Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

вдали на берегу стоял у воды полицейский.
- А девчонка где? - спросил он, когда Озеров вышел на залитую водой
кромку пляжа.
"Ну и ну, я же его понимаю, - весело удивился Озеров, - выучил все-таки
португальский. И без пластинок, с одним словарем. И разговаривать смогу.
Пусть спрашивает". Стараясь держаться как можно непринужденнее, он
торопливо оделся и взял брошенные Зоей платье и туфли.
- Где девчонка? - повторил полицейский. - Вы вдвоем были. Где она?
Утонула?
- Почему? - картинно удивился Озеров. - Просто вынырнула в другом месте
и убежала.
- Куда? На берегу ее нет.
- Прячется, - засмеялся Озеров. - Она не любит полиции.
- А ты иностранец, - сказал полицейский.
Озеров пожал плечами: что ж, мол, тут поделаешь. Полицейский
подозрительно оглянулся: его явно беспокоило отсутствие спутницы Озерова.
- Где тут спрячешься? - с сомнением произнес он. - А утопить ты ее мог.
Думал, от берега далеко - не заметим. Иностранец к тому же. И полиции не
любишь. Пойдешь со мной.
Дело осложнялось. Перспектива познакомиться с полицейским участком в
Рио Озерова не прельщала. Он огляделся: на пляже никого не было, песчаное
поле простиралось до города. "Рискнуть, что ли? Рискну". То, что произошло
дальше, оказалось для полицейского больше чем неожиданностью. На фоне
пустынного пляжа и зеленой океанской волны возник, как привидение, образ
молодой женщины в мокром купальнике. Она стояла как бы на полу деревянной
хижины, у которой срезали переднюю стенку. Ожившая фотография или кадр из
фильма, неизвестно каким образом проецированного на морском берегу.
- Как видишь, не утопил, - насмешливо заметил Озеров.
- Санта Мария! - заикаясь, проговорил полицейский и перекрестился.
Озеров измерил глазами расстояние между собой и полицейским -
"три-четыре шага, не меньше: не успеет" - и одним прыжком очутился возле
Зои, в то же мгновение исчезнув для человека из Рио, как и тот исчез для
него. А у Зои даже губы задрожали, не от испуга - от радости.
- Идите в класс и переоденьтесь. Потом все объясню, - сказал Озеров и
чуть не вытолкнул ее из комнаты.
Ему очень хотелось посмотреть, как выглядит сейчас полицейский из Рио,
но он удержался от искушения. Надо было срочно придумать разумное
объяснение. Любое, кроме правды. В то, что произошло, не поверил бы даже
Эйнштейн.
Зоя вернулась переодетая наспех - даже платье поправить не успела: так
томило ее любопытство.
- Я с ума схожу, Андрюша. Что это было?
- Ничего особенного.
- Но где, где мы купались?
- В пруду.
- Не разыгрывайте. Ведь утро было или день, а у нас сейчас ночь! И море
было, и пляж. И полицейский на берегу.
- Вы приняли за полицейского рыболова с ведерком. Он ставил вершу.
- Ничего не понимаю. Как же я здесь очутилась?
- Вы бросили одежду и убежали. Должно быть, испугались. Иногда это
бывает во время внушения.
- Какого внушения?
- Честно говоря, я проделал с вами небольшой психологический опыт, -
начал импровизацию Озеров. - Помните, вы сказали: это вам не
Рио-де-Жанейро. Вот мне и захотелось пошутить.
Она все еще не понимала.
- Вы, конечно, знаете, что такое внушение. Можно внушить желание,
требование, действие какое-нибудь. Но можно внушить и ложные ощущения,
ложные чувства - галлюцинации. Одна из форм гипноза, если хотите. Чисто
природное свойство, как у Куни или Вольфа Мессинга. Я совсем недавно
обнаружил его у себя. Ну и внушил вам свое представление о Рио-де-Жанейро,
вызвал у вас ощущение утра, моря, незнакомого вам пейзажа. Вы плескались в
пруду, а вам казалось, что вас подымает волна океана. Просто, в сущности.
Зоя вдруг облегченно вздохнула.
- Наконец-то все объяснилось по-человечески. А то я боялась и подумать:
колдун вы или черт?
- Зоенька, - взмолился Озеров, - вы же диамат изучали!
- Подумаешь, диамат! - Она почти восхищенно взглянула на Озерова. - Вы
теперь можете сеансы давать. В Колонном зале или в Политехничке. Честное
слово, можете.
Озеров вскипел.
- Молчите лучше - сеансы! В школе узнают - проходу не дадут. Только
имейте в виду: я все отрицать буду. Вы же в дурочках останетесь.
- Не злитесь, - миролюбиво согласилась Зоя. - Не подведу. Но хоть
передо мной не скромничайте, вы же талант. И потом, я опять хочу в



Рио-де-Жанейро! Пусть неправда, но это так чудесно! Внушите, Андрюша,
умоляю.
- Только не приставайте, - вздохнул Озеров, - как-нибудь, в свое время.



КОНЕЦ ДЯДИ МИКИ. КЕНТЕРВИЛЬСКОЕ ПРИВИДЕНИЕ
Наступила экзаменационная пора. Преподаватели и директор задерживались
в школе до вечера, и Озерову только затемно удавалось уединиться. Прогулки
по глобусу прекратились. Он понимал, что в такой обстановке трудно было бы
сохранить тайну, и он не был уверен в том, имеет ли право открывать ее
кому-нибудь, кроме специалистов-ученых. К браслету он не притрагивался,
хотя и тянулся к нему, как тянется к папиросе заядлый курильщик, вдруг
давший зарок не курить. О происхождении браслета он уже и не думал.
Подслушанное суждение Хмелика, хотя и высказанное в шутку, наводило на
мысль, как будто бы все объясняющую. Что сказал Хмелик, когда нитка
жемчуга упала к нему на стол? "Теоретически это вполне объяснимо.
Параллельный мир с одинаковым знаком. Незначительная поверхность касания.
Сопротивление - нуль". Что же лучше может объяснить появление браслета?
Рука в воздухе и сверкнувшая дуга. Ниоткуда, из пустоты. Воображение
Озерова рисовало ему логически построенные картины. Лаборатория соседнего
мира, определившая и открывшая поверхность касания. Кому-то
предназначенный браслет, которым пользуются как средством связи и
транспорта. Случайность или преднамеренность, благодаря которой браслет
сверкающей радугой попадает в наш мир. Озеров улыбнулся своим догадкам:
фантазер! Недаром отец говорил ему: "Быть тебе, Андрюшка, писателем -
воображения у тебя много".
Не сбылось отцовское пророчество, да и жизнь отцовская оборвалась,
когда, пожалуй, еще опрометчиво было предполагать будущую судьбу Андрюшки.
В последний раз Андрей увидал отца, когда ему исполнилось восемь лет.
Случилось это в январе сорок четвертого года в оккупированной Одессе.
Теснимые со всех сторон наступавшими советскими войсками, гитлеровцы
особенно ожесточенно прочесывали город. Полицаи, шпики, провокаторы и
эсэсовцы старались изо всех сил пополнить подвалы гестапо. В тот ветреный,
с изморозью январский день отец пришел из депо не к вечеру, как обычно, а
днем и сказал матери: "Меня возьмут сейчас, я их опередил минут на пять.
Скажи Женьке из комиссионного, что Дмитрий всех предал. Обоих Луценко уже
взяли, и Доманьковского, и Минкевича. Пусть Максим тоже предупредит кого
надо о Волчанинове. Оказывается, он уже давно связан с гестапо".
Потом отец обнял Андрюшку и жестко, как отрубил, сказал: "О дяде Мике
запомни, не дядя он тебе, а враг. На всю жизнь запомни: не должен ходить
по земле этот человек. Это мой наказ тебе, сынок". Женьку мать
предупредить не успела: его тоже взяли. А дядя Мика пришел на другой день
к вечеру. Но мать стала в дверях каменной бабой и тоже отрубила, как и
отец: "Ты сюда не ходи больше. Нет у тебя сестры, а у меня брата. А придут
наши - сочтемся". Но дядя успел удрать еще до освобождения Одессы, и след
его пропал во тьме. Тьма-то ведь осталась и после суда в Нюрнберге. Многих
тьма эта укрыла в Европе, и только годы спустя, когда Озеров с матерью жил
уже в Запорожье, он прочел в "Правде" о военных преступниках, выдачи
которых требовало советское правительство. Среди них упоминалось и о
Дмитрии Волчанинове.
О дяде Мике вспомнилось не случайно. Совсем недавно, во время своих еще
"телевизорных" странствий по глобусу, Озеров набрел на широкую грязную
реку. Произошло это так. По какой-то забытой ассоциации пришли на память
знакомые с детства строчки Гейне: "Прохладой сумерки веют, и Рейна тих
простор". И браслет тотчас же показал мутные, с радужной нефтяной пленкой
воды большой реки, серые склады на берегу, кирпичные трубы заводов,
кабачки у причалов и виллы с ухоженными лесистыми парками. Медленно
двигаясь вдоль реки, Озеров вышел к городу, начавшемуся складами и
пристанями и перешедшему в аккуратные набережные с каменными ступенями к
воде, готические шпили церквей и зеркальные витрины больших магазинов.
Город как город - без названия, без знакомых архитектурных деталей, с
неведомыми Озерову памятниками и привычной автомобильной давкой на улицах.
Озеров пропустил мимо витрины универмага, поражавшие многоцветным
изобилием выставленных товаров, задержался у подъезда и замер.
На улицу вышел пожилой человек в коричневом пальто и зеленой велюровой
шляпе, с аккуратно упакованным свертком. Но не пальто и не сверток
привлекли внимание Озерова. Он узнал их владельца. Это был дядя Мика,
постаревший, обрюзгший, уже не с черными, а седыми стрелочками усов, но
все с той же хитрецой и наглостью во взгляде, с той же брезгливой
складочкой поджатых губ, с той же бычьей шеей. Знакомый облик изменился
ровно настолько, что не узнать его Озеров не мог. Но он все еще
сомневался, не веря ни памяти, ни интуиции, и с напряженным вниманием,
боясь упустить, проследовал за ним до пивной на перекрестке двух улиц, до


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Володихин Дмитрий - Мой приятель Молчун
Володихин Дмитрий
Мой приятель Молчун


Шилова Юлия - Чувство вины, или Без тебя холодно
Шилова Юлия
Чувство вины, или Без тебя холодно


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека