Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

шаг вперед в творческом развитии писателя. В условиях возраставшей
реакционности буржуазного строя и буржуазной литературы Диккенс продолжал
писать произведения, не только насыщенные социальным содержанием, но еще
более обличительные, чем прежде. В 50-е годы Диккенс создает такие
социальные полотна, как "Холодный дом" (1852), "Тяжелые времена" (1854) и
"Крошка Доррит" (1856).
Демократизм Диккенса, постоянная забота его о судьбе народа объясняет
позицию художника в те годы, когда в творчестве почти всех его современников
критический реализм был на ущербе.
Романы, написанные Диккенсом в 50-х годах, заметно отличаются не только
от его ранних романов, но даже от тех, в которых уже намечались серьезные
сдвиги в художественной системе писателя, таких, как "Мартин Чезлвит" и
"Домби и Сын". Картина жизни, выступающая с полотен этих романов, гораздо
шире. значительней они и по своему общественному содержанию, и обличительная
тенденция в них острее. Хотя Диккенс и продолжает создавать комедийные
образы, по характеру своему не уступающие его ранним карикатурам (клерки
Уивл и Гаппи или Тарвидроп в "Холодном доме"), однако юмор в больших
социальных романах писателя 50-х годов решительно вытесняется сатирой.
Сатира Диккенса, созревшая уже в "Мартине Чезлвите", развиваясь вширь, одно-
временно идет и вглубь. В таких романах, как "Холодный дом", "Тяжелые
времена" и "Крошка Доррит", она принимает разнообразные формы, приобретает
еще большую, чем прежде, художественную убедительность. Критическому
изображению подверглись в них не только отдельные представители
собственнического класса (как в "Мартине Чезлвите" или "Домби и Сыне"), но и
общественные явления, воспринятые и показанные в их связи и взаимодействии.
Так, "Холодный дом" - сатира не на твердолобого аристократа Дэдлока или
даму-патронессу, просвещающую светом евангелия обитателей тихоокеанских
островов, а на общественные анахронизмы, поддерживаемые реакционным классом,
и буржуазную филантропию, показанную в сопоставлении с нищетой и невежеством
общественных низов большого капиталистического города. "Тяжелые времена" не
сатира на Гредграйнда или Баундерби - типичных представителей определенных
слоев тогдашней буржуазии, - а сатирическое изображение всей практики
промышленной буржуазии, ставшей фактическим хозяином капиталистической
Англии. Наконец, "Крошка Доррит" не сатира на Мердлей и Спарклеров, а мощное
сатирическое обличение коррупции и бюрократизма, царящих в английском
государственном аппарате (Полипы и Министерство Околичностей), смыкания
землевладельческой аристократии с финансовыми магнатами, управляющими всей
общественной и государственной жизнью страны.
При всей сатирической остроте романов 50-х годов, при всем том, что в
них наблюдается углубление критического реализма Диккенса, те же романы
наиболее противоречивые из всех произведений великого писателя.
Вещи переставали укладываться в те простые и готовые схемы, за которые
писатель еще недавно настойчиво держался. В мировоззрении Диккенса уже не
было места прежней уверенности в закономерности конечной победы Добра и
Справедливости над Злом.
Писателю-реалисту, который был свидетелем событий 10 апреля 1848 года в
Англии и современником июньских дней во Франции, трудно было сохранить
уверенность в конечной удовлетворительности всего существующего и
возможности переделать мир путем "рождественской проповеди".
Действительность перестала быть понятной и простой, какой она казалась
автору "Записок Пиквикского клуба" и даже "Николаса Никльби".
В "Крошке Доррит" Диккенс прямо говорит о возможной катастрофе
британского корабля, который со всех сторон облепили полипы. Он призывает
британцев вовремя предотвратить крушение, не допустить, чтобы весь корабль
пошел ко дну. Но каковы должны были быть меры спасения корабля Британии,
Диккенс не знал или не хотел знать. Он так и не ответил на вопрос, который
сам поставил в своем романе.
В романах 50-х годов Диккенс оставил открытым вопрос о возмездии Злу, о
перспективах торжества Добра и Правды. Гуманные идеалы его опровергались
жизнью, иллюзии, которые он себе создавал, рушились на его глазах.
Трагедия Диккенса заключалась в том, что, утратив наивный оптимизм,
порожденный представлением о буржуазном мире как о высшей ступени в развитии
человечества, писатель не мог перейти к оптимизму, возникшему на другой
основе: для этого ему не хватало глубокого понимания законов общественного
развития. В связи с этим наряду с острым критицизмом в произведениях
писателя появлялись мотивы грустной примиренности.
Крах "рождественских" идей Диккенса отразился на художественной системе
романов 50-х годов, на их композиции и на характере раскрытия образов.
Диккенс еще решительнее, чем в "Домби и Сыне", отступил в этих романах
от композиционной схемы, типичной для его ранних произведений. При большом
внутреннем единстве все романы 50-х годов отличаются многообразием сюжетных
линий, пестротой жанрового профиля. Это многообразие подсказывалось писателю
самой жизнью. И "Холодный дом" и "Крошка Доррит" не только социальные
романы, но и психологические и авантюрно-детективные. Один сюжетный
стержень, развивающийся на широком социальном фоне (композиция, типичная для



романов 30-х годов), сменяется сюжетом, распадающимся на несколько связанных
между собой и переплетающихся линий или потоков.
Более того, в процессе работы над такими романами, как "Холодный дом"
или "Крошка Доррит", Диккенс передвигал центр тяжести с одной сюжетной линии
на другую, производил в процессе работы над книгой существенную
перегруппировку сюжетных мотивов. Так, от социальной проблемы, выдвинутой на
первый план в начале "Холодного дома" (темы Канцлерского суда), Диккенс
постепенно переходит к теме семейной драмы в доме Дэдлоков и
психологическому конфликту леди Дэдлок, с тем чтобы под конец романа
сконцентрировать все свое внимание на авантюрно-детективных мотивах сюжета.
Романы 50-х годов начинаются как социальные и кончаются как
семейно-психологические ("Тяжелые времена") или авантюрно-фабульные
("Холодный дом", "Крошка Доррит").
Диккенс во всех романах 50-х годов продолжает проповедовать альтруизм и
оптимизм, но уже мало верит в действенность своей проповеди. Этим
объясняется нарастание тоскливых интонаций в его романах этого времени,
неубедительность их счастливых концовок, плохо вяжущихся с развитием
предыдущих событий. Благополучное окончание романов, которое отнюдь не
противоречило философии молодого Диккенса, уже в "Домби и Сыне" кажется
неоправданным. Счастливые концовки в романах 50-х годов перестают убеждать
читателя.
Сдвиги в сознании писателя отразились и на манере раскрытия им
изображаемых характеров. Романы строятся на сочетании строго реалистических
картин с заостренно-сатирическим гротескным изображением. В изображении тех
персонажей, которые подвергаются наиболее острому сатирическому раскрытию,
увеличиваются элементы шаржа, граничащего с гротеском (Крук в "Холодном
доме", Гредграйнд и Баундерби в "Тяжелых временах", Полипы в "Крошке Доррит"
и т. д.). Обращаясь к шаржу и гротеску, Диккенс расширял аллегорическое
значение многих образов. Внешнее уродство образов подчеркивало их уродство
внутреннее. Прием лейтмотивного раскрытия образов сохранился только в
гротеске.
Глубже и настойчивей раскрывается внутренний мир многих героев романов,
фиксируются все их душевные движения, оттенки настроений и переживаний
(образ леди Дэдлок, Джарндиса, Эстер Саммерсон и т. п. в "Холодном доме",
Рейчел в "Тяжелых временах"). Положительные герои Диккенса хотя и
идеализированы, как прежде, но не являются в романах 50-х годов основными.
Раунсуэл и Эстер в "Холодном доме", Сисси в "Тяжелых временах", Миглз в
"Крошке Доррит" отнюдь не ведущие герои романов, как Николас Никльби или
Мартин Чезлвит.
Социальные романы Диккенса 50-х годов - целая энциклопедия английской
жизни.
Особое место не только в наследии Диккенса, но и в наследии всего
английского реализма XIX века занимает роман "Тяжелые времена". Здесь на
последней волне чартизма, поднявшейся в 1853-1854 годах, Диккенс впервые
нарисовал картину борьбы двух основных классовых сил своего времени -
промышленников и индустриального пролетариата. Хотя Диккенс продолжал и в
своей публицистике и в других высказываниях отстаивать идею классового мира,
однако в годы создания "Тяжелых времен" он впервые признал право рабочих на
забастовки.
"Я не могу выдавать себя за человека, - писал Диккенс в 1856 году
соредактору издававшегося им с 1850 года журнала "Домашнее чтение" Уиллсу, -
придерживающегося того мнения, что все забастовки, поднятые тем несчастным
классом общества, которому с таким трудом удается мирным путем добиться,
чтобы прислушивались к его голосу, обязательно преступны, потому что я этого
не думаю... тогда невозможна никакая гражданская война, никакое восстание".
Обстановка в Англии вовремя и после Крымской войны, господство
аристократической олигархии, пагубное для народа укрепление консерваторов,
бедственное положение народных масс, которое несколько смягчилось, но отнюдь
не было устранено в эпоху так называемого английского "процветания", все это
оживило у писателя настроения 40-х годов, предчувствия тяжелых потрясений,
все напоминало ему обстановку во Франции накануне буржуазной революции
1789-1794 годов, о чем он постоянно говорит в переписке с друзьями.
"Я считаю, - писал Диккенс в 1855 году известному политическому деятелю
Лайарду, - что недовольство в стране тем страшнее, что оно тлеет, не
вспыхивая пожаром. То, что происходит у нас, чрезвычайно напоминает мне
настроения во Франции накануне первой революции и может привести к взрыву по
любому, самому незначительному поводу".
Под влиянием этих мыслей Диккенс начал свой второй (и последний)
исторический роман "Повесть о двух городах" (1859). Правящим классам,
уверенным в прочности своего господства, Диккенс напоминал о бедствиях
французского народа накануне революции 1789-1794 годов и о той страшной рас-
плате, которая уже однажды постигла угнетателей. "Повесть о двух городах"
должна была предостеречь английского читателя от возможности повторения
того, что однажды уже испытало человечество. Насилию революции Диккенс здесь


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Лукьяненко Сергей - Спектр
Лукьяненко Сергей
Спектр


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - лорд-протектор
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - лорд-протектор


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека