Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Желаете чаю?
- Кофе?
- Зеленый? Черный?
- С молоком или лимоном?
- Вам не дует?
- Может, душно?
- Курите, пожалуйста.
У меня закружилась голова. Ну нельзя же так тараторить. Плюхнувшись в глубокое мягкое кожаное кресло, я вытащила часы и положила их на стеклянный столик. Продавщицы сразу замолчали.
- Сделайте одолжение, - попросила я, - скажите, сколько они стоят.
Девушки переглянулись.
- Вы их не у нас покупали, - почти сердито сказала беленькая девочка.
- Лучше обратитесь туда, где приобрели часы, - подхватила черненькая, - наверное, вам сделали скидку.
- Видите ли, мне их подарили.
- Так радуйтесь и носите, - улыбнулась блондиночка.
Я горестно вздохнула.
- Понимаете, я совсем не богата.
Продавщицы разом приобрели человеческое выражение лица.
- Но имею очень обеспеченную подругу, которая преподнесла мне сей презент. Честно говоря, я подумала, может, продать его?
Брюнетка хмыкнула:
- Ну мы-то не скупка.
- Я вовсе не предлагаю вам приобрести часы.
- А чего хотите? - уже без улыбки поинтересовалась блондинка.
Я просительно взглянула на них.
- Девочки, сделайте одолжение, оцените подарок: если он стоящий, я сумею из общежития выехать. Только не сердитесь на меня. И так себя некомфортно чувствую, никогда не захожу в подобные магазины и к вам бы не заявилась, только мне за эти часы предлагают пятьдесят тысяч долларов, вот я и прибежала за советом, ну не могут же они столько стоить.
Брюнетка вдруг приветливо улыбнулась.
- Давайте гляну. Лена, принеси женщине воды.
- Вам с газом? - оживилась Лена.
- Ой, не стоит беспокоиться.
- А мне приятно вас угостить, - прищурилась она, - к нам редко нормальные люди заглядывают, в основном одни фуфырлы, правда, Кать?
- Часы из старой коллекции, - сообщила та, - такими у нас давно торгуют. Хотя, может, ваша подруга купила их за границей. Камни настоящие, бриллианты чистой воды. Ремешок по спецзаказу сделан. Видите, камушков десять штук, а в базовом варианте всего два брюлика.
- Можно заказать ремешок?
- Конечно, - кивнула Лена, - денежки отстегнете, сделают что угодно, хоть крокодилу в брюхо будильник вставят. Некоторые такое хотят!
- Соответственно повышается и цена, - подхватила Катя.
- А за эти сколько?
- Надо бы ювелира позвать, - протянула Катя, - чтобы точно сказать. Только Олег Моисеевич сегодня после четырех будет. Вы придите попозже.
Когда речь об эксклюзиве идет, лучше с ним посоветоваться.
- Ну хоть примерно скажите!
Катя задумчиво почесала бровь.
- Пятьдесят тысяч много. Думаю, около двадцати. Но Олег Моисеевич оценит камни и тогда назовет точную цену.
- Спасибо, - с трудом приходя в себя, кивнула я.
- К пяти подгребайте, - улыбнулась Лена, - до оценки не отдавайте, можете прогадать.
Оказавшись на душной улице, я изо всех сил прижала к себе ридикюльчик. Господи, а ведь чуть было не отправила часики в помойное ведро. Надо немедленно ехать туда, где жила Елизавета Марченко.
Скорей всего ее муж Роман вместе с девочкой Машей дома.
Еле дыша от напряжения, я спустилась в метро, добралась до бывшей родной станции, потом села на автобус и, проехав мимо своего дома до другого конца длинной Горской улицы, вылезла возле здания с номером четыре.
Дверь мне открыл круглолицый парень. Учитывая, что Елизавета трагически погибла сегодня рано утром, юноша вел себя более чем странно. В одной руке он сжимал бутылочку пива, а на лице его гуляла радостная улыбка. Из глубины комнаты доносились раскаты смеха и музыка.
- Вы к маме? - спросил парень и икнул. - Извините, она на дачу уехала.
Я слегка растерялась, но потом спросила:
- Марченко тут живут?
- Точняк, - кивнул юноша. - Мы Марченко.
Все: мама, я, Серега, и Нинка. Именно Марченко.
Ик. Ик.
Я с неодобрением покосилась на бутылку пива.
Скорей всего милый мальчик добавил туда водочки.
Ну и ну, еще обед не наступил, а парнишка уже нагрузился.
- Полное право имею отдыхать в свободный день как хочу, - пошел в атаку Серега, - если мать вас не предупредила, что уезжает, и заказ не выполнила, то я совершенно ни при чем. Промежду прочим, день рождения у меня.
Я окончательно расстроилась. Неужели из милиции еще не сообщили родственникам о кончине Елизаветы? Ну и ситуация.
- Простите, а Маша с папой дома?
Сережа выпучил пьяноватые глазки:
- Кто?
- Девочка, маленькая, четырех лет. Маша Попова. Она сегодня из Праги приехала с отцом.
Глаза парня совсем вылезли из орбит. Он отступил на шаг.
- Кто?
- Дочь Елизаветы Семеновны Марченко, Маша. Мы с ней в одном купе ехали, - объяснила я, - очень симпатичная девочка, говорливая.
- Кто говорливая? - отчего-то шепотом спросил Серега.
- Маша Попова.
- Маша Попова?
- Да, - я стала потихонечку вскипать, - именно Маша и именно Попова! Дочь Елизаветы Семеновны Марченко!
- Чья дочь?
Ну надо же так наклюкаться! В полдень! Что же с Серегой станет к ужину?
- Елизаветы Семеновны Марченко!
- Маша?
- Да!!
- И Лизка?!
- Да!!!
- Маша с Лизой???



- Абсолютно верно.
- И Машке четыре года?
- Ну так она сама сказала.
- Сама?!
- Естественно! А что вас так удивляет? Дети к трем годам начинают вполне прилично изъясняться.
Серега уронил бутылку. Из горлышка выплеснулась на коврик светлая жидкость. В прихожей резко запахло пивом.
- Где же вы их встретили, а? - полным ужаса голосом воскликнул Сергей.
Я удивилась. Кажется, парень настолько испугался, что моментально протрезвел.
- В купе скорого поезда Прага - Москва. Я села в Вязьме, а они, похоже, ехали из столицы Чехии, впрочем, точно не скажу...
- Нина, - заорал Сергей, - сюда, скорей!
В коридор выскочила хорошенькая девушка, похожая на лисичку. Рыжие волосы, острый носик, уголки глаз слегка приподняты к вискам, на треугольном личике хитрое выражение.
- Что ты орешь! - сердито воскликнула она. - Немедленно бросай пить, совсем дурной становишься.
Но Серега, не слушая ее, стал тыкать в меня пальцем, бормоча:
- Она... Машку с Лизкой видела.., в Праге.., вот... рассказывает!
Нина нахмурилась, глянула на упавшую бутылку, помрачнела еще больше, затем поманила меня пальцем:
- Идите сюда.
Я обрадованно пошла за ней в глубь квартиры.
Нина выглядела абсолютно трезвой и вполне здравомыслящей.
Приведя меня в небольшую комнату, она сказала:
- Уж извините, Серега второй день гуляет, день рождения справляет, никак не успокоится. Вы к маме?
Я набрала полные легкие воздуха и начала рассказ. Чем дольше я излагала историю, тем больше менялось лицо Нины. Когда я, вытащив часики, положила их на стол со словами: "Это все", - девушка лишь прошептала:
- О боже!
- Понимаю, - кивнула я, - мне очень неприятно быть вестницей несчастья. Ехала к вам абсолютно уверенная в том, что соответствующие органы уже сообщили родственникам о внезапной кончине Елизаветы Марченко. Ей-богу, поняв, что вы ничего не знаете, я испытала сильнейшее желание удрать, но ездить туда-сюда, имея на руках часы стоимостью в квартиру, просто побоялась. Еще раз извините и до свиданья.
- Стойте, - прошептала Нина, - не уходите.
Я должна позвонить маме, немедленно. Господи, этого не может быть! Маша! Как она выглядит?
- Ну.., обычная девочка, но говорливая, а что, ее нету дома? - удивилась я.
Нина неожиданно закрыла лицо руками и глухо сказала:
- Ее давно нет, уже три года.
- Вы что имеете в виду? Она живет не в Москве?
Нина вскочила, бросилась к телефону, потом, не набрав номера, кинулась к книжным полкам, выхватила альбом, перелистала его и ткнула мне под нос одну страницу.
- Скажите скорей, это она?
- Кто? - тихо спросила я, разглядывая изображение лысого, толстого младенца, похожего на маленького китайца. Огромные щеки подпирали глаза, превратившиеся в щелочки. Ручки в перевязочках, ножки - сарделечки...
- Это она? - настойчиво требовала ответа Нина. - Машенька?
- Сколько ей тут? - поинтересовалась я.
- Восемь месяцев.
Ей-богу, в этой квартире живут странные люди.
Один пьет с утра, другая, похоже, не вполне нормальна. Ну как я могу опознать ребенка? Сейчас Машенька милое, темноволосое, кудрявое существо с ясными, карими глазками.
- Может, у вас найдется более поздняя карточка? - робко спросила я.
Но Нина уже не слышала меня, она говорила по телефону.
- Давайте посмотрю другие снимки Маши, - еще раз предложила я, увидев, что Нина отсоединилась. - Дети очень быстро меняются.
- Сейчас приедет мама, - невпопад ответила Нина, - а фотографий нету.
- Совсем?
Нина кивнула.
- Маша пропала три года назад, а Лиза... Впрочем, давайте подождем. Маме с дачи меньше часа ехать.

Глава 6

Почти час мы с Ниной ждали хозяйку дома. Наконец та влетела в квартиру и с ходу устроила мне допрос. Потом, слегка успокоившись, сказала:
- Меня зовут Роза Михайловна, нам надо поговорить.
- Да, конечно, - кивнула я.
- Сначала вы меня послушайте, - нервно велела она, - а уж после остальное обсудим.
Честно говоря, я не понимала, что еще тут можно обсуждать, но не стала перечить разволновавшейся Розе Михайловне. А та начала обстоятельный рассказ.
Семья Марченко всегда жила очень хорошо и этим отличалась от многих московских семей. Отец был директором продуктового магазина. Ясное дело, что в советские времена материальное благополучие семейства казалось незыблемым, поэтому супруги Марченко позволили себе иметь несколько детей. У них росли девочки, Лиза и Нина, а напоследок появился мальчик, Сережа. Их мать, Роза Михайловна, могла не работать, но она не хотела становиться домашней хозяйкой. Роза Михайловна была портнихой от бога. Работала она раньше в простом ателье, но имела отнюдь не простых клиентов, а элитных. Кто только не бывал в примерочной кабинке у приветливой Розы. Певицы, балерины, дамы-профессорши и даже кое-кто из жен членов правительства. Последние, правда, обслуживались в спецателье, там трудились тщательно проверенные КГБ мастерицы. Имея безупречную анкету, они зачастую были заурядными портнихами, без фантазии. А Розочка работала с упоением и из простого ситца шила невероятные наряды, оттого к ней всегда змеилась очередь.
Детей воспитывала Розина мать. Сирена Львовна. Лиза, Нина и Сережа никогда не ощущали себя брошенными. Да и с какой стати? Дом полная чаша, дача в одном из лучших поселков. Бабушка водила их в школу и покрывала все шалости.
Потом Розин муж умер. Но на материальном положении семьи это не сказалось. Роза Михайловна еще в 86-м, на заре перестройки, подсуетилась и организовала один из первых, как тогда говорили, кооперативов.
Неожиданно для всех маленькая швейная мастерская, ютившаяся в подвальчике, стала приносить доход и через четыре года превратилась в дом моды.
На Розу Михайловну теперь работали десятки людей: художники, модельеры, закройщицы, портные, манекенщицы, фотографы, визажисты... Обладая неуемной энергией, деловой хваткой, обаянием и железным упорством, Роза Михайловна открыла еще парикмахерскую, салон красоты и магазин, в котором бойко торговала своими изделиями.
Империя Марченко выстояла в дефолт, и Роза даже сумела извлечь выгоду там, где остальные утонули. Воспользовавшись ценовой неразберихой и некоторым замешательством, дама в самый пик кризиса купила за копейки здание почти в центре столицы, и теперь ее клиентки могут полностью изменить свой внешний вид, просто передвигаясь с одного этажа на другой.
В общем, фортуна вовсю улыбалась Розе. Но имейте в виду, она - капризная дама. Иногда ей начинает казаться, что вам слишком везет, и тогда она для соблюдения равновесия развязывает мешок с несчастьями.
Неприятности посыпались на голову Розы, когда старшая дочь Лиза задумала выйти замуж. Уж как мать и бабка ни отговаривали девушку, та уперлась рогом и на все разумные замечания отвечала однозначно:
- Мне так хочется.
- Лизонька, - увещевала ее мать, - Петр - мальчик не нашего круга, он из провинции, без средств.
- Я так хочу.
- Поверь, деточка, - осторожно вступала в разговор бабушка, - он будет плохим мужем, уже сейчас грубит тебе.
- Мне так хочется.
- Отца нет, мать преподаватель, - перебивала ее Роза, - раскинь мозгами! Предприимчивый парень просто решил устроиться в Москве.
- Мне так хочется.
После недели бесплодных уговоров Роза Михайловна потеряла терпение и заорала:
- Через мой труп! Не бывать этой свадьбе! Никогда!
- Я беременна, - спокойно сообщила Лиза, - аборт делать поздно, пятый месяц идет.
Роза чуть не упала и принялась топать ногами, вопя:
- Чушь! Немедленно в больницу! Сейчас же!
Вызовем искусственные роды!
Порядок навела бабушка Сирена Львовна. Сначала она о чем-то пошепталась с Розой, а потом объявила:
- Будет свадьба!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Никитин Юрий - Зачеловек
Никитин Юрий
Зачеловек


Лукин Евгений - После нас - хоть потом
Лукин Евгений
После нас - хоть потом


Афанасьев Роман - Там, где радуга встречается с землей
Афанасьев Роман
Там, где радуга встречается с землей


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека