Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- ... с куста, - машинально закончила за нее Тереска.
На какой-то момент у присутствующих помутилось в голове. Уже никто ничего
не понимал. У пана Кемпиньского топор ассоциировался с пером, и перед его
глазами возникла стая гусей с отрубленными головами. Девочки в таком
возрасте грешат странностями, подумалось ему, но не до такой же степени!
Пани Марта внезапно собралась с силами.
- Что у тебя творится в комнате? - спросила она скорее жалобно, чем
сурово. - Тайфун прошелся или ты что-то искала?
- Наводила порядок в столе, - кисло ответила Тереска и вдруг вспомнила,
что и вправду искала перчатки. - И вообще в комнате. Еще не закончила.
- А топор? - недоверчиво поинтересовался участковый.
- Что? - удивилась Тереска. - Какой топор?
Шпулька тоже удивилась и с любопытством уставилась на подругу: топор в их
обсуждении не упоминался.
- Почему этот топор валялся у тебя на столе? - снова разнервничалась пани
Марта.
- Какой топор? А, я колола дрова.
- Детка, объясни нам поподробней, - жалобно попросил пан Кемпиньский,
который решил уже было не вмешиваться, пускай мать разбирается, хватит с
него сына, но не удержался. - Ты колола дрова в своей комнате? И почему в
ванной бензин? И почему ты оставила открытой дверь в сад? Может, Шпулька
убегала с этой колбасой, а ты ее догоняла?
- У дерева под окном свежий надрез, - констатировал участковый. - Это
ваша работа?
- Тоже моя, - нервно и в то же время с достоинством ответствовала
Тереска. - Я рубила во дворе дрова. Топор принесла наверх по рассеянности.
Бензин в ванной разлила случайно. Дверь просто забыла закрыть. Подумаешь,
велика важность. С кем не бывает. Ничего такого страшного.
- Конечно, конечно, - сказала пани Марта с горечью. - Разве что дом могли
обокрасть. Или у нас от такого зрелища мог случиться сердечный приступ. Но
это ты, разумеется, в расчет не принимаешь. Неужели мне нельзя хоть на пару
часов отлучиться из дому со спокойной душой?
- Детка, пойми, - поспешно вмешался пан Кемпиньский, чувствуя, что
назревает взрыв. - Мы думали, что на тебя кто-то напал, что в дом вломились
бандиты, и в лучшем случае тебя похитили! Дверь нараспашку, все вверх
тормашками, а тут еще этот топор! Представляешь, что было с твоей мамой? В
следующий раз хотя бы не оставляй на виду такие страшные инструменты.
Тереску охватила горькая досада. Какого черта, вечно все испортят из-за
какой-то дурацкой ерунды! Но выпавшее сегодня на ее долю счастье, хотя и
слегка омраченное, настраивало на снисходительность.
- Ну ладно, ладно, - покладисто буркнула она. - Ну, виновата, больше не
буду. Откуда я могла знать, что у вас такое богатое воображение! Кровянку я
принесла, сейчас уберу, и все будет тип-топ.
Шпулька смотрела на Тереску с почтением и некоторой завистью: ей самой ни
в жизнь бы не удалось за такое короткое время и такими скромными подручными
средствами учинить столь серьезное замешательство. Пани Марта понемногу
обретала равновесие. Пан Кемпиньский извинялся перед участковым.
- Пустяки, - утешал его милиционер. - Главное, все обошлось. Не
переживайте, бывают дети и похуже. Меня самого жуть берет, как подумаю, что
из моих вырастет. Лишь бы не попала в плохую компанию. Как говорится, бог не
выдаст, свинья не съест.
Шпулька стала прощаться, участковый тоже, причем, учитывая поздний час,
предложил подвезти девочку домой.
При виде дочки, вылезающей из милицейской машины, пани Букатова
схватилась за сердце. Шпулька считала себя не вправе делиться с матерью
секретами подруги, и потому на испуганные расспросы отвечала, что
милиционеров встретила случайно, и не покривила душой, и что исключительно
их любезностью и заботой объясняется ее доставка домой в милицейской машине,
в чем тоже не погрешила против правды.
- Не знаю, не знаю, - с сомнением качала головой пани Букатова, - но
стоит только тебе встретиться с Тереской, как непременно что-то случается.
"Ненавижу, - думала Тереска. - Боже, как я их ненавижу! Видеть не
могу..."
Мысль эта, хоть и преходящая, безраздельно владела на данный момент ее
сердцем, умом и душой. Она пыталась соорудить вокруг себя что-то вроде
воображаемой стены, акустического барьера, но сквозь возводимые ею преграды
продирались слова и реплики, раздувавшие пламя ненависти.
Семейство ужинало. За столом сидели родители, бабушка, Янушек и тетя
Магда, заглянувшая узнать, какие новости. Тетя Магда была младшей из сестер,
в свои тридцать два года она имела фигуру и внешность кинозвезды, а
занималась главным образом тем, что выходила замуж и разводилась. Сейчас на
ее счету было четвертое замужество, и существовала надежда, что оно окажется
менее скоротечным, потому что в игру входил еще четырехлетний Петрусь.
Тереске казалось, что тетя Магда присматривается к ней и интересуется ее
делами с любопытством, прямо-таки болезненным.


Рассказ о страшном вечере с фигурирующим в главной роли топором сделал
Тереску гвоздем программы. Речь пошла о нынешней молодежи, о ее прискорбной
безответственности, легкомыслии и бездумности, о странных причинах
неожиданных и необъяснимых поступков. Что, спрашивается, толкнуло Тереску
бросить дом на произвол судьбы, в кошмарном, наводящем на самые ужасные
домыслы, беспорядке? О чем она, Господи помилуй, думала?! Если эта молодежь
вообще о чем-то думает...
Тереске казалось, что она попала на бесовский шабаш. Прозвучавшее за
столом предположение, что такому возрасту свойственно влюбляться и не оттуда
ли растут ноги у всяких сумасбродств, вызвало, с одной стороны,
снисходительные хохотки в кулак, с другой - безоговорочное неприятие. В
таком возрасте надо тянуться к знаниям, а не к каким-то глупостям.
"Ну ясно, влюбляться надо на старости, лучше всего после пятидесяти, а
еще лучше - в гробу... Вот умники! - негодовала Тереска под гул
обвинительных речитативов. - Поразительное легкомыслие... беззаботность...
что из них вырастет?.. Дай им то, дай се... Только и знают, что требуют...
одни права, никаких обязанностей! Тунеядцы, пиявки на теле старшего
поколения, эгоисты..."
- Могильные черви... - внезапно подал голос молчавший до сих пор Янушек.
Младший брат Терески сидел весь вечер, набрав в рот воды, несказанно
довольный тем, что на этот раз остался в стороне, и не его сейчас
обрабатывает святая инквизиция. Настанет время - насядут и на него, как
только вскроется лагерный долг, который отцу придется, ясное дело, оплатить
из собственного кармана. С запоздалым сожалением Янушек подумал, что надо
было назанимать у лагерных приятелей побольше - семь бед, один ответ, но
теперь уже поздно, да и больше ему бы не дали.
- Вам бы все шуточки шутить, - расстроилась пани Марта. - Господи, а ведь
скоро эти дети станут взрослыми людьми!
- Не вижу в этом особой трагедии, - заметила Тереска, на какое-то
мгновение обретя трезвость ума.
- Не уверена...
Тереске такие сомнения показались лишенными оснований. В самом деле,
родители в своем праведном гневе потеряли чувство меры. И Тереска, и ее брат
ходили в школу, учились хорошо, не предавались никаким порокам и вообще ни в
чем особо предосудительном замечены не были. Может, за Янушеком и водятся
кое-какие грешки, но уж ее-то упрекнуть не в чем. Одним словом, придираются.
Нет у них собственной яркой жизни, взять хотя бы тетку Магду, одни
разочарования и ошибки, вот они и лезут в душу к другим, высмеивают и
критикуют, стараются подстричь под свою гребенку, чтоб не выделялись на фоне
их серости и замшелости.
"Ненавижу, - думала она. - Ненавижу их всех. Неужели они никогда не
отцепятся? Наделил же Господь семейкой..."
Но вот, наконец, ужин закончился. Тереска с облегчением выскочила из-за
стола и уединилась у себя наверху, но нельзя сказать, чтобы буря в душе у
нее улеглась и лицо прояснилось. Все еще пылая ненавистью, Тереска вошла в
ванную и посмотрела на себя в зеркало.
Зеркало было правдивым. Без всякого снисхождения оно отразило красную
надутую физиономию, колючий взгляд и по-обезьяньи наморщенный лоб. Тереска
сначала даже не узнала себя, а потом переполошилась.
"Нет! - с ужасом ахнула она. - Это не лицо, это черт знает что такое! И
они это видели! Не хватало еще, чтобы и мой Богусь такой меня увидел. И я
еще хочу ему понравиться!"
При воспоминании о Богусе вся злость, все раздражение оттого, что ее
самые сокровенные чувства, как оказалось, отпечатываются на лице и
становятся достоянием гласности, улетучились бесследно, и в сердце разлилось
сладкое блаженство. Ее Богусь, .. Он был, приходил и еще придет...
Зеркало честно сменило свое мнение. Теперь оно показывало сияющие глаза и
чудесную, счастливую улыбку, позволив Тереске заслуженно полюбоваться своим
отражением. Она одобрительно кивнула ему, но потом опять помрачнела.
Вспомнилось, что кое-кому такие лица au naturel не по вкусу, а значит, надо
продумать какой-то оригинальный, изысканный макияж. По счастью, в шкафчике
над ванной всякого косметического добра хватало...
Тетя Магда поднялась наверх к Тереске по делу. Хотела напомнить, что к
репетиторским занятиям с дочкой ее подруги, ученицей начальной школы, надо
будет приступить прямо с первого сентября. Не найдя племянницы в комнате,
тетя Магда увидела в ванной свет и заглянула туда.
Поглощенная своим лицом, Тереска забыла закрыть дверь. В результате тетя
Магда увидела в зеркале такое, от чего у нее надолго перехватило дыхание. Ее
шестнадцатилетняя племянница сооружала себе какую-то дикую прическу
набекрень. На густо размалеванном, смазанном кремом, припорошенном пудрой и
синими тенями лице неистово сверкали подведенные черным карандашом зеленые
глаза в обрамлении жгуче-черных, слипшихся от туши ресниц и бровей. Румяна
цвета цикламен соперничали с кричаще красной губной помадой, единственной,
которую Тереска отыскала в шкафчике. Ее собственная помада подошла бы
больше, но осталась в сумочке, а сумочку пришлось бы искать внизу.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Русанов Владислав - Ворлок из Гардарики
Русанов Владислав
Ворлок из Гардарики


Шилова Юлия - Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь
Шилова Юлия
Знакомство по Интернету, или Жду, ищу, охочусь


Роллинс Джеймс - Последний оракул
Роллинс Джеймс
Последний оракул


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека