Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Надеюсь, что ваше предсказание не сбудется.
Сергей Серафимович наполнил бокалы. Шампанское уже немного согрелось.
- Каждый остается при своем мнении, мой мальчик, - сказал Сергей
Серафимович. - Я делюсь с тобой своими тревогами, но ты вправе счесть их
стариковской воркотней.
Андрей вдруг увидел, что у Сергея Серафимовича старая шея. Кожа была
не человеческой, а как у пресмыкающегося - словно у исхудавшего хамелеона.
- Я обязан думать о твоем будущем, - продолжал старик, - так как ты
пока думать о нем не способен. Ты вообще бы предпочел сейчас фланировать
по набережной со знакомой восьмиклассницей семнадцати лет от роду. Год в
твоей жизни - дистанция экстраординарная. Для меня это - минута.
- Честное слово, я не могу встать на вашу позицию, - сказал Андрей. -
Хоть у меня и нет на примете восьмиклассницы, я бы предпочел сейчас
фланировать по набережной.
Возможно, это прозвучало вызовом, но Сергей Серафимович вызова не
заметил.
- Не исключено, - сказал он, - что ты изменишь свою точку зрения куда
скорее, чем предполагаешь. А я постараюсь тебе помочь.
- Как? Состарив меня?
- Поток времени скор и непостоянен, - сказал Сергей Серафимович,
словно не обращался к Андрею, а подумал вслух.
Андрею хотелось еще шампанского, но неловко было самому взять
бутылку. А Сергей Серафимович словно забыл о ней.
- Чтобы быть уверенным в том, что ты сможешь завершить образование, -
сказал он, - я не хочу ограничиваться лишь денежной помощью, которая может
обесцениться скорее, чем мы с тобой этого бы хотели. Однако в любом случае
я открыл на твое имя счет в Московском коммерческом банке - завтра я
передам тебе все документы. Я вполне доверяю твоему здравомыслию, но все
же хотел бы застраховать тебя от неожиданных эскапад, которые столь
возможны в твоем возрасте. Ты сможешь распоряжаться этим счетом лишь в
определенных пределах.
Андрей подумал: "Как я не люблю этого холодного равнодушного
человека. Как я не люблю его хамелеонью шею, его слишком светлые глаза,
его выпяченную нижнюю губу, его манеру громко сосать потухшую трубку, его
удивительное умение унизить человека. Сейчас я встану и откажусь от этих
отвратительных подачек и уйду..."
- Не следует злобиться на меня, - сказал Сергей Серафимович, - все
мои действия оправдываются заботой о тебе. Я хочу быть уверенным в том,
что у тебя будут все условия для получения образования. Даже если меня не
станет. Даже если война обесценит все бумаги. Мне нужно, чтобы ты получил
образование.
- Нужно?
- Необходимо, - отрезал Сергей Серафимович.
Всегда, сколько Андрей себя помнил, отчим пытался его образовывать.
Но странным образом. Скорее не учил, а испытывал. Каждое очередное
испытание занимало от силы месяц. Как-то они излазили весь Карадаг, мокли,
мерзли в палатке, дошли яйлой до окрестностей Карасубазара - собирали
гербарий горных растений. На следующие каникулы Сергей Серафимович, забыв
о ботанике, ползал с ним по скалам от Симеиза до Байдарских ворот в
поисках минеральных обнажений, чтобы годом позже встретить его с сачками.
Так началось энтомологическое лето, навсегда пропахшее в памяти эфиром и
исколотое длинными булавками. Видно, специалиста по жукам в Андрее отчим
также не обнаружил...
Андрей не мог бы сказать, что летние испытания внушали ему
отвращение. И сам отчим, и все, что он говорил либо делал, было для Андрея
притягательно, но, пожалуй, главной причиной постоянных неудач отчима в
попытках отыскать и раскрыть дарования пасынка была его собственная
внутренняя холодность, всегдашнее сохранение расстояния между всезнающим
учителем и обыкновенным учеником.
А ведь Андрею, особенно в первые два года ученичества, так хотелось
отличиться, и, конечно, не ради успехов в ботанике. Но отчим ни разу не
догадался либо не пожелал догадаться уступить: замедлить шаг, не прийти
первым. Как-то, после шестого класса, в последней их совместной
экспедиции, к счастью недолгой, где они наблюдали и пытались
фотографировать жизнь птиц, грызунов и иных обитателей плоскогорий за
Чуфут-кале, сидя, усталый, под редким дождиком, у костра, ловко и быстро
разожженного отчимом, он понял, на что все это похоже.
Уже год-два как в журналах появилась новая игра, которую некоторые
именовали крестословицей, а отчим, разумеется, английским словом
"кроссворд". В ней надо было вписывать слова в пустые квадратики. Так его
походы с отчимом были как бы совместным разгадыванием кроссворда при
условии, что ни единого слова Андрею не дали разгадать первому.
Неизвестно, догадался о том Сергей Серафимович или нет, но Андрей-то был,
наверное, убежден: ни за что не станет ни геологом, ни ботаником, ни
энтомологом, ни орнитологом. Он подал прошение в Московский императорский



университет на историю.
Может, потому, что историей отчим не успел с ним заняться...
Отчим налил еще по бокалу шампанского, и Андрей взял свой бокал
скорее, чем следовало, и ему показалось, что отчим опять улыбается.
Андрей поставил бокал на столик.
Сергей Серафимович поднялся легко, словно молодой.
- Пошли, - сказал он. - Мне нужно тебе что-то показать.
Они прошли внутрь дома, в кабинет Сергея Серафимовича.
Кабинет Андрею всегда нравился. Он принадлежал не Ялте, а
петербургскому профессорскому дому. С высокого потолка свисала на
бронзовых цепях люстра с белым матовым абажуром, являвшая собой как бы
впятеро увеличенную керосиновую лампу, хотя люстра была электрической. Пол
кабинета был застелен огромным, от стены до стены, персидским ковром, и
посреди него стоял овальный стол, накрытый шоколадного цвета суконной
скатертью. Вокруг стола на неизменных местах стояли венские стулья. У
дальней стены располагался большой резной письменный стол с мраморным
прибором и часами: часы были ампирными, с позолоченными сфинксами и
малахитовыми колонками. Между столом и голландской печью поместился
высокий, красного дерева, книжный шкаф, напротив, между двух окон, стояла
бочка, в которой росло лимонное дерево, иногда дававшее настоящие плоды, а
по обе стороны от него - глубокие черные кожаные кресла. Такой же диван -
мягкий и уютный, Андрею приходилось спать на нем, - стоял справа от печи.
И ничто в этом кабинете никогда не менялось, не сдвигалось с места.
В кабинете было две картины. Одна, принадлежавшая кисти Айвазовского,
изображала бурю на море. Зеленые, подсвеченные прорвавшимся сквозь облака
солнцем волны накатывались на зрителя, неся беспомощную, с порванными
парусами шхуну. Вторая - екатерининских времен - была портретом молодого
черноволосого человека в зеленом мундире с красными отворотами и узким
эполетом на плече. Резкими чертами лица он был похож на отчима.
- Садись, - сказал Сергей Серафимович, указывая на кресло.
Сам же он подошел к письменному столу, вытащил до отказа верхний
ящик, нажал, не таясь, на скрытую кнопку в его задней стенке, отчего эта
стенка откинулась, и отчим вынул оттуда связку ключей. Действия отчима
Андрея заинтересовали, потому что никогда ранее он не предполагал за
Сергеем Серафимовичем склонности к секретам, а обстановка светлого уютного
кабинета не вязалась с потайными кнопками и двойными стенками.
Взяв ключи, Сергей Серафимович отошел к стене, на которой висел
портрет военного, обернулся к Андрею и сказал:
- Подойди ближе. Я хочу, чтобы ты все запомнил.
Андрей послушно поднялся. Сергей Серафимович взял его за руку и
провел его указательным пальцем по раме. В одном месте палец ощутил
выпуклость. Сергей Серафимович нажал на эту выпуклость пальцем Андрея.
Неожиданно картина сдвинулась с места и с помощью какого-то скрытого
механизма откинулась, словно дверца шкафа. За картиной образовался серый
стальной сейф.
- Возьми ключи, - сказал Сергей Серафимович. - Сначала маленький.
Вставь в верхнюю скважину и поверни три раза против часовой стрелки.
Андрей подчинился. Ключ двигался легко и послушно.
- Обедать пойдете? - спросила Глаша, без стука войдя в кабинет.
- Через десять минут, - сказал отчим.
Андрей отметил, что отчима не смутил приход служанки.
- Теперь поверни ручку сейфа вправо. Два раза.
Дверца сейфа, тяжелая и толстая, беззвучно отворилась.
Внутри лежали бумаги: две или три связанные шнурками кожаные тетради,
синий пакет и несколько конвертов.
Сергей Серафимович вынул один из конвертов и показал Андрею. На
конверте было написано:


Андрею Берестову.
Вскрыть в слулае моей смерти или исчезновения.

Это была странная надпись. Она звучала словно из настоящего романа,
ее последнее слово могло встретиться у Коллинза или Буссенара. Но Андрей
ничего не сказал.
Сергей Серафимович положил конверт на место. Затем вытащил с нижней
полки толстый синий, запечатанный сургучом пакет.
- Здесь, - сказал он, - шестьдесят тысяч долларов. Я полагаю, что эта
валюта имеет больше шансов пережить любую войну, нежели европейская. Здесь
же акции швейцарской часовой фирмы "Лонжин". Наверное, и их не коснутся
грядущие трагедии. Хотя кто знает... Что касается писем и бумаг, то ты
имеешь право прочесть их, но никому, ни при каких обстоятельствах не
должен их показывать. Впрочем, если у меня будет время и возможности, я
постараюсь их уничтожить.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Раба любви, или Мне к лицу даже смерть
Шилова Юлия
Раба любви, или Мне к лицу даже смерть


Зыков Виталий - Конклав бессмертных. В краю далеком
Зыков Виталий
Конклав бессмертных. В краю далеком


Акунин Борис - Квест
Акунин Борис
Квест


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека