Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Проходи семилетний мальчик? Каким чудовищем предстал бы этот спокойный бык!
Заласкай он жертву рогами до смерти - думаете, его бы зарезали? Он нужен
всей деревне.
- Но старушка, мальчик - это же люди! - доктор сделал ударение на
последнем слове.
- И однако же права деревня. С этим согласится вся крестьянская Россия!
Жертву не оживишь, а бык необходим, чтобы рождались телята, чтобы коровы
давали молоко: чтобы поддерживалась жизнь. Таким же образом, и бык
Пудовочкин нужен, чтобы жизнь Россиивернулась к гармонии. Вы возразите, что
Пудовочкин наделен сознанием и ответствен за свои поступки. На это я вам
скажу: убейте его - но все равно без быков, имеющих обыкновение беситься, мы
не обойдемся! Когда я слышу, что народный вождь должен быть честен, что им
должен быть порядочный интеллигент, на меня нападает неудержимое чиханье.
Все, кто поднимутся спасать Россию от красных, не будучи сами чудовищами в
достаточной мере, - обречены!
- Но почему? - вскричал Зверянский.
- Потому что ряд несообразностей повлиял на Ход Истории, и он завел
Россию в кровавое болото. Чем дальше, тем больше и больше крови, неслыханных
бедствий, разврата, смертной тоски. Туда ведет большевицкая идея. Свернуть
вправо, влево - тоже кровь, химеры. Но скоро можно будет выбраться на сухое
место. И тогда - все исправлено; гармония - когда душа радуется, а глаз
наслаждается красотой! Однако заворотить Россию сможет лишь редкого
бешенства бык.
- Откуда в вас столько ужасного, Валерий Геннадьевич? - не вынес
доктор. - Такой цинизм? Такая рассудочная кровавость?
- О себе я расскажу в другой раз. А сейчас я хочу, чтобы вы поняли
смысл, - с нажимом продолжил Костарев. - Я произнес слово "несообразности".
И вот
вам главная!
Испанцы, англичане, французы имели периоды исторического
возбуждения,когда они устремлялись за моря, захватывали и осваивали огромные
пространства, несоизмеримые с величиной их собственных стран. Грандиозные
силы возбуждения избывались.
Русский народ таит в себе подобных сил поболее, чем указанные народы.
Русские с кремневыми ружьями прошли Аляску, поставили свои форты там, где
теперь находится Сан-Франциско. Но дальше подстерегала несообразность. За
титанами России не потянулся народ, как потянулись испанцы за своими Писарро
и Кортесом. Крепостничество, сонное состояние властей, сам косный, замкнутый
характер чиновничьей империи не дали развиться движению. Гигантские силы
стали копиться под спудом. С ними копилась и особенная непобедимая ненависть
народа к господам, к царящему порядку - ненависть, чувство мести, мука - от
того неосознанного факта, что великому народу не дали пойти достойным его
величайшим путем.
Между прочим, это смутно чувствует и российская интеллигенция, которая
так любит говорить о великом пути России - не понимая, что смотреть надо не
вперед, а назад: в эпоху, когда возможность такого пути упустили
правители...
Петр Столыпин был умницей наипервейшим, он лучше всех понимал все то, о
чем я веду речь. Его хлопоты о переселении крестьян в Сибирь - это попытка
исполнить, пусть в крайне малом масштабе, но все-таки исполнить те задачи,
на которые предназначалась титаническая энергия России. Попытка дать выход
накопленным силам возбуждения... Но Столыпина не стало. А большевики - для
выпуска энергии - указали народу другой в известном смысле тоже грандиозный
путь.

13.

Пудовочкин сидел в кресле в гостиной сахарозаводчика, ел из ушата
моченые яблоки. Вошел Сунцов, доложил, что стрелявший наказан, обрисовал
происшедшее.
- А это... - Пудовочкин откусил пол-яблока, - родичи?
- Отпеты! - Сунцов махнул ладонями вниз. Пояснил: все, кто был в доме
Семеновых - старик-пчеловод, обе его дочери, зять и работник - расстреляны.
- Надо вот чего, - с сухой деловитостью сказал Пудовочкин, выплевывая
сердцевину, - объяви на публику, что парнишка был не один, а было их двое.
Второй - одинаковый с ним по росту. Сыми с парнишки обувку, пинжачок и дуй
по домам: всем парням примеряй. Кому будет подходяще, собирай их на рынок.
Кто из родных вякнет - аминь на месте!
Скоро в городе стали раздаваться выстрелы. Пудовочкин вскочил на лошадь
и возбужденно гонял ее по Песчаной улице на Ивановскую площадь и обратно -
на рыночную. Его ярило предстоящее. Бил лошадь плеткой - пускал вскачь,
подымал на дыбы. Она храпела, роняла пену, глаза налились кровью.
Но вот Сунцов и группа конных пригнали десятерых подростков. Пудовочкин



подскакал к ним, наклоняясь с седла, заглядывал в лица, казалось бы, без
тени злобы, смеялся:
- Павлинами надо быть, хвосты кверху, а вы вон чего - печальные!
Сын путевого обходчика Коля Студеникин спросил:
- За что нас?
- А чего ваш бздун в меня целил? - обиженно вскричал Пудовочкин. - А то
вы с ним не одних мыслей!
- А если нет? - Коля не отвел взгляда.
Пудовочкин - сердясь как бы в шутку - бросил:
- Ну, знать, мне еще извиняться перед тобой! Дурак ты, что ли?
Он указал плеткой на площадку, обнесенную изгородью: там обычно держали
пригнанный на рынок скот; сейчас площадка пустовала. Приведенных загнали на
нее.


Прибывал народ. Пудовочкин скакал взад-вперед по площади, беспокойно
похохатывал, повторял: "Ну, попали в меня, а?", "А вот я це-е-ленький!" и:
"Кому охота еще попробовать?" Люди молчали.
Он спрыгнул с лошади, неуловимым движением тягнул из-за спины винтовку.
Огромный, кудрявый, он не пошел - он стремительно покрался к площадке,
слегка клонясь вперед. Ноги несли богатырское туловище, точно воздушное.
Десятизарядный "винчестер" выглядел детским ружьишкой в громадных ручищах.
Легко перемахнул через изгородь, что была по плечо человеку среднего
роста. Ребята пятились от него, жались к городьбе. Пудовочкин встал к ним
спиной.
Перед площадкой сидел на лошади Сунцов. Поймал взгляд командира.
Приподнялся на стременах, повернулся к толпе:
- Все видят, товарищи и граждане? Вот так всегда будет делаться за
разное нехорошее, да-а! - кривясь, помахал над собой рукой, словно разгоняя
зловоние. - В пор-рядке рабоче-крестьянского наказанья... алле гоп -
р-р-раз! - рубнул воздух ладонью. - Алле гоп - два!
Когда крикнул: "Три!" - Пудовочкин подпрыгнул, в прыжке развернулся к
подросткам, упирая приклад в сгиб локтя, выстрелил. Колю Студеникина сорвало
с ног, швырнуло оземь - будто ударило дубиной.
А ладонь Сунцова опять рубила воздух:
- Алле гоп - раз!
При выкрике "три!" - пленники упали на землю, но Пудовочкин не
подпрыгнул. Он хохотал... Подпрыгнул при счете "шесть". Выстрел убил Власа
Новоуспенского, сына протодьякона. После этого прыжок и выстрел вновь
последовали при счете "три". Затем - при выкрике "пять".


Расстреляны десять патронов; трое ребят еще вздрагивают на земле,
крутятся, силятся вскочить. Кровь, стоны. Сунцов, не слезая с седла, стал
издали добивать раненых из винтовки. Смертельных попаданий нет, мучения
длятся.
В это время пригнали еще группу: человек пятнадцать. Пудовочкин воздел
громадные руки, в правой - "винчестер".
- Даю помиловку! - и брюзгливо добавил: - Спасибо не жду, поскольку
люди суть скоты неблагодар-рные!
- Везуха, козлики! - заорал Сунцов, направляя лошадь на кучку ребят. Те
бросились бежать.
А Пудовочкин вдруг подошел к плохо одетой старушке, опустил ручищу на
ее сгорбленную спину:
- Как увижу - хватит с них, я им со всей душой - живите!
Наклонился, чмокнул старушку в губы, погладил по спине и пошел по
площади, поправляя франтовато надетую фуражку; винтовка болталась за спиной.

14.

Пролетка въехала на взгорок, с него хорошо виден Кузнецк. Блестят
золоченые купола церквей, высится элеватор. Среди россыпи домиков выделяются
вокзал, двухэтажные здания. Различим мост через речку, что извилисто
перерезает город, видны конюшни, огороды, кладбище, темнеющий лесок, правее
потянулась насыпь железной дороги, вблизи нее - линия покосившихся
телеграфных столбов, которые кажутся издали кое-как воткнутыми палочками.
- Какая во всем этом бесхитростность и мирная невзрачность, -
растроганно проговорил Костарев. Затем в голосе зазвучало что-то
таинственно-зловещее: - От земли меж тем исходят токи некоего взвинчивающего
нетерпенья. Так и тянет хлестать стаканами спирт и ласкать вороненую машинку
под названьем "револьвер". Разве вы не чувствуете такого, Александр


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Корнев Павел - Ликвидаторы
Корнев Павел
Ликвидаторы


Русанов Владислав - Ворлок из Гардарики
Русанов Владислав
Ворлок из Гардарики


Маккарти Кормак - Старикам тут не место
Маккарти Кормак
Старикам тут не место


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека