Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
После этой стычки с адептами Братства Черного Лотоса Крутова оставили в
покое, а монахи стали появляться в Жуковке гораздо реже, но Егор чувствовал
тяжелое влияние храма на психологическую обстановку в этом районе, понимал, что
храм обычным религиозным центром не является, а скорее всего является Центром
подготовки бойцов для какой-то крутой структуры типа Российского Легиона, однако
вмешиваться в а этой организации бывшему полковнику хотелось меньше всего. Хотя,
с другой стороны, он осознавал, что его мирное спокойное сидение в Брянских
лесах не продлится долго. Он был Витязем, пусть и не опытным, и должен был
служить Сопротивлению и Роду в соответствии со своими знаниями и навыками
человека боя. Молчание же Предиктора, руководимого волхвами, оберегающего
внутреннее российское пространство, вполне объяснялось соображением: Крутова
испытывали на терпение и умение ждать. Хотя вполне возможен был вариант, что его
просто оставили в резерве.
Солнце спряталось за тучи, и сразу похолодало.
Егор очнулся от воспоминаний, вернулся в спортзал, где уже начали разминку
его ученики - сорок с лишним душ, готовых идти путем самореализации и
совершенствования не навыков боя, а своего собственного мировоззрения, отношения
к миру и человеку.
Вечер прошел, как обычно, спокойно, без напряжения, в меру весело и
непринужденно. Мальчишки и девочки, поверившие в чудесную силу древнерусского
стиля (Крутов начал понемногу давать им элементы боливака - составной части
живы), в наставнике своем души не чаяли и повиновались ему беспрекословно, с
удовольствием, что, естественно, отражалось и на их эмоциональном состоянии, и
на поведении в быту. Катуев-старший в последнюю встречу признался Крутову, что
поражен изменением привычек сына:
Марат перестал слушать жуткий ритмичный грохот и вопли, которые он раньше
называл музыкой и песнями, а главное - вышел из своего интравертированного
закомплексованного мирка, куда его загнала жизнь, и все чаще пугал мать тем, что
предлагал убрать в доме, вымыть посуду или сбегать в магазин за продуктами.
Закончив тренировку, Егор побеседовал с ребятами на разные философские
темы: излюбленной была тема рождения Вселенной, тайны космологии, - и спустился
из спортзала школы во двор, где стоял его железный зверь "Лэнд-Круизер", не
боявшийся деревенского бездорожья.
Егор вспомнил случай, когда он возвращался вечером домой после занятий в
школе в снегопад и остановился перед мостом через Березну, на окраине Фошни,
чтобы выйти и протереть лобовое стекло; дворники не справлялись со снегопадом. И
в это время в корму джипа въехал следовавший из Жуковки рейсовый автобус,
который Кругов обогнал с минуту назад.
Егор подскочил к старенькому "пазику", рванул дверцу, чтобы высказать
водителю все, что он о нем думает, и увидел побелевшего пожилого шоферюгу с
испуганными умоляющими глазами.
- Прости... вот, бери все деньги... тут триста сорок... у меня четверо
детей... я отработаю, только не бей... ну не работают у этого ящика тормоза,
проклятые! И снег ишшо...
Егор похлопал его по колену, деньги, естественно, не взял, закрыл дверцу и
вернулся к джипу, унося в душе взгляд шофера, не ожидавшего такого поворота
событий.
А джип практически не пострадал, только в заднем бампере появилась
вмятина...
Машина выехала на окраину Жуковки, миновала Старые Месковичи слева, Гришину
Слободу справа. Джип обогнал чью-то заляпанную грязью "Ниву", но вообще движение
по дорогам района было редкое и замирало вовсе с наступлением темноты, что
объяснялось разными причинами, не только плохим состоянием дорог и отсутствием у
крестьян личного транспорта, но и нередкими случаями грабежа частников. На
крутовский джип, правда, местные бандиты пока не покушались, зато в деревнях они
действовали почти в открытую, зная, что сил у районной милиции мало, а
участковых милиционеров можно купить. Так, например, дед Осип рассказал Егору
историю, от которой тот снова почувствовал приступ "острой моральной
недостаточности", а попросту говоря - ненависти к тем, кто паразитировал на
трудовом народе, отбирая у него последние крохи, отбивая охоту к любому
проявлению независимости и предприимчивости.
У Осипа в Фошне жил шурин, брат жены, Константин Яковлевич, который работал
на ферме местного агропромышленного объединения "Рассвет". Он и пожаловался, что
к ним повадилась банда, скупающая молоко и мясо по бросовым ценам и не
допускающая, чтобы работники объединения продавали его в Жуковке сами. А
выглядело это следующим образом.
Как только фермеры собирались везти мясо в город на рынок, на ферме
появлялась бригада крутых хлопцев во главе с известным всей округе
"предпринимателем", имеющим сеть торговых точек по всему району, Борисом
Мокшиным, братом бывшего мэра Брянска Георгия Мокшина, грузила приготовленные
туши коров и свиней, молоко и яйца на свои "Газели" и увозила. Платил же Мокшин,
естественно, в пять раз меньше, чем могли заработать сами работники объединения.
Егор уже сталкивался с братьями в прошлом году и знал сволочную натуру
обоих, тем более что один из них - Георгий - был когда-то мужем Елизаветы.
Встречаться с ними снова Крутову не хотелось, но отвечать отказом на просьбу



фермеров помочь - через Осипа - тоже было неправильно, и Егор пообещал деду
оказать содействие шурину и его сотрудникам.
Машина миновала Фошню, освещенную фонарями благодаря работающим допоздна
киоскам, а вскоре показались первые дворы Ковалей. Без четверти десять Крутов
поставил машину под навес во дворе и, испытывая странное чувство вины, вошел в
дом, вспоминая высказывание отца Елизаветы, Романа Качалина: жена, как наркотик,
нужна каждый день, но в малых дозах. Самому Егору Лиза была нужна "в больших
дозах", что в настоящее время казалось несбыточной мечтой. Лиза словно погасла
после войны в Осташкове, похудела так, что на лице остались, казалось, одни
только глаза и губы, из дома выходила редко, мало разговаривала и больше сидела
на диване в горнице, глядя перед собой прозрачно-зелеными пустыми глазами, уходя
сознанием в не доступные никому миры. Оживлялась она, да и то ненадолго, лишь
при возвращении Крутова.
Егор обнял на ходу бабу Аксинью, все еще хлопотавшую по дому, кивнул деду
Осипу и двум его бородатым гостям, сидевшим на кухне, и прошел в светлицу,
встречая нестерпимо светлый, обжигающий, вопрошающий, кроткий, сосредоточенный
на каких-то внутренних переживаниях и воспоминаниях взгляд жены. Протянул ей
букетик подснежников, купленных еще днем в Жуковке на базаре, опустился перед
ней на колени.
- Любушка моя, вот и я.
- Егорша, - медленно проговорила Лиза, поднося цветы к губам, едва заметно
улыбнулась. - Ты в своем репертуаре, полковник...
Крутов поцеловал ее пальцы, загоняя тоску и боль поглубже в сердце, поднял
ее на руки и стал носить по горнице, приговаривая:
- Стану я, раб Божий Егор Крутов, благословясь, пойду перекрестясь, из избы
дверьми, из ворот ворот-ми, выйду в чисто поле, под восточную сторону, под белый
день, под красное солнышко, под светел месяц, под частыя звезды, под утренню
зорю, стану я перед лесом весенним, покорюсь и помолюсь: дай силы, лес-поле,
моей берегине воспрянуть духом, и выйти ангелом, и не бояться никого, не болеть,
и взять жизненные соки земли-землицы, и напиться, и вернуться к мужу здоровой и
проворной...
На кухне замолчали. В двери появилась лысо-седая голова Осипа, скрылась.
Кругов опустил жену на пол, обнял чуть ли не до боли, заглянул в глаза.
- Как ты себя чувствуешь, лебедь заколдованный? Скоро ли полетишь, как
раньше?
- Скоро, - ответила Елизавета, снова улыбнувшись еле-еле.
Но глаза ее, просиявшие на миг, когда он дарил ей цветы, снова стали
далекими, тоскливо-покорными и чужими.
- Посиди здесь, я сейчас.
Крутов вышел на кухню, жадно выпил кружку сбитня.
- Как жизнь, мужики?
- Революционная ситуация, - пошутил Осип. - Верхи хотят, а низы не могут.
Гости засмеялись. Деду Осипу пошел уже седьмой десяток, а он еще поглядывал
на молодиц и держался вполне по-петушиному.
- А у вас как дела, Константин Яковлевич? Что нового?
Один из гостей Осипа, широкий, могучий, грудь колесом, разгладил бороду
рукой. Это и был шурин деда, Константин Яковлевич Ковригин, директор фермерского
объединения "Рассвет".
- Да что нового, Егор Лукич, все старое. Опять нагрянули
лихоимцы-заготовители, експроприаторы, мать их!.. Выгребли все продукты
подчистую, а заплатили курам на смех, на зарплату рабочим не хватает.
Попробовали мы было угомонить их, да куда там. Семен вот блямбу получил под
глаз, а у молодого Касьяна, кажись, два ребра сломали.
Только теперь Крутов обратил внимание на синяк под глазом второго гостя,
смущенно приглаживающего волосы. Усмехнулся, подумал, кивнул.
- Дадите мне знать, когда в следующий раз соберетесь выезжать в Жуковку с
мясом. Я приеду.
Не слушая благодарных слов, Егор вернулся в горницу, остановился у стола,
сглотнул ком в горле. Он не знал, как вывести жену из этого состояния
полусна-полуяви, как не знали этого ее мать Степанида и даже ведьма Евдокия
Филимоновна, но был убежден, что метод найдется. Волхвы не могли оставить в беде
берегиню Витязя... если только не собирались предложить ему новую.
Например, Марию...
Нижний Новгород
ФЕДОТОВ
После уничтожения базы Российского легиона с лабораторией, создающей
психотронное оружие второго поколения, которая была расположена на острове
Городомля, на озере Селигер, Ираклий долго колебался, прежде чем решить, куда
поехать, и выбрал в конце концов Бийск. На Алтае он родился, провел детство и
юность, Алтай он любил и знал, и наконец, там жили его родственники, которые
могли ему помочь устроиться.
Однако прожил он в Бийске всего одну неделю. Внезапно до смертельной тоски
захотелось увидеть Марию, и Федотов бросил все дела, объявил Сергею Корнееву,
который вернулся вместе с ним и продолжал работу в "церковном спецназе", что


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Браун Дэн - Утраченный символ
Браун Дэн
Утраченный символ


Скальци Джон - Последняя колония
Скальци Джон
Последняя колония


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека