
- Мне нравится это "если".
- Не остри. Должна же быть у них какая-то цель.
- Должна. Они записывают наши реакции. Вероятно, и этот наш разговор.
- Чушь зеленая, - заключил Толька и замолчал, потому что нас вдруг
сорвало, как внезапно налетевшим порывом ветра, и понесло над Парижем.
Сначала мы снизились метров на двести. Город еще приблизился и стал
отчетливее. Заклубились черные с проседью дымки над фабричными трубами.
Самоходные баржи на Сене стали отличимы от пестрых катерков, как обувные
коробки от сигаретных пачек. Червячок, медленно ползущий вдоль Сены,
превратился в поезд на подъездных путях к Лионскому вокзалу, а рассыпанная
крупа на улицах - в цветную мозаику летних костюмов и платьев. Потом нас
швырнуло вверх, и город опять стал удаляться и таять. Толька взлетел выше
и сразу исчез вместе с парашютом в сиреневой пробке. Через две-три секунды
исчез в ней и я, а затем мы оба, как дельфины, подпрыгнули над гранями
голубого купола, причем ни один из парашютов не изменил своей формы,
словно их все время поддували неощутимые воздушные струи, и нас понесло
вниз, к белому полотну ледника.
Мы приземлились медленнее, чем при обычном прыжке с парашютом, но
Толька все же упал, и его поволокло по льду. Пока я освободился от строп и
поспешил помочь ему, к нам уже бежали из лагеря, пропустив вперед
Томпсона. В расстегнутой куртке, без шапки, с подстриженным ежиком седины,
он напоминал старого тренера - таких я видел на зимней Олимпиаде в
Гренобле.
- Ну как? - спросил он с привычной повелительностью манеры и тона.
И, как всегда, меня эта повелительность разозлила.
- Нормально, - сказал я.
- Мартин уже сигнализировал, что вы оба благополучно вышли из пробки.
Я молча пожал плечами. Зачем они держали в воздухе Мартина? Чем бы он
нам помог, если б мы _неблагополучно_ вышли из пробки?
- Что там? - наконец спросил Томпсон.
- Где?
"Потерпишь, милый, потерпишь".
- Вы прекрасно знаете где.
- Знаю.
- Ну?
- Джиг-со.



30. ПАРЫ
Мы возвращались в Уманак. Мы - это наша антарктическая компания плюс
научно-технический персонал экспедиции плюс два вездехода, где мы все
размещались, плюс санный караван с экспедиционным имуществом. Вертолет еще
раньше был возвращен на полярную базу в Туле, а командир наш с
аппаратурой, которую можно было погрузить на самолет, вылетел в
Копенгаген.
Там и состоялась его последняя пресс-конференция, на которой он
опроверг все свои официальные и частные заявления о каких бы то ни было
удачах экспедиции. Эту мрачную перекличку вопросов и ответов мы слушали в
трансляции из Копенгагена в радиорубке вездехода и сохранили для потомства
в магнитофонной записи. Все возгласы, шум и смех и несущественные возгласы
с места мы вырезали, оставив только вопросно-ответный костяк.

"- Может быть, командор в качестве преамбулы сделает сначала
официальное заявление?
- Оно будет кратким. Экспедиция не удалась. Не удалось поставить или
довести до конца ни один научный эксперимент. Мне не удалось определить ни
физико-химическую природу голубого свечения, ни явлений за его пределами -
я имею в виду пространство, ограниченное протуберанцами.
- Почему?
- Силовое поле, окружающее площадь свечения, оказалось непроницаемым
для нашей техники.
- Вы говорите о технике экспедиции, но проницаемо ли оно вообще,
учитывая все возможности земной науки?
- Не знаю.
- В печать, однако, проникли сведения о его проницаемости.
- Что вы имеете в виду?
- "Фиолетовое пятно".
- Мы видели несколько таких "пятен". Они действительно не защищены


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Крыло ангела
Злотников Роман
Крыло ангела


Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека