Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

водорослей, подняв со дна частички мусора.
"Как же в таких аквариумах меняют воду? - подумал Фонтен. - Может, их
разбивают?" - Сегодня утром я говорил с адмиралом, - сообщил доктор. - И мне
пришлось его заверить, что все идет по плану, хотя это не так. Я уже
вынужден врать и оправдываться, как школьник...
- Но кто же знал, сэр, что они настолько нестабильны? - попытался
поддержать шефа Руцбанн.
- Я должен был знать, Фредди, я... Ведь, руководствуясь именно моей
теорией, военное ведомство пошло на такой шаг. А теперь оказывается, что
объекты нестабильны, а я этого не предвидел...
Фонтен вернулся к столу и сел, подперев руками голову.
- Что говорят строители?
- Просят еще двенадцать часов. Они утверждают, что бетонная пена раньше
попросту не встанет. То есть не наберет свою прочность.
- А что говорят наши теплофизики?
- К сожалению, ничего утешительного. Ситуацию можно держать под контролем
еще часов шесть. Максимум - восемь, а потом...
- Что будет потом, я знаю без вас, Руцбанн, - оборвал помощника доктор
Фонтен. Он замолчал, и в кабинете воцарилась тишина.
Руцбанн вздохнул и от нечего делать стал рассматривать стены.
Вот картина Фейта-младшего. Похоже, что подлинник. Вот книжная полка, где
среди других стоят три тома "Прикладной психокинетики", написанные самим
доктором Фонтеном. А вот гвоздь, который вбили прямо в пластиковую
облицовку. Раньше на нем что-то висело, а теперь гвоздь остался сам по себе.
- Так... - произнес наконец Фонтен и резко поднялся. - Пойдемте, Руцбанн,
я хочу лично взглянуть на объекты...
- Вы хотите посетить криобоксы?
- Да, именно это я намерен сделать.
- Едва ли это хорошая мысль, сэр. Ведь это небезопасно...
- Если мы потеряем контроль над образцами, дорогой Фредди, наши жизни и
гроша ломаного не будут стоить. Да и бедному Ганнибалу тоже не
поздоровится...
Делать было нечего, и Руцбанн пошел сопровождать шефа на технологический
этаж. Там под многослойной теплоизоляционной защитой находился отсек
термостатики.
7
При появлении доктора Фонтена бригада дежурных технологов поднялась со
своих мест.
- Здравствуйте, сэр, - поприветствовал доктора старший инженер.
- Здравствуйте, Браун. Как у вас дела? Технологи переглянулись, потом
Браун решился заговорить первым: - Ситуация критическая, сэр. Через четыре
часа может наступить самоактивация четвертого объекта, а вслед за ним
активизируются и остальные...
- Но ведь вначале говорили о шести и даже восьми часах... - опешил
Фонтен.
- Увы, сэр, ситуация развивается совершенно непредсказуемо.
Доктор помолчал, затем скомандовал: - Быстро оденьте меня. Я хочу
взглянуть на объекты лично...
- В криобоксе температура понижена почти до абсолютного нуля, сэр, -
напомнил старший инженер.
- А вы думаете, я об этом не знал? - с сарказмом в голосе спросил Фонтен.
- Несите костюм, а вы, Руцбанн, можете оставаться здесь.
- Как скажете, сэр, - с облегчением выдохнул помощник.
Доктора Фонтена завели в небольшой тамбур, и один из технологов спросил:
- Какой номер, сэр?
- Прошлый раз был двенадцатый, но с тех пор, мне кажется, я немного
похудел.
Помощники облачили Фонтена в негнущийся костюм, пристегнули рукавицы, и
до него донеслись их голоса, приглушенные защитной мембраной.
- Потренируйте дыхание, сэр. Датчики должны настроить систему
регулировки.
Доктор послушно вздохнул. Воздух в регенерационной системе был немного
кисловат на вкус.
"Наверное, много кислорода", - подумал Фонтен.
Рядом с ним появился старший инженер Браун. Он тоже был в
термоизолирующем костюме, и его голос, усиленный радиопередатчиком,
прозвучал неожиданно громко: - Как самочувствие, сэр? Можем идти?
- Да, - утвердительно кивнул доктор Фонтен, однако шея в жестком панцире
совершенно не гнулась, и доктор согнулся в пояснице. Получилось, как будто
он отвесил Брауну поклон.
"Идиотизм какой-то", - подумал Фонтен. Он вообще не любил посещать
криобоксы, а теперь к обычному страху примешивалось еще и раздражение.
Доктор проследовал за Брауном в выравнивающую камеру. Толстая дверь
закрылась, отделив двух людей от живого мира циркулирующего тепла. Впереди
ожидала только бездна абсолютного нуля - температуры, при которой замирала



вся понятная человеку жизнь.
"Какое, в сущности, глупое заблуждение, - подумал Фонтен, стараясь
отвлечься от интуитивных страхов, - ведь этот бред столетиями поддерживался
самыми авторитетными учеными человечества... Эти склеротичные развалины
навязывали миру догмы, порождаемые их увядающим разумом..."
Непонятно откуда появилась маленькая белесая мушка и уселась на стекло
скафандра, прямо перед носом Фонтена. Это была еще одна из загадок. Белесые
мушки ютились в выравнивающих камерах и прекрасно переносили сверхнизкие
температуры. Пережив замораживание, они оттаивали и начинали плодиться. А
если камера долго стояла теплой, мушки начинали вымирать.
Над дверью, ведущей в криобокс, загорелась синеватая диаграмма. Она
показывала, как в переходной камере понижается температура.
На показании в два градуса по Кельвину сработал механизм открывания
двери, и Фонтен вспомнил о мушке. Он скосил глаза на стекло скафандра и
увидел насекомое на прежнем месте. Но едва доктор сделал движение, как,
казалось бы, легчайшее создание камнем полетело вниз и наверняка разбилось
на тысячи мельчайших осколков.
"Да, вот она - физика ледяного пространства", - подумал Фонтен и шагнул
следом за инженером Брауном.
8
Увидев капсулы, доктор Фонтен невольно остановился. Сегодня он видел их
по-другому. Сегодня он чувствовал реальную опасность, которая исходила от
этих, неведомых миру, средоточий разрушительной энергии.
"Как я мог так ошибаться? Как мог я измерять реальную опасность
абстрактными понятиями?" - задавал себе вопросы доктор Фонтен.
В его трудах все эти пугающие процессы имели вид стройных формул,
совершенно не страшных и очень даже привлекательных. А теперь перед доктором
Фонтеном была сама стихия, которая прямо сейчас рвала на себе путы вечного
холода.
- Сэр, мы теряем время... - напомнил Браун.
- Да-да, конечно, - опомнился Фонтен и шагнул к капсулам. Он совсем
забыл, что посещение криобокса вело к нарушению и без того хрупкого
равновесия и сейчас системы охлаждения работали в форсированном режиме.
Вот объект "номер-2". Он ведет себя лучше других, но в тексте древнего
заклинания сказано, что он самый старый и его коварство не сравнимо ни с
чем.
А здесь покоится "номер 3". О нем в тексте сказано, что он иссушает мир
смрадным поветрием.
"Номер 1". Он страшен своим огнем, но может быть умилостивлен жертвой.
"Интересно, какой?" - подумал Фонтен.
А вот и самый "буйный" - "номер 4". Он самый нетерпеливый, как говорится
в заклятии, и самый молодой. Он не ведает никаких ограничений, норм и
правил. Он неистов и готов покорить весь мир.
"Выходит, текст заклятия не так уж и бессодержателен. Он, скорее,
инструкция, чем просто художественное описание..." - начало доходить до
Фонтена. Он подошел к "номеру 4" и нагнулся над верхней прозрачной панелью
капсулы.
Там, за струящимися потоками ледяных кристаллов, едва проглядывались
очертания объекта. Но он излучал невидимый ужас, который внезапно ощутил на
себе доктор Фонтен.
"Что я наделал! Что я наделал! Безумец!"
Воображение доктора нарисовало яркие картины, пришедшие к нему откуда-то
извне. В этом Фонтен был абсолютно уверен. Столь подробные образы нельзя
представить. Их можно было только вспомнить.
Доктор видел столкновения огромных армий, бронированных чудовищ, ползущих
по земле и извергающих страшный огонь. Тысячи космических судов, словно стаи
саранчи, сносящие с лица земли все живое и оставляющие после себя лишь
спекшуюся, покрытую шрамами поверхность,
"Безумец... Я - безумец..."
Фонтен усилием воли заставил себя оторваться от созерцания неясных
контуров обитателя капсулы. И хотя в боксе было всего два градуса по
Кельвину - два маленьких шага, отделяющих от абсолютного ледяного покоя,
Фонтену стало жарко. Жарко после тех картин, что он увидел.
- Уходим, сэр? - просил старший инженер.
- Да, Браун, уходим...
9
Оказавшись в своем кабинете на привычном месте, Луи Фонтен с некоторой
неловкостью вспоминал захлестнувшие его при посещении криобокса эмоции,
"Надо же, какая дрянь лезет в голову. И чего только я сам себе не
нафантазировал?!" - удивлялся доктор - Фредди, найдите мне текст этого
заклятия.
- Заклятия могилы Циркуса? - переспросил помощник.
- Ну да, - поморщился доктор. Он не любил, когда говорили о покойном
Циркусе. Он предпочитал, когда могилу называли "местом первичного хранения".
- Вам нужен оригинал, сэр? Или сойдет копия?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Афанасьев Роман - Воин Добра
Афанасьев Роман
Воин Добра


Ильин Андрей - Господа офицеры
Ильин Андрей
Господа офицеры


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека