Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Потом я услышал четвертый голос, который, очевидно, что-то приказывал.
Я тотчас узнал его, и мой ужас увеличился в сто раз. Это был голос Брадлея!
Сначала я запутался в предположениях. Ему-то что было здесь нужно? Как он сюда попал?
Это новое открытие так заинтересовало меня, что я не мог преодолеть желания увидеть, что делают эти четыре человека. Я долго отыскивал средство увидеть их так, чтобы они меня не заметили, и наконец нашел. Надо было взобраться повыше и как можно дальше подвинуться по одной из толстых ветвей, которые были надо мной.
Это оказалось не очень трудно. Ветви были густы и широки. И я поднялся по ним, как по лестнице.
Глава XIX
СТРАННЫЕ ЗАНЯТИЯ
Сидя на дереве, я находился в безопасности, так как листва была очень густа. Кроме того, меня окружало множество растений, так что здесь мог спрятаться даже слон.
Не создавай я только шума - и ничто не выдаст моего присутствия. Я долго сидел, не смея высунуть головы из листьев. Просидев так минут двадцать, я вполне убедился, что жизнь моя висела на волоске. Эта уверенность не была следствием услышанного разговора, но теперь я видел моих врагов. Одна из самых толстых ветвей кипариса росла прямо по направлению к лагуне. Подвинувшись вдоль этой ветви, я увидел не только лагуну, но и баржу сквайра Вудлея. Экипажа я не видел. На барже были лишь белые, а негры куда-то исчезли.
Сначала я увидел трех человек: один был Блэн, другой - его сообщник Стингер, третьего же я не знал, но его лицо и манеры подтверждали, что он находился в подходящем для него обществе.
Казалось, все они были очень заняты, хотя не одним и тем же делом.
Прежде всего я увидел Стингера. Он стоял в том месте баржи, где была лестница в каюту. Он тщательно вытирал доски палубы и первые ступени лестницы, держа в одной руке швабру, а в другой - сосуд с мыльной водой.
Подвинувшись еще несколько вперед, я увидел и двух других мошенников. С баржи на берег была уложена доска. На берегу валялось с полдюжины тюков хлопка, которые были выкачены по этой доске. Блэн и незнакомец занимались тюками. Все трое были без верхней одежды.
Без сомнения, баржа потерпела аварию, и они ее разгружали, чтобы не дать потонуть.
Таково было мое первое впечатление. Я начинал уже думать, что баржа могла действительно попасть в водоворот и что все мои прежние предположения были сделаны под влиянием страха и волнения.
Действительно, не было ничего удивительного в том, что баржа вошла в залив. Не удивляло меня и отсутствие негров. Вероятно, они были под палубой и подавали тюки в палубный люк. Единственное, что меня удивляло теперь, - это то, что я не слышал под палубой их обычного шума и смеха.
"Что же с ними случилось?" - думал я.
Вскоре, однако, занятие Блэна и незнакомца меня заинтересовало, я увидел, что они развязывают стягивающие тюк веревки, снимают упаковку; это меня удивило, но теперь я понял, в чем дело. На снятых упаковках было крупными буквами написано имя владельца. Я смог разобрать надпись "Вудлей". Упаковки заменялись новыми, вполне похожими на эти, но надпись была иная. На новых было написано крупным шрифтом: "Брадлей"!
До этого момента я мог довольствоваться лишь предположениями. Теперь все стало ясно. Я наблюдал сцену пиратства - явления, как говорили, нередкого на берегах Миссисипи.
Плантаторы-пираты овладевали баржей и маркировали груз так, чтобы его можно было продать на рынках Нового Орлеана.
Нат Брадлей был вожаком шайки. Это было очевидно и доказывалось тем, что на упаковках было написано его имя. Он не присутствовал при перегрузке, но я не сомневался, что слышал его голос, отдававший приказания лодочникам. Как же он устроил этот захват?
Я снова подумал о неграх и с возрастающим интересом старался найти их на барже или рядом с ней. Но их не было, и они хранили не свойственное им молчание.
Заснули или их заперли? А может быть, они мертвы!
От этой мысли кровь застыла у меня в жилах. Сначала я не мог и подумать, что это правда, но негры все не показывались.
Только Стингер на верху лестницы старательно тер палубу.
Я сосредоточил свое внимание на этом человеке.
"С чего это, - думалось мне, - он стал так опрятен".
И в то время, как я искал ответ на этот вопрос, взгляд мой упал случайно на воду, брызгавшую из-под швабры. Она была красного цвета и как бы окрашена кровью. Я содрогнулся с головы до пят и вспомнил то, что слышал ночью и что принял за кошмарный сон. Я вспомнил выстрелы и последовавшие за ними крики агонии.
Итак, это мне не приснилось. Убийство было действительно совершено, и Стингер смывал следы преступления. Негры не показывались... Их-то, значит, и убили; это их кровь, а трупы, вероятно, брошены в воду.
Как ни ужасны были подозрения, они настолько овладели моим умом, что никакие рассуждения не могли их опровергнуть. Я застыл от ужаса, сидя на своей ветви.
Глава XX
ПИРАТЫ
Я продолжал сидеть неподвижно. Несмотря на утомление и неудобство своего положения, я теперь не имел ни малейшего желания спуститься вниз.
Очевидно, я находился в большой опасности. Люди эти были убийцами, одно лишнее преступление не прибавило бы ничего к тому, что они уже совершили. Напротив, избавиться от меня им просто необходимо, и я не мог ожидать пощады, если бы они меня заметили.
Я решил дождаться ночи. Тогда я проскользну через чащу к покинутому челноку, отвяжу его, пользуясь темнотой, и вытащу из лагуны. Таков был принятый мной план.
Так как нечего было и пытаться сделать это раньше середины ночи, я призвал на помощь все свое терпение и всю энергию. Никогда, кажется, всю мою жизнь время не шло так медленно. Казалось, дню не будет конца, солнце никогда не зайдет.
Наконец, мало-помалу я примирился с судьбой. Я стал наблюдать за тремя пиратами, старался поймать отрывки их разговоров, хотя у меня уже не оставалось сомнений в том, чем они промышляли. Говорили пираты очень оживленно, но почти шепотом.
Потом они вскоре куда-то исчезли один за другим. Тюки были теперь, должно быть, все перепакованы, и Стингер закончил свою работу, потому что все трое ушли под палубу и несколько часов оттуда не показывались.
Вероятно, они уже не первый раз занимались этой подделкой упаковок, потому что втроем закончили всю работу всего за несколько часов. Впрочем, я припомнил, что в день охоты на орлов видел клочья упаковочного полотна на берегу заливчика и понимал теперь, что это были остатки добычи, захваченной пиратами.
Теперь я понимал, каким образом Нат Брадлей так быстро составил себе состояние на новой плантации.
...Во всяком случае то, что я увидел с этой ветки, было ужасно. Разбитый усталостью, полумертвый от голода и жажды, мучимый раной и лихорадкой, не знаю, как я не свалился в обмороке вниз, то есть прямо в руки врагов.
Наступала ночь, и они показались снова на берегу. Торопливо собрав остатки упаковки и сделав несколько больших свертков, они привязали к ним камни и бросили в воду. Потом сели в челнок, находившийся при барже, предварительно заперев ее, и в несколько ударов весел вышли из лагуны и скрылись.
Убедившись, что они уехали, я с большим трудом спустился с дерева и, улегшись на покрывавшем почву мхе, стал ждать, когда совсем стемнеет. Тогда только я решился приблизиться к тому месту, где видел челнок.
Днем я сделал несколько наметок, и теперь, пользуясь ими, мне быстро удалось его отыскать. Он наполовину врезался в песок, но, сломав ветви, к которым челнок был привязан, я довольно легко столкнул его в воду. Потом вошел в него. Там лежало всего одно весло, но для меня это было полгоря, так как я и мог действовать лишь одной рукой.
Медленно и осторожно пробрался я вдоль берега и борта баржи и вышел из лагуны в реку. Я никого не встретил. Ночь была действительно очень темной, и кроме того после заката солнца стлался густой туман.
Выйдя из лагуны, я уже легко ориентировался. Мне нужно было опять подняться по течению, стараясь не попасть на середину реки. Это было трудно, так как я греб только одним веслом. Но, преодолев усталость и волнения дня, я почувствовал, что вместе с надеждой на спасение и отмщение ко мне вернулась вся моя прежняя энергия.
Впрочем, я был искусным гребцом, и доплыть до плантации для меня было лишь вопросом времени, если только я не попаду в водоворот или не буду унесен течением на середину реки.
Я греб уже около получаса и, убедившись, что меня не преследуют, остановился отдохнуть. Кроме того, я был уверен и в том, что отплыл довольно далеко от убежища убийц, так справедливо названного Островом Дьявола.
Я охотно вышел бы на берег, чтобы пешком дойти до плантации, но рассудил, что в лодке оставаться безопаснее. Так я не рисковал встретиться с дикими зверями или с людьми и при всяком подозрительном шуме мог укрыться в росших вдоль берегов кустах.
Не прошло и четверти часа после восхода солнца, как я достиг места, при виде которого у меня забилось сердце. Это была пристань плантации Вудлея.
Здесь не было никакого жилища, только небольшой настил служил пристанью, и к нему были привязаны две лодки, которые я тотчас же узнал.
Дом был отсюда в двух или трех милях, и большая деревня мешала его увидеть с берега.
В этот ранний час и в то время, как уборка была уже окончена, я не надеялся, что меня увидят, да и не желал этого.
Прошло несколько часов с тех пор, как всякая опасность миновала, и теперь я думал о будущем и, главное, о том, как отомстить пиратам-убийцам, как уличить их в преступлениях.
Я знал, что в этой удивительной стране, где жили Вудлеи, трудно добиться правосудия иначе, как личными усилиями. И я говорил себе, что, несмотря на все имевшиеся у меня в руках доказательства, надо было уличить Брадлея с помощью хитрости.
Во всяком случае лучше было бы мне не встречаться с неграми плантации, прежде чем я увижу хозяина и составлю с ним план действий.
Я поторопился сойти на землю и, привязав челнок, бросился под деревья и осторожно направился к дому.
Глава XXI
ВСТРЕЧА С ДРУЗЬЯМИ
Я никого не встретил, пробираясь от одной кучи хвороста к другой, приготовленных для топлива на зиму. Вопрос теперь был в том, чтобы войти не замеченным неграми, которые, вероятно, уже работали возле дома.
Подходя ближе, я услышал человеческие голоса. Время от времени раздавался собачий лай, очевидно, подходить слишком близко не следовало. Правда, я был почти неузнаваем. Платье мое было покрыто грязью и забрызгано кровью, лицо изменилось, рука была на перевязи. Но это и было как раз опасно.
Раздумывая, что делать, я вдруг услышал шум приближающихся шагов и шорох сухих листьев. Кто-то шел от дома по направлению ко мне. По тяжелой и ленивой походке я узнал негра и вскоре убедился, что не ошибся.
Это шел Джек, мой прежний проводник.
Я обрадовался. Лучшей встречи, кроме разве самого мистера Вудлея, я не мог ждать. Я решил рассказать все Джеку и послать его к мистеру Генри с просьбой прийти ко мне.
Так как Джек меня не видел, то я хотел подпустить его поближе, чтобы отрезать ему путь к отступлению, если бы он, увидев меня, захотел убежать.
Я спрятался за ствол старого хлопчатника и стал ждать, заранее улыбаясь тому, как удивится негр. Я видел, что он шел к пристани, вероятно за челноком, чтобы отправиться на рыбную ловлю. Он прошел мимо меня, не заметив моего присутствия. Потом, сделав несколько шагов, он остановился, к чему-то приглядываясь. Он стоял ко мне спиной и не видел, как я вышел из засады и приблизился к нему. В нескольких шагах я окликнул его:
- Джек!
Он быстро обернулся, и я понял, что мои предосторожности были не напрасны, так как он сделал движение, чтобы убежать. К счастью, я загораживал ему дорогу к дому, и ему оставалось бежать к реке, а это не имело смысла.
- Джек! - повторил я, стараясь говорить обыкновенным голосом. - Ты не узнаешь меня, потому что я весь в грязи. Ну, так что же? Узнал ты меня теперь?
- О!.. - сказал он с удивлением, которое при других обстоятельствах меня бы очень позабавило.
- Ты боишься меня, что ли?
- Боже мой, масса! Что с вами? Вы бледны, как смерть, и все в тине! Что с вами? - повторил он, поднимая руки с видом глубокого удивления.
- Со мной случилось очень печальное приключение, но теперь некогда объяснять. Пойди к мистеру Вудлею и попроси его прийти сюда; только никому не говори, что я здесь.
- Масса Генри еще не вставал. Идите в дом, масса, я его сейчас предупрежу, что вы идете.
- Нет. Прежде нужно, чтобы он пришел сюда.



- Сюда? - повторил негр, все больше удивляясь. - Не угодно ли вам войти в дом и переодеться?
- Нет, я не пойду, не поговорив с мистером Генри. Но смотри, никому не говори, что меня видел, - только мистеру Вудлею. Ты попросишь его прийти сюда и принесешь мне чистую одежду. Иди скорее. Мне очень больно.
Действительно, уже час, как моя рана стала ужасно болеть.
После того, как негр удалился, я сел под дерево и прислонился к нему, чтобы удержаться, - так я был слаб.
Я никак не думал, садясь здесь для того, чтобы дожидаться мистера Генри Вудлея, что до его прихода увижу его брата Вальтера. Однако так и случилось.
Место, где я встретил негра, было довольно далеко от плантации. Пока я рассчитывал, сколько времени ему потребуется, чтобы привести хозяина, я услышал пронзительный свист парохода на реке. Я встал и сделал шагов двадцать до того места, откуда видна была пристань. Перед ней только что остановился пароход, и от него отделилась лодка. В ней сидело трое: двое гребли, третий был, видимо, пассажир.
Через несколько минут лодка была уже у пристани. Два гребца выложили из нее несколько вещей, за ними легко выскочил пассажир, и, сделав прощальный знак рукой, веселой походкой направился в мою сторону.
Я увидел молодого Вальтера Вудлея и пошел навстречу.
Он не сразу узнал меня. Только услышав мой голос, он догадался, кто стоит перед ним. Он взял меня за руки и некоторое время смотрел на меня с не меньшим, чем Джек, удивлением.
Я решил, что сначала он должен объяснить мне, как сюда попал. Щадя свои силы, я не хотел ничего рассказывать о себе до прихода его брата, чтобы рассказать все обоим сразу.
Оказалось, что он по дороге в Новый Орлеан, куда ехал для наблюдения за продажей отправленного на барже хлопка, заехал повидаться с братом и сестрой. Он думал уехать следующим же пароходом, дня через два или три.
Не прошло и четверти часа, как мы увидели спешившего к нам Генри. Джек почтительно следовал за ним, неся сверток с одеждой и обувью.
Генри меньше удивился, чем негр и его брат. Он не удивился и тому, что встретил Вальтера, так как ожидал его уже несколько дней и теперь, услышав сигналы парохода, был уверен, что он приехал. С другой стороны, негр подробно описал ему мое странное появление и не менее странный вид. Генри тотчас же объяснил себе это неожиданное возвращение нежеланием Блэна принять меня в качестве пассажира. Он не расспрашивал меня, а помог переодеться, чтобы сразу отвести домой.
Он побледнел только, увидев мою рану, и понял, что со вчерашнего дня произошли события более серьезные, чем он предполагал.
Короче, он так же, как и я, держался мнения, что будет лучше, если никто не узнает о моем возвращении, прежде чем мы обо всем переговорим. Он приказал Джеку убрать с дороги всех негров. Но если бы кто-нибудь из них и увидел меня, то вряд ли узнал человека в одежде мистера Генри, небритого, с рукой на перевязи.
Я прошел в дом никем не замеченный. Наскоро переодевшись и спустившись в столовую, я увидел и мисс Вудлей. Она встретила меня с такой радостью, что я почти утешился после всех моих передряг.
Тем не менее, поскольку я умирал от голода, мне дали поесть, прежде чем расспрашивать, и воспользовались этим временем, чтобы позвать доктора. Тот осмотрел мою рану и нашел ее не очень серьезной.
По той внезапной бледности, которая покрыла лицо мисс Вудлей, когда она услышала о моей ране, я понял, что она испытывает ко мне нечто большее, чем обыкновенную симпатию к приятному гостю. И не сопровождайся мои приключения смертью невольников ее отца и кражей хлопка, я был бы счастлив, что испытал их... Они ведь стоили мне бесспорной уверенности в любви мисс Корнелии.
Глава XXII
НЕОЖИДАННЫЙ ГОСТЬ
Впрочем, мисс Корнелия узнала о драме на барже много позже. Я сказал ей только, что поссорился и подрался с Блэном и был вынужден вернуться на плантацию на лодке, взятой с баржи.
Мне было трудно прибегать к подобному объяснению, но я рассудил, что это будет осторожнее со всех точек зрения. Тем не менее мисс Вудлей не очень поверила этому объяснению, и, когда она ушла, оставив меня с братьями, я был уверен, что она сомневается в моей искренности.
Утолив голод, я подробно рассказал Вудлеям всю историю. Конечно, они слушали меня больше чем с удивлением и гневом. Как ни ужасно было то, что я рассказал им, они не сомневались в правдивости моего рассказа. Моя рана была достаточным доказательством преступления Блэна и его соучастников.
Впрочем, они не были удивлены и той горячностью, с которой я обвинял Брадлея. Оба знали его как опасного, на все способного человека. Они также слышали странные рассказы о нем самом, о его образе жизни, о быстром обогащении, а также кое-что по поводу Острова Дьявола. Раньше говорили, что Брадлей много играл, но в последнее время доходили и более дурные слухи, хотя никто не мог ничего доказать.
В описываемое время часто рассказывали о преступлениях пиратов на реках и плантациях некоторых южных штатов. Торговцы неграми промышляли почти на глазах у всех, и все знали, какие несчастья приносил этот промысел. Подозревали многих, но никто не знал точно, чем занимался Нат Брадлей.
Мое приключение бросило свет на его нечистые дела. Нат Брадлей был предводителем пиратов, то есть вором и убийцей.
Уже несколько лет говорили о судах с товарами, пропадавших на Миссисипи. В прошлом году большой груз, шедший из Арканзаса и принадлежавший одному тамошнему плантатору, исчез, как по волшебству, вместе с баржей и неграми, которые находились на ней. Никто так и не узнал, что же случилось.

Многие предполагали, что без вести пропавшие суда погибли в водоворотах или во время ураганов, но другие, более недоверчивые, вспоминали подвиги знаменитого Мурреля. С помещением его в тюрьму не исчезли пираты, и Брадлей становился его преемником.
Между тем как мы рассуждали об этих событиях, нам многое стало понятнее. Так, я вспомнил, что Блэн и Стингер были совершенно неизвестны семейству Вудлей. Они сами явились на плантацию как лоцманы и строители судов по профессии, и их приняли на эти обе должности. Я вспомнил также часть разговора между Блэном и Брадлеем, услышанного мною, когда я шел на плантацию. Я удивился тогда, что Брадлей так интересуется количеством тюков, которое пойдет на барже.
Теперь я не сомневался, что негодяи явились к мистеру Вудлею по приказанию Брадлея. Очевидно, все это было продумано заранее. Во всяком случае, все велось так искусно, так уверенно, что одно это указывало, что все трое были не новички в подобных делах.
Что касается негров, то не вызывало сомнения, что они убиты. Этого преступления требовала осторожность, хотя Брадлей и предпочел бы, может быть, взять их к себе на плантацию или кому-нибудь продать.
Установив все эти факты, нужно было обсудить средства, как наказать преступников и отобрать у них груз хлопка.
Намерения пирата-плантатора были ясны. Три сообщника должны привезти хлопок Вудлеев в Новый Орлеан, где они наверняка знают какого-нибудь уважаемого купца, и продать ему весь хлопок оптом по относительно низкой цене. Они переменили упаковки лишь по своей крайней осторожности, но теперь уже совершенно нельзя было отличить эти тюки от тех, которые ежедневно продавались в Новом Орлеане. Брадлей возьмет за них, что дадут, хотя они и были оценены Вудлеем в шестьдесят тысяч франков. А раз они будут проданы и доставлены покупателю, то будет очень трудно доказать, что они украдены.
Что касается самого судна, то от него легко было избавиться, продав его в Новом Орлеане или уведя куда-нибудь - в крайнем случае можно просто пустить его ночью вниз по течению Миссисипи.
Но явится ли Брадлей на баржу до ее прихода в порт? Это было невероятно да и неудобно для такого богатого собственника, как он. Вероятно, он последует за ней на каком-нибудь пароходе, идущем вниз по Миссисипи.
Может быть, на том же самом пароходе, который только что оставил Вальтер.
Так как пират сядет со своей собственной плантации, расположенной ниже плантации Вудлея, то как можно было за ним последовать и наблюдать за его действиями?
Генри был того мнения, что нам всем троим нужно ехать в Новый Орлеан с первым проходящим мимо плантации пароходом или даже отправиться верхами в Начед и сесть на один из почтовых пароходов, совершавших рейсы между этим городом и Новым Орлеаном. Таким образом, мы приедем раньше баржи и по ее прибытии в порт сможем завладеть ею и передать всех трех убийц в руки правосудия.
План этот был хорош в отношении трех помощников пирата-плантатора, но как быть с ним самим? Действуя так, мы могли дать ему возможность ускользнуть. Этого мы не могли допустить.
Я, по крайней мере, хотел отомстить тому, кто дважды покушался на мою жизнь. В моих глазах Блэн был лишь исполнителем приказа Брадлея.
Кроме того, у нас не было явного доказательства участия Брадлея в преступлении, жертвой которого я чуть было не стал. Я не видел его в лагуне. Я мог поклясться, что слышал его голос, но этого было мало, чтобы обвинить его. Он стал бы отрицать свое участие, а сообщники могли его и не выдать.
Правда, его имя заменило на тюках имя Вудлея, но это было еще не доказательство. Он мог и не знать об этом. Мало ли что вздумается писать пиратам на украденных тюках...
Если же, наоборот, мы дадим делу идти своим чередом, хлопок будет продан, доставлен и известно будет, кто получил деньги. А так как мало вероятно, чтобы пират доверил своим сообщникам крупную сумму, то, очевидно, он получит ее лично, и у нас будет доказательство, что он - их предводитель.
Таково было мое мнение, и Вальтер так горячо его поддерживал, что его брат согласился.
Было решено, что мы как можно быстрее едем в Новый Орлеан и обратимся там к одному знакомому Вудлею адвокату, который поможет нам добиться суда над преступниками.
Но в конце этого разговора нас поразила большая неожиданность. Послышался конский топот и затих у дверей. Мы выглянули в окно и увидели человека, который, сойдя с лошади, привязал ее к воротам.
Когда человек этот обернулся, мы узнали в нем Ната Брадлея.
Глава XXIII
УТЕШЕНИЕ
Так как я вернулся на плантацию тайком, то это посещение не могло нас беспокоить. Оно только было слишком неожиданным. Невольно у всех нас возник вопрос: зачем он приехал?
Конечно, мне не следовало показываться. Это было необходимо для того, чтобы наш план мог удаться. Брадлей с сообщниками не должны были до самой последней минуты знать о моем спасении, - без этого все было бы испорчено.
Вальтеру тоже лучше было пока не выходить. Его присутствие здесь пришлось бы объяснить Нату Брадлею, и тогда, узнав, что Вальтер едет в Новый Орлеан, он стал бы держаться настороже и мог бы, пожалуй, разгадать наши планы.
Принять Ната должен был один Генри.
Едва он успел выйти из столовой, где мы все сидели, и затворить за собой дверь, как Нат уже вошел в комнату. Так как его не приглашали войти дальше, то он остановился. Мы с Вальтером подошли к двери и стали слушать. Первым заговорил Брадлей.
- Ну, мой друг, - сказал он, обменявшись приветствиями с Генри, - я, кажется, опоздал.
- Куда?
- Я хотел сесть на пароход, чтобы ехать в Новый Орлеан. Думал, что успею сесть на "Ялу-Сити", который вчера вечером должен был выйти из Винсбурга. Для этого я и приехал на вашу пристань, но, должно быть, поздно. Когда я ехал через лес, я слышал, что тут прошел пароход, - кажется, вниз. Должно быть, это и был "Ялу-Сити".
Наступило молчание. Мы напрасно ждали ответа Генри. Присутствие этого гостя в такой момент настолько его поражало, что он, видимо, не знал, что сказать. Но Брадлей и не спрашивал его, а потому не ожидал ответа.
- Вероятно, он прошел очень рано, когда вы еще не вставали, - продолжал он. - Не видел ли его кто-нибудь? Мне очень хотелось бы знать наверняка, был это "Ялу"?
- Негры видели пароход, - уклончиво ответил Генри, - но это был не "Ялу-Сити". Это, видно, пароход из Огии.
- О, тогда, значит, и "Ялу" близко. Тогда я сразу еду на пристань, чтобы не опоздать. Дайте мне человека, чтобы привел вам лошадь назад, если я уеду.
- С удовольствием, - ответил Генри.
Видимо, Генри ничего так не желал, как поскорее избавиться от своего гостя.
- И потом вот еще что, - заговорил пират уже другим тоном, - сейчас мы одни, значит, можно об этом потолковать. Когда вы, наконец, отдадите мне ваш долг? Эти деньги мне очень нужны. Я уже несколько раз напоминал вам, и вы все-таки не платите. Это мне надоело, даю вам время до моего возвращения, - я проеду здесь недели через две. К тому времени, пожалуйста, приготовьтесь к уплате. Если у вас нет сейчас денег, продайте кого-нибудь из невольников. Что касается меня, то, если вы не расплатитесь, я буду вынужден принять свои меры. Мне очень жаль, что мне приходится быть таким нетерпеливым кредитором, но мне нужны деньги, а вы давно мне должны.
- Когда вы вернетесь?.. Через две недели?.. К тому времени у меня, может быть, будут деньги...
- Да к черту ваше "может быть"! - грубо прервал его Брадлей. - Если у вас их не будет, берегитесь. Я не шучу. Но что это такое? Слышите?
Оба замолчали и стали слушать. Брадлей через несколько секунд выбежал вон. В открытое окно столовой до нас донесся глухой гул приближающегося парохода.
- Клянусь Юпитером, это пароход! - воскликнул Брадлей, возвращаясь в дом. - Пошлите за моей лошадью человека!
Произнеся это тоном приказания, он поскакал к пристани.
Генри послал за ним вслед негра, и некоторое время мы волновались. Если Брадлей опоздает на пароход, то, очевидно, он вернется в дом и будет ждать следующего! Это было бы очень нежелательно: если он заметит присутствие на плантации Вальтера и меня, нам придется отказаться от мести.
Поэтому мы очень обрадовались, когда с реки до нас донесся продолжительный свисток парохода. Это означало, что пароход остановился, чтобы принять на борт пассажира, а пассажиром этим был, конечно, Брадлей. Предположение это подтвердилось, когда негр привел назад его лошадь.
Пират-плантатор отправился в Новый Орлеан для того, конечно, чтобы самому наблюдать за продажей своей добычи. Он и не думал, что ограбленный им владелец и человек, которого он хотел убить, были в течение нескольких минут отделены от него лишь дверью и только что обсуждали, как уличить его и наказать за преступление.
Глубоко благодарные капитану "Ялу-Сити" за ту услугу, которую он оказал нам, избавив от Брадлея, мы тем не менее подумали, что и нам необходимо как можно быстрее последовать за пиратом.
Если баржа отправилась прямо в Новый Орлеан после недолгой остановки на Острове Дьявола, что и сделала по всей вероятности, то она могла прийти к месту назначения дня через четыре, самое большее, через пять. Ее экипажу не нужно было теперь замедлять ход. Напротив, он, вероятно, делал все, чтобы его ускорить.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Черный полдень
Корнев Павел
Черный полдень


Махров Алексей - Господин из завтра
Махров Алексей
Господин из завтра


Корнев Павел - Литр
Корнев Павел
Литр


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека