Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

что на его долю ничего не останется. Я не так уж туп, как тебе кажется,
тоже кое-что увидел и услышал за эти три года. Кстати, не ори так и не
брызгай мне слюной прямо в лицо, - гром тебя, может быть, и не убьет, но
я-то непременно хвачу кулаком по лысине. Забыл, дуралей, что я тебе
командир?
Дракил живо присмирел. Феаген с ожесточением сплюнул в огонь.
- Разбойник твой Александр, а не сын бога, - добавил он зло. -
Ограбил нас, теперь грабит персов. А потом кого? И к тому же, он -
пьянчуга, болтун и хвастун, падкий на лесть.
- Хм... - Дракил хитро прищурил глаз и ухмыльнулся. Вот тебе и
молчаливый Феаген! Не наговорил ли командир много лишнего, а? Даже юнцы об
этом догадались, - ого, как вытаращили они свои красивые, но глупые глаза!
И вздумай Дракил передать кое-кому слова земляка... Толстяк воспрянул
духом. Он почувствовал свое превосходство и нагло расхохотался.
- Нет, ты не прав, друг Феаген! - вскочил Дракил, задрав свою большую
голову. - Убей меня гром, если ты прав! Послушай-ка меня! При Гранике нас
было всего тридцать тысяч пехоты и пять тысяч конницы. Так? У персов же -
чуть ли не двадцать тысяч греческих наемников и примерно столько же конных
и пеших лучников. Выходит, на пять тысяч больше. Причем они стояли на
высоком, обрывистом берегу, а нам пришлось наступать через болото и по
речной воде. Так? И все же Александр поколотил неприятеля. Поколотил
крепко. Скажи: кто даровал ему победу, если не сила неба? Под Иссой на нас
навалилось уже сто тридцать тысяч персов, но Александр и этих разбил в пух
и прах. Кто преподнес ему победу, если не божество? Не зря он говорил
тогда: "Само божество лучше всего борется за нас". Я не помню ни одной
битвы, когда мы не сумели бы отлупить этих двуногих скотов. Все это - от
неба. И, наконец, Египет. Помнишь ты поход к оракулу Аммона, когда мы чуть
не пропали без воды в Ливийской пустыне? Разве жрецы не признали
Александра сыном главного египетского бога?
- Все это бред, - проговорил Феаген. - Персы - народ храбрый, да
оружие у них никуда не годится. Боевым приемам их не обучают, - кто как
умеет, так и дерется. Поэтому-то один македонец устоит против трех
варваров. Да и сама Персида нынче одряхлела. Я слышал, будто у них что ни
день, то усобица меж сатрапов или мятеж, - тут много разных племен, иранцы
их грабят, вот они и берутся за топор. Народ совсем от поборов обнищал.
Оплевана страна, опозорена своим царем. Говорят, их, этих царей,
безбородые евнухи по своей воле сажают на трон и сами же убивают по
наущению царских жен и их любовников. Евнух Богоаз тем и прославился, что
поставил на царство и убил трех царей; он и до четвертого добрался бы, да
Кодоман вовремя отрубил ему голову. Персида - все равно что больной
человек. Откуда у больного сила? Понятно тебе? Ну, а что касается жрецов
Аммона, то... если я схвачу тебя за горло да стисну как полагается, ты
меня признаешь не только сыном, братом, дядей, племянником, дедом, внуком,
шурином, деверем, тестем или зятем бога, но даже отцом всех богов, какие
только существуют. Ясно? Ну, ладно. - Феаген устало махнул рукой. - Верно
сказано: не береди улегшегося горя. И еще сказано: живем не как хотим -
как можем. Похлебка готова?
Марафонец и сам понял, что болтал нынче без меры. Три года молчал -
глядел, слушал, прозревал (ведь когда-то и он верил, что Александр - сын
бога!), копил злобу и вот: не удержался, выплеснул ее в лицо Дракилу. Это
Лаэрт, рябой дурак, подвернулся под руку со своим нелепым вопросом, чтоб
ему в тартар провалиться.
- Но, Феаген... - начал было Дракил опять, однако Феаген, желая
прекратить спор, гневно прикрикнул:
- Заткни глотку, чурбан! У меня от твоей трескотни уши давно болят.
Дракил, стремясь найти поддержку, обратился к Лаэрту и его товарищам.
Но те не поднимали глаз. Сердцем дети бедняков на стороне Феагена. Однако
мысли его слишком опасны. Кто решится показать, что одобряет его слова? Не
хочется помочь и Дракилу - уж очень напоминает он своими ухватками жадного
ростовщика. Лишь рябой Лаэрт ответил на взгляд купца угодливой улыбкой, но
какой прок от одного желторотого юнца?
Дракил озабоченно почесал черные лохматые поросли на висках и
"заткнул", по совету Феагена, свою сиплую глотку.
В это время где-то справа, кажется, у царских шатров, звучно и
протяжно запели флейты.
- Обход!
Солдаты, лениво развалившиеся вокруг жарких костров, разом пришли в
движение: они торопливо отряхивали хитоны, поправляли портупеи, стирали с
доспехов желтую пыль. Затем опять садились на тщательно свернутые плащи,
но теперь уже не услышать пустых разговоров - на лицах у всех, особенно у
младших командиров, напряжение и сосредоточенность, в глазах тревога.
- Обход!
Меж палаток двигалась толпа высших начальников македонского войска.
Царь изредка останавливался у костров, зорко всматривался в людей - нет ли
пьяных, больных, упавших духом, все ли побрились перед боем, - чтобы не



дать в рукопашной противнику ухватиться за бороду; он придирчиво копался в
сумках пращников и в колчанах лучников - достаточно ли там свинцовых шаров
и железных стрел; крепок ли щит, сменена ли тетива, годен ли панцирь, он
пробовал на вкус похлебку, задавал вопросы, отворачивался без слов от
нерадивых воинов (теперь им несдобровать!), скупо кивал солдатам,
выглядевшим лучше других. Некоторых он даже называл по именам, протягивал
им руку, и сердца грубых мужчин, истосковавшихся на войне по теплому
слову, таяли как воск.
Наконец он проследовал мимо того места, где расположился отряд
Феагена. Марафонец первый раз за три года войны видел Александра так
близко. Ведь царь один, а предводителей малых отрядов средней пехоты много
тысяч. Кто сказал, что сын бога Аммона должен столкнуться с каждым из них
нос к носу? Облик царя поразил Феагена. Македонец был невысок, тощ, даже
тщедушен. Пряди волнистых рыжих волос падали на открытый, с двумя крупными
выступами, упрямый лоб. Легкий наклон шеи влево, красное лицо, томный
взгляд зеленых глаз, морщины возле них, капризный рисунок губ и округлый
женский подбородок напомнили Феагену его жену, увядающую красавицу из
Лакратиды. Это был не могучий герой, а самый обыкновенный человек, каких
много тысяч.
За повелителем следовали телохранители и полководцы в глухих панцирях
поверх серых хитонов и в бронзовых шлемах с гребнем или хвостом. У всех на
боку широкие мечи. Волосатые ноги оплетены ремнями сандалий. В мускулистых
руках, обнаженных до локтей, тяжелые круглые щиты.
Царь и свита остановились на куполообразном рыжем холме; перед ними
расстилалась желтая равнина с редкими пятнами кипарисовых рощ,
разбросанных по пустым полям. Хлеб селяне убрали уже давно, еще в середине
лета. Далеко, почти возле Верхнего Заба, сквозь дым вражеских костров,
сонно колеблющийся и медленно уходящий кверху, виднелось нагромождение
плоских крыш и квадратных башен. Ближе, между белыми треугольниками
шатров, копошились тысячи людей. То были воины персидского царя Дария
Кодомана.
- Выстраиваются, - хрипло сказал Александру суховатый белобрысый
старик. Он держался уверенно, каждым жестом подчеркивая свое достоинство.
- Ударим сейчас, пока не поздно.
Казалось, Александр не слышал этих слов. Он молча глядел на
юго-восток, где стояли персы, и о чем-то думал.
- Ну?! - воскликнул царь нетерпеливо.
Царь качнул головой.
- Нет, Парменион.
Старик нахмурился.
- Когда же?
- Когда? - Александр почесал кончик своего красивого носа. - Утром.
Пусть люди отдохнут.
- Но ведь они бездельничают уже четыре дня! - загорячился Парменион.
- Сколько им еще отдыхать?
- Пусть бездельничают еще одну ночь, - лениво сказал царь. - Отдых
всегда полезен человеку.
- Но персы успеют выстроиться до утра! - все больше распалялся
Парменион.
- Не беда...
Александр зевнул; он точно хотел показать, что и в обол [обол -
мелкая серебряная монета у древних греков] не ставит Пармениона со всей
его высокой мудростью.
- Не беда? - Старик насмешливо вскинул кисточки белых бровей. - А не
вспомнить ли нам слова твоего любимца Ксенофонта? "Лови для нападения на
врага такое время, когда он случится в беспорядке, а твое войско будет
устроено к бою; когда он будет без оружия, а ты с оружием в руках... когда
ты видишь его, а сам остаешься скрытым; когда он на дурном месте, а ты
занимаешь выгодное". Или ты забыл советы старших?
- Нет, - вяло ответил Александр.
- Так чего же ты ждешь? Враги еще не выстроились. Они в беспорядке, а
наша конница готова к бою. Мы видим неприятеля, сами же скрыты за этой
грядой холмов. Персы внизу, мы наверху. Почему нам не ударить?
Александр досадливо поморщился.
- Ты не ослеп, старец? Ночь на носу.
Парменион смешался (о, змей Тифон бы тебя побрал!), но быстро
нашелся:
- Ну и что же? Пусть ночь. Иного выхода нет. Если мы не нападем на
персов, они нападут на нас.
Царь повернул голову, и в его суровых глазах Парменион увидел
презрение.
- Не нападут, - мрачно проговорил царь.
- Почему?
- Почему? - загремел Александр. К его лицу разом прихлынула кровь, и
оно стало вовсе багровым, как у бражника. - Потому что они боятся нас! И


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Око Тимура
Посняков Андрей
Око Тимура


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека