Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

магазины, и залы для танцев, объясняет, где можно достать ковры, где
редкие книги, где старинный фарфор. У него получается, что в Москве никто
не занимается делом, а все рыщут по магазинам и думают, как бы обставить
свою квартиру.
Мне очень хочется знать, какая же Москва всамделишная. Скоро у нас
кончается стройка и все разъедутся. Меня зовут и на Курильские острова, и
в Петропавловск, и здесь тоже можно остаться, потому что за Горелой сопкой
надо следить, проверять, что там творится внутри. Но останусь ли я или
уеду куда-нибудь, это зависит от одного человека.
Приезжайте обязательно, Александр Григорьевич. Если приедете
заблаговременно, не в самую последнюю минуту, я постараюсь взять отпуск,
чтобы встретить Вас. Возьмите с собой шубу потеплее, в этом году у нас
ранняя зима.
Остаюсь помнящая Вас всегда - Таисия Вербина.
Вулканоград, 11 октября".

Второго ноября к вечеру Ковалев дал задний ход и отвел комбайн от
пышущего жаром светящегося забоя. Работа была кончена. Последние метры
туннеля следовало пробить уже после того, как наверх будут выпущены газы и
давление в центральной камере упадет.
А Мовчан еще работал. Мовчан отстал на целых три дня. Это были самые
позорные дни в его жизни. Подумать только: стройка ждет, пока он кончит!
Мовчан не ел, не спал, издергался сам и измучил рабочих. Но ведь скважину
нельзя было провести так же быстро, как на чертеже.
Между тем Вулканоград готовился к празднику. На домах вывешивались
флаги, портреты, украшенные хвоей и яркими лентами. Красные полотнища
рдели на фоне одноцветного, как фотография, зимнего пейзажа. Монтеры
ввинчивали цветные лампочки. Седьмого ноября их должен был зажечь вулкан.
В кабинете Кашина появился новый хозяин - директор будущего
Энергокомбината. Он уже принимает гостя из Министерства электростанций.
Разложив на столе цветные диаграммы, директор водит по столбикам
авторучкой и говорит с возмущением:
- Смотрите на цифры. Где у меня резерв? На горе двенадцать турбин, по
сто тысяч киловатт каждая. Я снабжаю Петропавловск, районы, рыбный
комбинат, леспромхозы с лесокосилками, завод "Электроцинк",
Камчаталюминий. Сто тысяч киловатт даю на освоение следующего вулкана, а
теперь еще - передача в Магадан. А нужды города? А на эксплуатацию вулкана
по законным нормам? Где вы нашли остатки? Считайте сами! - И в голосе его
раздраженное недоумение: рвут энергию, грабят, ничего не оставили!
У директора свои хозяйственные заботы, у Кашина - свои строительные.
После седьмого ноября их будет совсем немного, но сегодня Кашин не отходит
от видеофона. То и дело слышится:
- Покажите, что у вас там в правом углу... А в левом?.. Отодвиньтесь,
не заслоняйте... А кто вывезет этот мусор? На праздник оставляете?
Возьмите машины, и чтоб через час все было убрано!
Он крутит ручку видеофона, на экране мелькают корпуса, дома, мачты,
дороги... Все нарядное, свежевыкрашенное. Где были кучи глины - выросли
здания. Вот жилой городок, вот лаволитейный завод...
Приземистая темно-синяя машина стоит у ворот завода, очевидно, давно,
ее запорошило снегом. Шофер замерз, он то включает мотор, то выключает и
бегает вокруг, притопывая и размахивая руками. Пассажиров нет и нет. Уже
третий час, как ушли, бродят по комбинату и заговаривают со всеми
встречными. Но вот и они наконец. Один коренастый, круглоголовый, в шапке,
сдвинутой на затылок, другой тощий, сутуловатый, в шляпе и с палочкой.
- Так вы довольны нашим предсказанием, товарищ Яковлев? - спрашивает
тот, что в шляпе.
- Предсказанием мы довольны, Дмитрий Васильевич, - отвечает Яковлев, -
а землетрясением не очень, Жертв у нас, правда, не было, но кое-кого
ушибло... Мне самому в лоб камень попал, небо с овчинку показалось. И
разрушения были: засыпанные дороги, трещины в домах, смытые склады. Недели
две возились, пока восстановили. Все-таки обидно: работаешь, работаешь, и
вдруг приходит какая-то стихия и начинает распоряжаться! А когда вспоминаю
я обозы, детишек, уходящих из города, зло берет, честное слово. Кто здесь
хозяева - мы или какая-то подземная непогода? Вот с вулканом стало ясно:
мы распоряжаемся. А насчет землетрясений пока недодумано - это ваш грех,
товарищи ученые.
- Да, это верно, - соглашается Дмитриевский.
- Если вы не устали, профессор, - продолжает Яковлев, предупредительно
открывая дверцу машины, - если не очень устали, поедем в оранжереи.
- Конечно, я устал, - говорит профессор Дмитриевский, усаживаясь и
ставя палку между колен. - Но оранжереи осмотреть хочу. В моем возрасте не
стоит откладывать: можно упустить совсем. Тем более, что я ощущаю
некоторую моральную ответственность... за оранжереи и все прочее. В свое
время я поддержал проект Грибова и Кашина, исходя, так сказать, из



общефилософских соображений о поступательном ходе науки, человеческой
мысли вообще. И меня мучают угрызения совести, не поступил ли я
легкомысленно, вовлекая вас в такое трудное предприятие.
На лице профессора ни тени улыбки. Но Яковлев понимает, что старик
по-своему шутит. Сегодня, накануне полной победы, нельзя всерьез говорить
о сомнениях.
- Пусть угрызения не мучают вас, - весело говорит Яковлев. - Наша
ответственность еще больше. Вы поддержали проект, а мы его приняли. Не из
уважения к профессору Дмитриевскому, а потому, что электростанция нужна
была нам позарез, какая угодно - на воде, на угле, на вулкане... Нужды
Камчатки вызвали это строительство. Но имейте в виду, что нужды растут!
Поэтому вы, со своей стороны, подбадривайте науку. Пусть она движется
поступательно и с ускорением.

Оранжереи тянутся на много километров. Сейчас это пустые застекленные
сараи. На крышах - снег, внутри - голая, заиндевевшая земля. И странно,
почти дерзко выглядят вывески над дверями: "Бахча", "Ранние овощи",
"Вишневый сад", "Яблоки и груши" и даже "Камчатские цитрусы".
Только в одном здании зелено. Сюда уже поступает тепло от горячего
источника. В этой опытной оранжерее - густая зелень: рассада для ранних
овощей, саженцы, ожидающие, когда прогреется почва в других строениях,
даже пальмы в кадках. Здесь всегда много посетителей - ведь это
единственный зимний сад и вообще пока единственный сад в Вулканограде.
Сюда в свободное время охотно заглядывают строители погреться, подышать
ароматом зелени, вспомнить о минувшем лете, помечтать о грядущей весне
Вулканограда.
Но эти два посетителя - человек в очках и черноволосая девушка с прямым
пробором, - кажется, совсем забыли, где находятся. Вот уже час они стоят
возле кадки с лимонным деревом. За это время можно было сто раз прочитать
все, что написано на дощечке по-русски и по-латыни.
- Так много нужно рассказать вам, Александр Григорьевич, - говорит
девушка. - Я совсем изменилась, стала другим человеком. Раньше я, была
девчонкой... Что я понимала? Ровно ничего. Здесь, на стройке, я увидела
столько нового, столько интересных людей...
- Вы мне писали только про "одного" человека, - говорит Грибов с
ударением.
- Какого человека?
- От которого зависит ваш отъезд.
Тася улыбается:
- Ну, он-то здесь ни при чем!
- Кто же он?
У Таси замирает сердце. Наступает очень важная, возможно самая важная
минута в ее жизни. В душе у девушки смятение. Ей хочется крикнуть: "Только
не сейчас. Я спешу на работу, нельзя говорить об этом на ходу. Отложим на
седьмое..."
- Я хочу знать, кто он, Тася... Не увиливайте!
- Вы...
- Тася, один человек давно решил. Ты едешь с ним в Москву завтра...
нет, не завтра, но сразу после торжества... Восьмого утром.
- Пустите меня, уже поздно, мне нужно на работу. Мы поговорим еще...
Потом...
- Конечно, поговорим. Нарочно поедем в поезде. Две недели в пути. Никто
не будет мешать, наговоримся досыта.
- Я бегу, до свиданья!
- До свиданья, Тасенька!
- Вы с ума сошли! На нас смотрят!
Нет, никто не видит поцелуя. И та пара, что стоит у соседней пальмы,
загораживая Тасе путь к выходу, тоже занята своим разговором.
- С тобой из моего дома ушло счастье, - говорит Тартаков. - Я потерял
покой, я бродил под окнами твоей матери, я ждал у трамвайной остановки,
писал, ты не отвечала на письма... Потом я узнал, что ты на Камчатке.
Бросил все и поехал за тобой. Но Камчатка велика. Только сегодня мы
встретились в первый раз.
- Я была на Котиковых островах. Живу там третий год почти безвыездно.
Что делаю? Подводные съемки по программе - ложе океана, материковый склон,
глубоководные впадины, подводные хребты и вулканы. Снимала с берега, с
корабля, с подводной лодки, с катера. Один раз во время шторма с вертолета
пересаживалась на палубу. Тонула, простужалась, болела... Впрочем, зачем
тебе знать об этом?
- Ленуська, сердце мое надрывается, когда я смотрю на тебя. Ты ли это -
в валенках, в ватнике? Ты охрипла, у тебя потрескались губы, обморожены
скулы. Тебя гонит по свету, как лист, сорванный ветром. Зачем ты уехала?
Ведь я же тебя на руках носил! Неужели твоя любовь была такой непрочной?
Вернись, забудем все. Я окружу тебя теплом и вниманием. Ты же погибнешь


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Путь князя. Быть воином
Злотников Роман
Путь князя. Быть воином


Перумов Ник - Война мага. Эндшпиль
Перумов Ник
Война мага. Эндшпиль


Шилова Юлия - Хочу замуж, или Русских не предлагать!
Шилова Юлия
Хочу замуж, или Русских не предлагать!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека