Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Шаги были слышны издали. Кто-то шел по коридору - быстро, резко, словно был чем-то разгневан или очень спешил. Навко медленно перевел взгляд на расписной потолок, почти незаметный в затопившей комнату темноте. Сейчас... Мать Болот, помоги своему сыну! Он, Навко-подкидыш, убивал за Тебя и ради Тебя умирал. Помоги!
...В первый миг он удивился. Тот, кто вошел в комнату, был значительно старше, чем думалось. Рыжему Волчонку нет и двадцати, этот же выглядел на все двадцать пять, а то и двадцать семь. Усталое лицо, уголки губ брезгливо опущены. Маленькие усики - нелепые, почти смешные... Неужели это Улад?
Но раздумывать поздно. Плечи сами собой расправились, руки опустились вниз - ровно, как на воинском смотре.
- Чолом, Светлый Кей!
Лицо с нелепыми усиками дрогнуло, глаза моргнули:
- Я н-не...
Невероятно, но Кей Улад растерялся, не зная, что сказать. Навко ждал всего, но не этого. И тогда он растерялся сам - до испуга, до холода в животе.
- Н-не называй меня так, волотич! Руки суетливо .дернулись, и Улад поспешил спрятать их за спину. Навко поразился еще более - Рыжий Волчонок боится! И где? В своем дворце, среди охраны! И страх внезапно отпустил. Стало легче - выходит, они на равных.
Кей остался стоять, хотя кресло было рядом. Навко понял - разговор предстоит очень короткий. Сейчас решится все...
- Чего хочет от меня этот... Антомир?
По лицу скользнула брезгливая гримаса, и Навко тут же сообразил - все, что он собирался сказать от имени великого дедича, Улада не интересует. Он не верит Антомиру. Не верит - и презирает.
Оставалось улыбнуться. Это было трудно, почти невозможно, но Навко все же нашел в себе силы и усмехнулся - легко, беззаботно:
- Побитый пес ищет нового хозяина, Кей!
- Как?
Лицо Улада словно помолодело, на тонких губах мелькнула улыбка:
- Что ты сказал, волотич?
На миг Навко ощутил радость - безумную, лишающую разума. Но тут же опомнился. Это лишь начало. Даже не начало, просто теперь его выслушают.
- Великий дедич Антомир сын Баюра стал никому не нужен в земле волотичей. Даже твоему брату, Кей! Теперь у Антомира не осталось ни друзей, ни слуг. Поэтому он думает, что ты, когда станешь Светлым, поможешь ему...
- Верну ему Коростень?
Выходит, Рыжий Волчонок знает и об этом! Навко понял - надо быть осторожным. Лед тонок, очень тонок...
- И Коростень тоже, Кей! Антомир надеется, что двойное предательство вернет ему власть...
Страшное слово было сказано, и Навко вновь ощутил страх. Для сполотов Антомир - не предатель, он лучший слуга Кеев! Но Улад, похоже, подумал совсем о другом.
- Ты прав, волотич! Предателей не любит никто. А ты сам? Разве ты только что не предал своего господина?
Тон был под стать словам, тонкие губы кривились презрительной усмешкой. Но Навко уже понял - Антомир больше не интересует Рыжего Волчонка. А вот он сам...
- Наш род никода не служил Антомиру, Кей! - Навко ухмыльнулся в ответ - прямо в лицо врагу. - Я Ивор сын Ивора, урожденный дедич. Мой род сотни лет правит на нашей земле. Когда мятежники убили отца, я пошел сражаться под стяги Кеев, но не собираюсь спасать труса, потерявшего лицо!
Молчание длилось долго, очень долго. Наконец прозвучал негромкий, чуть сипловатый голос:
- Ты прав... Садись, Ивор сын Ивора. Расскажи, что там у вас...
Навко подумал, что Кей забыл - садиться гостю некуда. Но один из кметов бесшумно отступил в темный угол, вернувшись в грубым деревянным табуретом. Улад сел в кресло, сцепил руки и вопросительно поглядел на гостя. Значит, у Навко есть несколько минут, пока он будет рассказывать. Он хотел начать с главного: войско - Кеево и Велги, перемирие, споры среди дедичей. Но в последний миг понял - Улад знает. Надо начать с другого - не такого важного, но неожиданного.
- Мятежники уже в Коростене, Кей!
- Чт-то?!
Он не ошибся - Улад был изумлен. Значит, его лазутчики знают, не все. Оставалось развивать успех.
- В столице сейчас полсотни сполотов... и триста вооруженных мятежников. Одни в Верхнем Городе, другие в Нижнем...
Навко думал, что сейчас его спросят, как такое случилось, но вопрос был совсем о другом:
- А как же Кобник?
- Кто? О каком кобнике ты спрашиваешь, Кей?
- Б-брат... К-кей Сварг послал править в Ко-ростень...
- А-а-а! - теперь можно было засмеяться. - Ты о Лантахе! Это было весело, Кей!
- Правда? - Улад улыбнулся и откинулся на спинку кресла. - Расскажи, Ивор! Да, ты не голоден? Т-тебя кормили?
Значит, все идет, как надо. Иначе не называли бы по имени, не предлагали сесть, не спрашивали об ужине. Но зачем Рыжему Волчонку Лантах?
Навко сел поудобнее, вновь усмехнулся, покачал головой:
- Ты воевал, Кей. На войне мало смешного. Но над тем, что было в Коростене, смеялись все - и волотичи, и сполоты...
Да, смешного на войне мало. Разбитые под Коростенем отряды повстанцев отступили в леса, готовясь к долгой, страшной борьбе. Велга спаслась - чудом, истерзанная, но живая - Мать Болот не забыла о ней. Рыжий Волк вновь поселился во дворце наместника. Казалось, все вернулось - сполоты всесильны. Но вдруг...
Весть о перемирии ошеломила. Рыжий Волк ушел, уводя своих головорезов к старой границе. Но Коростень остался у сполотов, и все ждали, что предатель Антомир вновь будет править столицей. Но Сварг, Железный Сварг, на миг лишился разума - или просто решил пошутить. Наместником Коростеня он назначил не Антомира, а никому не известного человечишку - Лантаха, сельского чаклуна. Одна Мать Болот да Дий, бог сполотов, знают почему. Это и толкнуло Антомира искать другого хозяина. Лантах же занял дворец наместника...
Приходилось подбирать слова, не забывая, что дедич Ивор, а не Навко, сотник Седой Велги. 0е "повстанцы" - "разбойники". Не "Рыжий Волк" - "наместник"...
Самого Навко тогда не было в войске волотичей он лежал в забытьи под присмотром старухи-знахарки. Историю рассказали товарищи. Впрочем, ее конец он видел сам.
...Коростень не знал, чего ждать от выскочки. Но жители сразу же поняли - Кеевы кметы, оставшиеся в столице, сами ни во что не ставят чаклуна. Да и не чаклун он вовсе - кобник, мелкий знахарь, говорят, не особо удачливый. Старший кмет, начальник отряда, думал об одном - как уцелеть среди моря повстанцев. И когда Гуд, тысячник Велги, встретился с ним, предложив договориться, возражать не стал. Повстанцы обещали не тревожить сполотов в Коростене. Те же будут сидеть тихо - очень тихо. О договоренности знали все - кроме Лантаха. Он был слишком занят...
Сначала всех поразило, что новый наместник ходит в двух шубах - куньей и беличьей. Вспомнили Антомира, но старик был болен - ныли кости. Кобник же, отнюдь не хворая, надел не одну шубу, а целых две. На дворе еще стояло лето, пот лил с Лантаха в три ручья, но он героически терпел. Через пару дней перед дворцом наместника кто-то поставил чучело - с собачьей головой и, естественно, в двух собачьих полушубках. Кобник кричал, грозился сжечь город, но жители лишь посмеивались, а сполоты делали вид, что ничего не случилось.
Тут бы новому наместнику и опомниться. Но на следующий день все были изумлены. Глашатай объявил: каждый из пяти городских концов должен принести наместнику дары - по большой корзине, полной серебра. Все еще не веря, обратились к сполотам, но старший кмет пожал плечами, заявив, что это - не его дело.
На следующее утро пять огромных корзин уже стояли у дворцового крыльца. Они были полными до краев - жаб, лягушек, ужей и пьявок ловил весь город. На этот раз люди, осмелев, не стали прятаться и вволю полюбовались на то, как Лантах лично открывал корзины. Хохотали даже сполоты, а вечером - невиданное дело! - Кеевы кметы вместе с повстанцами за одним столом пили за здоровье Кобника, который решил не дать им умереть от скуки.
Лантах шумел, грозился напустить на город мор, глад и трус. Кричал настолько убедительно, что некоторые даже испугались. Но дни шли, ничего не случилось, солнце светило ярко, а глашатай известил о новой воле наместника. Из каждого городского конца велено было привести по дюжине красавиц - на смотрины. Лантаху угодно было подыскать себе невесту.
Наутро над Моцной площадью стоял лай - пять дюжин очумелых собак - все суки - метались под дворцовыми окнами. Огромная толпа нетерпеливо ждала торжественного выхода наместника - смотрины намечались славные. Но Лантах даже не показался на крыльце. Вскоре все узнали - Кобник велел воинам перебить наглецов, посмевших смеяться над ним. Старший кмет вежливо развел руками: его люди устали после вчерашних учений, придется слегка обождать.
Самое странное, что Кобник пробыл в городе еще целую неделю и лишь потом сбежал. Его не тронули - только остановили в воротах и надели поверх двух шуб еще три - чтоб не замерз в дороге...
Улад смеялся долго. Его лицо внезапно помолодело, ожило, и Навко увидел, что Кей действительно очень молод. Наверное, ему давно не приходилось улыбаться.
- ...Четыре недели назад в Коростень вошли мятежники, - закончил Навко. - Теперь Нижний Город у них. Впрочем, сполотов не трогают.
Именно в Коростене Навко получил приказ от Государыни перехватить Антомирова гонца. Велга спешила к старой границе - приближались войска Рацимира...
- Велга... - голос Улада внезапно стал тихим и каким-то сиплым. - Она... Какая она сейчас?
- Н-не видел, - в первый раз растерялся Навко. Откуда ему, Ивору-дедичу, знать о таком? - Говорят, седая стала, Кей. И еще - шрам на щеке. Но такая же... опасная...
-Да...
Глаза Улада потухли, лицо вновь посуровело, стало старше. Навко понял - все кончилось. Сейчас его поблагодарят, накормят ужином и отправят восвояси. Может, попроситься на службу? Потереться в Валине несколько дней, что-нибудь придумать... Но зачем он Упаду? Кей не верит волотичам!
- А г-где сейчас Кобник?
Навко вновь растерялся, чуть не ответив: "Не знаю". Но память вовремя подсказала - Гуд говорил ему.
- Вернулся домой. Он живет на полночь от Коростеня. Маленькое село. Кажется, Занки... Точно не помню, Кей.
- Найдешь?
Спрошено было походя, равнодушным, даже скучающим тоном, но Навко внезапно почувствовал - клюнуло! Он все-таки понадобился Волчонку! Совсем для другого, не для того, что думалось, но понадобился!
- Конечно, Кей! Места знакомые.
- Хорошо.
Улад встал. Навко тоже, но не вскочил, а поднялся медленно, не спеша. Волчонок должен видеть - перед ним дедич. Дедичу нельзя приказать, нельзя повелеть. Дедича просят - даже если такая просьба равносильна приказу.
Но о деле больше не говорили. Улад кивнул, коротко бросил, что гостя накормят и разместят, а разговор они продолжат завтра. Оставалось поклониться - с достоинством, в меру, и пройти вслед за молчаливой стражей в маленькую комнату на втором этаже. Там была низкая лежанка, покрытая ковром, поднос с едой - и стражник за тяжелой дубовой дверью.
За приоткрытым окошком шумел ночной ветер. Дворец спал, даже шагов стражи не было слышно, и Навко почему-то подумал, что здешние кметы на ночь обматывают сапоги сеном. Тихо было за стенами, во дворе, в коридоре, где скучал здоровенный плечистый кмет. В углу комнаты стоял светильник, но огня Навко зажигать не стал. Глаза не видели ничего, кроме синеватой тьмы, зато думалось лучше. До рассвета еще несколько часов, очень долгих часов, но лучше, чтобы позднее осеннее солнце подольше задержалось в Ирии. Многое надо было решить, но решалось трудно.
...Что будет завтра, Навко догадывался. Волчонку нужен Кобник, и он пошлет к нему гонца - Ивора сына Ивора, дедича, решившего найти себе нового покровителя. Навко подумал, что будь он лазутчиком, которому велели стать своим человеком в Валине, то первый шаг сделан. Очень удачный шаг. Слишком удачный - Навко надеялся побыть по дворце хотя бы несколько дней. Но времени не будет. Его ушлют завтра же-с поручением или просто, если Кей передумает. У него осталась одна ночь. Это тоже немало, но за дверями скучает стражник, дворец полон кметов, а он даже не знает, где искать Алану.
Навко закрыл глаза и представил себе дворец, каким видел его с площади. Три этажа, семь окон в каждом. Но это одно крыло, то, что выходит на площадь. Где-то там покои Улада, там же и Алана - на третьем этаже, если права толстая торговка. Его же разместили в другом крыле, которое выходит окнами на задний двор. Здесь живет челядь, внизу - сараи, конюшня. Охраны меньше, но в главное крыло не попасть. Стража в переходах, в коридорах и, конечно, у дверей Кеевых покоев. Наверное, Улад сейчас у Аланы... На миг Навко задохнулся от ревности и боли, но тут же приказал себе успокоиться. Потом - все потом! Он отомстит. Он убьет Рыжего Волчонка, Улада Кровавого - пусть для этого понадобится ждать годы, целую жизнь! Но сейчас надо думать об Алане. Она рядом, но не позовешь, не докричишься...
Внезапно он почувствовал духоту. Встав с лежанки, подошел к окну, пошире открыл слюдяные створки и жадно вдохнул холодный воздух. Вспомнился спор с Матавитом, давний спор - тогда они только услыхали о Велге. Матавит никак не мог понять, зачем брать оружие, зачем лить кровь? Они с Навко - холопы, но старый Ивор к ним добр, кормит, одевает, даже сажает за свой стол. Никого из них не били батогами, даже ругали только за дело. За что воевать? И зачем?
Тогда Навко горячился, вспоминал Мать Болот, давнюю славу волотичей, говорил о свободе, о чести. Теперь же он твердо знал ответ - без всяких высоких слов. Вот он, ответ - мальчишка с нелепыми усиками, забравший его невесту, его счастье. И такое случилось с сотнями, с тысячами. Но покойный Матавит был прав в другом. За Кеями - сила. Даже сейчас, когда в проклятой семье раздор, в одиночку ничего не сделать...
Чтобы не думать, забыться, Навко принялся разглядывать пустой двор. Просто так - ради интереса. Будь у него десяток ребят, через этот двор вполне можно проникнуть во дворец и вырезать всех. Охраны почти нет. Вот они, сторожа, спят на соломе у ворот. Правда, ворота заперты, а тын высок, но если подобраться с другой стороны с шестом... Подобраться, зарезать или оглушить двух спящих дураков, зажечь сено - и ждать паники. Начнется пожар, бестолковая беготня, крики - и тут уж ударить основными силами - через главный вход. И резать, резать, резать!
Так бы он и сделал. Но тогда Алана могла бы погибнуть - в огне или от случайного удара клевцом. Нет, не годится. Даже если б верные парни были под боком...



Взгляд еще раз скользнул по огромной куче соломы. Сухая - дождей не было уже несколько дней. рядом, словно нарочно - дрова, стена конюшни. Дворец не сгорит - кменный, но шуму будет!
Да, шуму будет много. И беготни. И бестолкового крика...
Навко нащупал в темноте мешок, развязал бечевку и достал тряпицу, в которую было завернуто серебряное навершие. Теперь - огниво и что-нибудь тяжелое, чтобы докинуть до ближайшей соломенной кучи. Рука провела по подносу - чашка! Хорошо, очень хорошо! Завернуть, привязать конец тряпки к толстой глиняной ручке...
Солома вспыхнула сразу - жарко, высоким белым пламенем. Навко засмеялся и лег на лежанку, прикидывая, откуда раздастся первый вопль...
Коридор был полон дыма. Впереди горели факелы, но света все равно не хватало, люди сталкивались, кричали, хватали друг друга за руки, мешая бежать. Кмет тащил Навко вниз, очумело бормоча одно и тоже: "Горыть! Горыть!". Навко не сопротивлялся - они бежали туда, куда и все прочие. Значит, там будет и Алана.
Лестница была узкой, и люди полностью забили ее, пытаясь быстрее протиснуться вперед. Женщины, дети, бородатые кметы с вытаращенными от испуга и изумления глазами... Навко и не думал, что во дворце так много народу. Тем лучше - легче затеряться.
Толпа вываливала во двор. Там бегали кметы, выводя из конюшни беснующихся от ужаса лошадей, кто-то надрывно вопил: "Воды! Воды!", но воду никто не носил, и огонь, охвативший деревянные постройки, уже лизал стены, сложенные из аккуратных серых камней. Среди толпы Навко заметил Улада, окруженного стражей. Кей что-то командовал, отчаянно заикаясь, и Навко еле сдержал ухмылку. Это еще даже не цветочки, Волчонок! Это лишь почки набухают! Женщин в толпе оказалось немало, но Аланы нигде не было. Навко быстро оглянулся - приставленный к нему кмет исчез. Теперь можно не спеша осмотреться. Навко сделал шаг в сторону, но тут крыша ближайшего сарая дрогнула, горящие бревна начали одно за другим падать вниз, прямо под ноги растерявшимся людям. Толпа отпрянула, отбросив Навко в сторону. Он успел подумать, что нелепо погибать под ногами очумевших от ужаса холопов, - и тут же увидел Алану.
Девушка стояла в окружении нескольких служанок. На ней был длинный плащ, светлые волосы рассыпались по плечам, в зеленых глазах отражалось пламя. Алана смотрела в сторону, и Навко несколько мгновений не решался ее окликнуть - словно окаменел. Но тут девушка повернула голову-и взгляды их встретились.
Кажется, она закричала, но опомнилась, зажав рот ладонью. Страх в широко раскрытых глазах сменился радостью и облегчением - невиданным, невероятным. Губы шевельнулись, и Навко скорее угадал, чем услышал:
- Жив!
Времени не было. Сейчас служанки опомнятся, довернутся, сейчас придут в себя кметы и оттеснят его от девушки...
- Жди! - он крикнул, надеясь, что в суете никто не поймет, не услышит - кроме нее. И тут же сквозь крики, сквозь треск горящего дерева, донеслось еле уловимое:
- Дождусь! Береги себя...
Его толкнули, отбросили в сторону, чуть не сбили с ног, но Навко ничего не чувствовал - ни боли, ни запаха гари, от которого раздирало кашлем горло. Перед глазами стояло ее лицо. "Дождусь!" И впервые с той минуты, когда сполотское копье ударило в грудь, бросив на залитую кровью землю, Навко почувствовал себя победителем. Не зря! Все - не зря! Ты не всемогущ, Кей Улад! Навко, навий подкидыш, вернет свое счастье - вопреки тебе, вопреки всем Кеям на свете! И да поможет им с Аланой Мать Болот!
Топот коней среди пустого осеннего леса оглушал, словно ехали не двое, а целая сотня. Навко то и дело всматривался вперед, надеясь загодя заметить опасность. Бояться вроде бы и нечего - земля улебов позади, значит, встретить их могут лишь люди Велги. Навко знал тайное слово, их, конечно, пропустят, но встречаться со своими не хотелось. Он объяснится с Велгой сам - позже. А пока надо спешить, погоняя коня, хотя сытый холеный жеребец из валинской конюшни мчался, как стрела, брезгливо попирая точеными ногами лесную дорогу.
Рядом, бок о бок, на таком же коне скакал Тымчак, здоровенный парень с наивным веснушчатым лицом. За эти дни они обменялись едва ли десятком слов. В разговоры улеб не вступал, а на все вопросы отвечал неизменным: "Га?". Если же надо было подумать, он бросал "Чекай-чекай!" и впадал в молчание, после чего кивком выражал согласие или, напротив, отказ.
Тымчака навязал ему Улад. Спорить не приходилось - Кей, конечно, не верил заброде-волоти-чу. Наивный Тымчак вовсе не был наивен. Навко встречал таких, спокойных, внешне медлительных, даже неуклюжих, и понимал - улеб убьет его, не задумываясь. Не знал лишь, что именно приказал Тымчаку Улад. Но до Занок, где обретается Лантах, бояться нечего. Парень будет беречь его - как пес, как прирученный волк.
...Когда они с Тымчаком покидали дворец, в воздухе стояла гарь, сгоревшие бревна еще дымились, а к обитой кожей "кобыле" привязывали одного из проспавших пожар стражников - бить кнутом до смерти. Другой, белый как мел, стоял рядом, покорно дожидаясь своей очереди. Навко лишь хмыкнул - так вам и надо, сволочи! Двумя врагами меньше - тоже хорошо!
Рыжий Волчонок был немногословен, приказ короток и ясен: найти Лантаха-кобника, передать, что Кей Улад помнит его слова, ждет помощи - и вернуться с ответом. На все давалось пятнадцать дней - две недели и день в запасе. Ему предложили самому выбрать коня из сгоревшей ночью конюшни и взять оружие в дворцовой кладовой. Навко не отказался, выбрав белогривого серого красавца в богатой сбруе, а заодно - прекрасный франкский меч, кольчугу и шлем. Улад был готов дать и серебро, но Навко гордо покачал головой. Он не наемник. Их расчет с Кеем впереди.
Тымчака он получил впридачу - для пущей безопасности - и с тех пор каждый миг чувствовал что рядом с ним скачет смерть. Навко умел - научился - драться, даже сносно владел мечом, что было редкостью среди волотичей, однако понимал, что один на один ему против улеба не выстоять. Но открытой схватки не будет. Или они оба выживут, или кто-то погибнет - внезапно, от удара в спину. Время от времени Навко ощущал противный холодок между лопаток, словно нож уже готов вонзиться в тело, пробив тонкие кольчужные кольца. Несколько раз, просыпаясь ночью у погасшего костра, он хотел избавиться от наваждения, зарубив опасного спутника, но каждый раз рука, тянувшаяся к мечу, замирала. Рано, еще рано! Этот улеб с наивным веснушчатым лицом может пригодиться...
Тымчак спутал все планы. В то утро, слушая Волчонка, Навко знал, что следует делать. Он поедет, но не в Занки, к Кобнику, а прямо к Велге. Правительница должна знать все - и о Баюре, и о том, что творится в Валине. Он, сотник Навко, не нарушил приказ, напротив - проник в логово Улада Убийцы, Улада Кровавого, и узнал главное:
Рыжий Волчонок готовится стать Светлым. Значит - война; значит, войско улебов ударит на волотичей с заката. Велга поймет, оценит сделанное. И тогда Навко попросит помощи - чтобы выручить Алану. Правительница не откажет - не должна.
Но теперь думать об этом поздно. Тымчак следит за каждым шагом, за каждым словом. Убрать соглядатая? Если Навко вернется один, Улад не поверит. Он неглуп, молодой Кей, очень неглуп. Значит, нужно, чтобы верный пес Улада подтвердил - все в порядке, все сделано правильно. Впрочем, дело несложное - найти Лантаха, переговорить, вернуться с ответом. А если предатель-Кобник и вправду способен помочь Уладу, то Навко знал, что делать. Изменником он не будет - мертвый чаклун ничем не поможет Волчонку! Но в таланты Кобника не верилось, иначе бы не выгнали его из Коростеня, как паршивую собаку. Странно, что Улад верит проходимцу!
Навко вновь покосился на Тымчака. Тот уловил его взгляд и внезапно усмехнулся - ощерился крепкими желтыми зубами. Впрочем, усмешка была добродушной, парень словно говорил: "Не бойся, волотич! Доберемся!". Навко улыбнулся в ответ и вновь стал глядеть вперед. Скоро перекресток, а там - налево, в обход Коростеня. Места глухие, если повезет, они никого не встретят дорогой - разве что неосторожного медведя. Зверей Навко не боялся - он давно понял, что страшнее человека на земле никого нет.
Занки война обошла стороной. Даже местный дедич - и тот уцелел, как ни в чем не бывало продолжая править в поселке. С дедичем - хитрым одноглазым старикашкой - они и столкнулись первым делом, как только миновали ворота. Кланяться друг другу не стали, но старик оказался приветлив, охотно отвечая на вопросы неожиданных гостей. Он тут же подтвердил, что знает Лантаха-кобника. И все его здесь знают. Кобниками были его дед, отец, дядя, и сам Лантах - чаклун неплохой, "справный" и "справу" свою знает. Да только обижают его злые люди, из поселка прогнать хотели, даже убить, и он, бедняга, целый год прятался. Но теперь, хвала Матери Болот, все успокоилось, и Лантах вернулся. Нет, в самом поселке он не живет, а обретается в старом зимовнике, отсюда в двух верстах. Живет один, в гости не ходит - видать, отдыхает после странствий.
Дедич охотно указал дорогу и даже подробно объяснил, возле какого дерева сворачивать и как проехать, чтобы не угодить прямиком в болото. Было ясно: старик спешит поскорее спровадить нежданых гостей, к тому же вооруженных по-сполотски. Ни он, ни жители поселка не желали ссориться ни с Кеевыми кметами, ни с воинами Велги. В иное время Навко не преминул бы разобраться с этими хитрецами, но сейчас лишь поблагодарил и повернул коня на еле приметную среди - деревьев тропу. Но Тымчак остановил его, ухмыльнулся и поехал первым. Возражать Навко не стал - пусть его спутник получает стрелу в грудь, если местные затейники установили на тропе самострел.
Зимовник оказался действительно старым, да и на зимовник не похожим. Вросший в землю домишко, крытый соломой, сарайчик да колодец с высоким срубом. Ни на тропе, ни у дома никого не оказалось. Похоже, местные жители редко навещали чаклуна.
Навко соскочил с коня, быстро привязал его к ближайшему дереву и направился к избушке. Он уже был у ступенек, ведущих вниз (дверь дома напоминала вход в землянку), когда шедший рядом Тымчак внезапно остановился и прислушался.
- Чекай-чекай! - шепнул он, подумал и, кивнув на маленькое, затянутое бычьим пузырем окно, показал два пальца.
Итак, хозяин в доме не один. Беды в этом не было, даже если гость вооружен. Повстанцев можно не бояться, а с разбойником они вдвоем справятся. Навко показал рукой на вход, Тымчак почесал затылок, но затем согласно кивнул.
Дверь открылась с громким скрипом, и сразу же послышался странный звук. В первый миг Навко не смог сообразить, на затем облегченно перевел дух. Филин! Не иначе Кобник держит его вместо кошки.
Филин и был первым, кого Навко увидел. Птица сидела на толстом деревянном рожне и дремала, уткнувшись кривым клювом в серую грудь. При виде гостей желтые глаза на мгновенье раскрылись, вновь послышалось уханье, и Навко решил, что птица больше напоминает сторожевого пса.
- Чолом! - Навко снял шлем и всмотрелся в полумрак. Стол, огромный сундук у окошка, две длинные лавки, большеглазый идол в углу. На лавке сидели двое. Один уже успел вскочить, другой - повыше ростом, в темном плаще с капюшоном, остался сидеть, глядя куда-то в сторону.
- Ты Лантах-кобник?
Человек, вставший с лавки, согласно закивал. Он оказался невысок, с короткой пегой бороден-кой и маленькими испуганными глазками.
- Кобник я, кобник... Заходите, гости дорогие, прошу, прошу. Как доехали, как добрались? Кваску, кваску желаете?
Скороговорка не могла скрыть страха, и Навко еле удержался, чтобы не передать предателю привет от благодарных жителей Коростеня. И на этакого сморчка надеется Улад!
Кобник застыл на месте, выжидательно глядя на гостей, рядом шумно дышал Тымчак, и Навко понял, что пора начинать.
- Я - Ивор сын Ивора. Меня прислал Кей Улад. Ты обещал ему помощь.
- Вспомнил! Кей Улад вспомнил! - страх сменился радостью. Лантах взмахнул руками и затараторил так быстро, что Навко еле успевал понимать его скороговорку. Он, Кобник, знал, он надеялся, он и сон видел - синица прилетала, да не одна, а с зимородком вместе, а тот зимородок орлиное перо в клюве держал. И это хорошо, что Кей Улад о нем вспомнил, самое время, и он, конечно, поможет, ведь он кобник, кобник, кобник, он и туман наведет, и храбрости добавит, и сон растолкует...
Лантах поспешил усадить гостей на свободную лавку, вручив каждому по корчаге с квасом. Пить Навко не стал - уж больно место опасное - и продолжал слушать болтовню хозяина. Кобник был рад, даже очень рад - но почему-то Навко ему не верил. Чем-то Лантах напоминал купчишку, спешившего продать залежалый товар. Между тем человек в темном плаще по-прежнему глядел в окно, казалось, не обращая внимания на происходящее.
А Кобник продолжал говорить, что люди вокруг злые, злые, злые, и они его не любят, не любят, не любят и даже обижают, обижают... И тут вновь послышался странный звук. Навко вспомнил о филине, невольно оглянулся, но серая птица спала. Звук повторился - и стало ясно, что желтоглазый ни при чем. Филины не зевают, раскрывая во всю ширь зубастый рот. Зевал Тымчак. Да так отчаянно, что Навко даже перестал следить за болтовней Лантаха. Улеб отчаянно тер веснушчатое лицо пятерней, дергал себя за волосы - но вновь и вновь зевал. И вот глаза закрылись, голова откинулась в сторону, и Тымчак мирно захрапел, привалившись спиной к бревенчатой стене.
- Получилось! Получилось! - Кобник радостно потер ладоши и поглядел на человека в капюшоне. Тот медленно встал. На Навко в упор взглянули большие светлые глаза:
- Мы решили, что твой спутник устал, Ивор сын Ивора. Пусть поспит. По-моему, так будет лучше.
- Кому? - Навко вскочил, рука легла на рукоять меча. Они с Тымчаком не друзья, совсем не друзья, но все-таки...
- Тебе. И нам тоже. А потом мы вместе решим, что ему приснится. Лучше всего - наш разговор, но другой - не тот, что у нас будет сейчас.
- У нас? - Навко недоверчиво покосился на говорившего. Этот никак не походил на зарвавшегося купчишку, спешащего сбыть гниль. Голос неизвестного был холодным, властным, глаза смотрели без страха, даже с легкой насмешкой.
- Ты же приехал к чаклуну, правда? Так что не удивляйся, Ивор сын Ивора. Мы с братом решили, что тебе будет проще говорить без твоего спутника.
"С братом"? Неужели эти двое - братья? Или чаклуны так называют друг друга?
- Лантах - мой младший брат, - понял его неизвестный. - Можешь звать меня Ямас. Это имя не хуже, чем Ивор... Ты приехал очень удачно...
- Мы сразу поняли, поняли... - вмешался было Кобник, но резкий жест остановил его.
- Печь на дворе, брат. Подумай об обеде. Лантах явно хотел возразить, но затем покорно кивнул и вышел, прикрыв скрипящую дверь. Навко старался сохранять спокойствие, хотя все щло явно не так. Кажется, они нарвались на настоящего чаклуна. Во всяком случае, Ямас понял, что никакой Навко не Ивор. И что за имя - "Ямас"? У волотичей такого нет, у сполотов - тоже...
- Я - рахман, если тебе это что-то говорит.
- Рахман? - удивился Навко. - Но ведь рахманы - тоже чаклуны!
Смех - негромкий и какой-то обидный. Ямас покачал головой:
- Дожили! Нас, Рожденных Дважды, считают колдунами! Мы не чаклуны, Ивор сын Ивора! Но сейчас не это важно. Кей Улад просит помощи у моего брата. Он очень неблагодарный человек, твой Кей! Мой брат чуть не погиб, помогая ему и Кею Сваргу.
- И предавая свой народ! - не выдержал Навко.
- Ах вот как! Кажется, начинаю понимать... Бедняга Лантах ошибся не тогда, когда попытался править Коростенем. Он ошибся раньше. Скажем, обратился не к тому богу. И другие боги, а точнее - Силы, лишили его всего, что мой брат умел. Потому в Коростене он не мог даже вызвать легкий дождик. Сейчас он кое-что умеет - не без моей помощи. Ты это уже видел, Ивор. Но к Извиру обращаться уже не станет. Зато Упаду могу помочь я.
Навко понял далеко не все, но главное стало ясно. Он не ошибся - Кобник мало что может. И очень хорошо! А что делать с этим?
- Вижу, ты не любишь Кеев, Ивор. Тут мы едины. Но ты готов помочь Уладу, я - тоже. Я скажу, что надо делать, а ты передашь Кею. Мы оба добьемся того, чего хотим.
Навко был уже готов согласиться, но опомнился.
- Мы не поняли друг друга, Ямас, брат Лантаха. И, наверное, не поймем.
- Почему? - густые брови удивленно поднялись. - Ты же ехал к моему брату...
- Но не к тебе! Твой брат - вроде девки, что ходит по шатрам кметов. За лишнюю шубу он готов служить даже лешему. А чего хочешь ты?
Дверь скрипнула. В проем заглянула физиономия Кобника, словно чаклун догадался, что речь идет о нем. Но Ямас махнул рукой, и Лантах тут же исчез.
- Вот как ты заговорил, Ивор! Тогда давай попытаемся понять друг друга.
- Хорошо! - Навко покосился на Тымчака, но тот вовсю похрапывал, счастливо улыбаясь во сне. - Я-из войска Велги. Рыжий Волчонок украл мою невесту. Я убил предателя, который шел в Валин, и занял его место. Улад послал меня сюда...
- И ты выполнишь его приказ, вернешься и попытаешься освободить свою девушку...
Рахман задумался, затем черный капюшон кивнул:
- Вот теперь ты не лжешь, Ивор! Странно, люди редко говорят правду. Иногда кажется, что ложь - это заразная болезнь... Хорошо, ради такого редкого случая я тоже приоткрою тебе правду. Только краешек - но ты поймешь...
Ямас присел на лавку и на миг задумался.
- Попытаюсь говорить проще. Когда-то этой землей правили мы, Рожденные Дважды. Все остальные - воины, землепашцы, торговцы - слушались нас. И такой порядок был справедлив, ибо установлен самим Небом. Но много веков назад Кеи разгромили нашу державу и стали править сами. Они смешали всех - жрецов, воинов, рабов. Мы остались, но превратились в лесных чаклунов. Нас, рахманов, немного. Мы стали умнее, и теперь рахманом может стать лишь тот, кто отмечен семью добродетелями. Я смог стать, мой брат - нет, хотя оба мы из рахманского рода...
Навко слушал без удивления. Все это было очень давно. Мало ли кто правил Орией? Просто у рахманов оказалась долгая память.
- Когда-то Кеи преследовали нас. Затем оставили в покое, и мы не вмешивались в державные дела. Но с недавнего времени кое-что изменилось. Патар - глава нашего братства - слишком сдружился с покойным Кеем Мезанмиром. Мы были против - Кеи всегда останутся чужими. Мы даже надеялись, что настала пора вернуть истинный порядок, завещанный нам Небом. Но Патар нас не слушал и помогал Светлому. И случилась беда...
В дверь вновь заглянул Кобник и тут же исчез. Ямас медленно подошел к окну:


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Глуховский Дмитрий - Метро 2033
Глуховский Дмитрий
Метро 2033


Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека