Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

манера изложения, ироничность и любимая Гессе интонация
бесстрастного историка прикрывает блестящий критический анализ,
умение писателя различить и зафиксировать симптомы неизлечимой
болезни своей эпохи и в то же время непонимание глубинных
причин этой болезни, внутреннюю неуверенность и
противоречивость.
Роман состоит из трех, неравных по объему частей: вводного
трактата -- "популярного" очерка истории Касталии и Игры в
бисер, жизнеописания главного героя и произведений самого
Кнехта -- стихов и трех прозаических опусов, имеющих, в свою
очередь, форму жизнеописаний.
Прежде чем обратиться к истории знаменитого касталийца
Кнехта, летописец возвращается к далекому прошлому --
предыстории и истории возникновения Касталии. Якобы с позиций
далекого будущего в романе дается сокрушительная критика
общества XX века и его вырождающейся культуры, критика эпохи,
которую касталийский историк называет
"фельетонистической"{1_1_0_04} (от немецкого значения термина
"фельетон", что означает "газетная статья развлекательного
характера"). Надо сказать, что эти страницы Гессе нисколько не
утеряли своей злободневности и в наши дни, если употреблять
более современные термины, критика фельетонизма есть критика
так называемой "массовой культуры" буржуазного мира.
"Духовность" все больше и больше деградирует в
"фельетонистическую эпоху"{1_1_0_04}. На смену серьезным
занятиям науками и искусствами, самоотверженным поискам,
открытию новых законов и связей, созданию подлинных
произведений человеческого гения пришла пустопорожняя болтовня
о науке и искусстве. "Газетное чтиво" становится знамением
эпохи. Ученые и художники изменяют своему призванию, продаются,
так как их манят деньги и почести. Они более не служат своим
убеждениям, а развлекают и -- главное -- отвлекают своих
читателей. Армия интеллигенции трудится над писанием всякого
рода печатного хлама. Котируются анекдоты и мелкие происшествия
из жизни знаменитых людей или паукообразные сочинения, вроде:
"Фридрих Ницше и дамские моды в семидесятые годы девятнадцатого
столетия", "Роль комнатных собачек в жизни знаменитых
куртизанок" и т.п. Не наука, а профанация науки, проституция
духовного творчества. Слово обесценилось, наступила инфляция
слова. За ней скрывается ужасающая духовная пустота и кризис
морали, страх перед будущим, перед неизбежностью новой войны,
перед всесилием "хозяев".
В "фельетонистическую эпоху" много талантливых людей,
одаренных мыслителей. Этот век не является безыдейным, но, по
словам Гессе, он не знает, что делать со своими идеями, ибо в
глубине всего таятся страх и чувство обреченности. "Они
прилежно учились управлять автомобилем, играть в замысловатые
карточные игры и мечтательно отдавались разгадке кроссвордов,
ибо перед лицом смерти, страха, боли, голода они были почти
вовсе беспомощны... Люди, читавшие столько фельетонов,
слушавшие столько докладов, не изыскивали времени и сил для
того, чтобы преодолеть страх, побороть боязнь смерти, они жили
судорожно, они не верили в будущее". Гессе приходит к
убеждению, что подобная цивилизация исчерпала себя и стоит на
пороге крушения, и ничто не сможет ее спасти.
Эти угрожающие симптомы вызывали в "эпоху фельетонизма"
разную реакцию, рассказывает летописец Касталии в романе Гессе.
Одни все отрицали и не желали ничего видеть, другие заняли
циничную позицию -- "после нас хоть потоп", третьи впали в
глубокий пессимизм, и только одиночки стали добровольными,
верными жрецами-хранителями лучших традиций духовности.
Интеллектуальная элита выделилась впоследствии, смогла основать
"государство в государстве" -- Касталию -- и создать Игру в
бисер.
Гессе как бы спрашивает: как спасти личность и духовное
начало в период распада и крушения культуры. Может быть, одним
из путей спасения могло бы стать бегство от общества, уход
поэтов и ученых в мир "чистого искусства" и поисков "вечной
истины"? Для демонстрации и оценки этого пути Гессе создает
свою умозрительную экспериментальную Педагогическую провинцию.
Касталия Гете и Касталия Гессе -- как мало, в сущности,
между ними сходного! Две разные эпохи -- заря и закат эры
капитализма. Гете воплощает в Педагогической провинции мечты
художника, в чем-то опережающего время, -- об обществе,
преодолевшем противоречия -- будущем бесклассовом обществе.



Касталия Гессе -- иная, здесь предусматривается не
всестороннее, а только духовное развитие. Если касталийцы Гете
мечтали о переделке мира, то новые касталийцы удалились от
мира.
Как и "страна Востока", Касталия существует лишь в
воображении, хотя в ее пейзажах вновь оживает родная Гессе
южно-немецкая и швейцарская природа, Касталию часто называют
утопией, по нет в ее строе, в ее укладе, в технике ничего
утопичного, связанною для нас с обществом будущего. Наоборот,
на каждом шагу встречаются странные анахронизмы. Жизнь городков
внутри Касталии как бы застыла в своей средневековой
патриархальности, жизнь за пределами Касталии кипит ключом --
развитие промышленности, борьба партий, парламент, пресса.
Состязания по Игре в бисер передаются по радио, а ездят по
Касталии на лошадях. То же смешение старины я утонченной
современности ощутимо и в построении, и в языке "Игры в бисер".
Сам автор писал: "Имеется множество людей, для которых
Касталия реальна так же, как для меня". В другом случае он
объяснял: Касталия -- "не будущее, а вечная, платоновская, в
различных степенях уже давно открытая и увиденная на земле
идея". Неоднократные ссылки на универсальную платоновскую
академию, где занимались всеми науками своего времени, мы
встречаем и в самом тексте романа. Таким образом, Касталия для
автора -- абстракция, сложный символ, приют чистой
созерцательной духовности, в отличие от мира, пораженного
"фельетонизмом". Касталия напоминает "модель", построенную
ученым, всесторонне и критически рассмотренную "вероятность".
Все касталийцы принадлежат к Ордену служителей духа. От
полностью оторваны от жизненной практики. Здесь парит строгая
почти средневековая иерархия (двенадцать Магистров, Верховная,
Воспитательная и прочие Коллегии и т.д.), хотя места
распределяются только в зависимости от способностей. Для
пополнения своих рядов касталийцы находят и отбирают одаренных
мальчиков по всей стране, а затем обучают их в своих школах,
развивают их ум и чувство прекрасного, приобщают к математике,
музыке, философии, а главное, учат размышлять, сопоставлять,
наслаждаться "духовными играми". После окончания школ юноши
попадают в университеты, где обучение не регламентировано
жестким сроком, а затем посвящают себя занятиям науками и
искусствами, педагогической деятельности или Игре в бисер. В
Касталии нет ограничивающей специализации в формировании ученых
и служителей муз, здесь достигнут некий высший синкретизм науки
и искусства.
Как относится сам Гессе к придуманной им Касталии? На этот
вопрос трудно дать однозначный ответ. Вместе со своим героем
Кнехтом Гессе понимает, что у Касталии нет прочных корней в
реальной жизни, что, если она не переменится и не откажется от
своей замкнутости, ей грозит неминуемая гибель. Вместе с
Кнехтом Гессе любит и нежно оплакивает эту удивительную страну,
которая под его пером буквально оживает для читателя. Гессе
можно с полным правом назвать наследником и продолжателем
лучших традиций немецкой прозы ("традиционалистом", как он сам
себя с гордостью называл). При всем внешнем спокойствии
повествования стиль Гессе глубоко эмоционален.
Как реален и убедителен Эшгольц -- школьный городок, в
который мы попадаем вместе с Кнехтом; как великолепны горы, в
которых Кнехт странствует на каникулах, направляясь к Магистру
музыки; как тепло описан Вальдцель -- столица Касталии -- с его
средневековой архитектурой, бородатыми бюргерами и их веселыми
дочками, охотно позволяющими любить себя касталийским
студентам. Касталийцы живут в прекрасном окружении, Гессе
собрал вокруг них все самое ему дорогое. И в то же время они
живут вдали от реального мира с его тревогами и угрозами.
В Касталии "духовность" отделена наконец от буржуазного
"процветания" -- то, о чем всегда мечтал Гессе, но его
касталийцы принесли в связи с этим целый ряд тяжких жертв. Они
отказались не только от собственности, семьи, от счастья
индивидуального авторства (так, юношеские стихи Кнехта -- в
Касталии непростительный грех), но даже и от своеобразия
собственной личности, ибо уход от жизни, пребывание в атмосфере
чистой духовности губительно действуют на индивидуальность.
Касталийцы отказались от творчества как такового: от
новаторства, от поисков и движения, от развития, пожертвовав
ими ради гармонии, равновесия и "совершенства", Они отказались
от деятельности ради созерцания. Все их занятия бесплодны. Они


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Доставалов Александр - По ту сторону
Доставалов Александр
По ту сторону


Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Махров Алексей - Господин из завтра
Махров Алексей
Господин из завтра


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека