Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

"Мильтонс" и замер.
- Кузьмич, с уловом тебя, ту еще рыбину поймали! -
Хлопнул себя по ляжкам и с широкой улыбкой указал на
Тимофея, подпирающего стену:
- Этого кента я срисовал на Белогорке. Он из банды
Матачинского...
Метельский-младший удивился, старший вздрогнул,
дежурный сделал удивленное лицо.
- Постой, постой, Матачинский же сидит, по сто сорок
шестой, седьмая ходка.
- А братец его младший? У которого на лбу десять лет
строгого режима светится? - Крепыш улыбнулся еще шире,
стрельнул у Кологребова "Стюардессу" и, уже выходя, злорадно
подмигнул Тимофею. - Скоро всем вашим будет амба. Хата,
шконки и параша. Я сказал...
Профессор Метельский закрыл побледневшее лицо ладонями,
он вдруг с убийственной отчетливостью понял, что ни Томас
Манн, ни Альфонс Доде, ни Федор Михайлович Достоевский его
сыну уже не помогут.
Милицейские разбирательства закончились поздно ночью.
Обошлось, слава Богу, без хаты, шконок и параши.
- Приношу вам официальные извинения, товарищ профессор,
- сказал лысоватый майор и отвел бегающие вороватые глаза. -
Ошибочка вышла. Работа такая.
Он сильно смахивал на нашкодившего мартовского кота.
- А вот я вас, профессор, не извиняю, - сказала в свою
очередь толстуха-капитан из инспекции по делам
несовершеннолетних. - Вы выпестовали хулигана, профессор.
Вашему сынку только-только шестнадцать, а он уже вон чего
натворил! - Плотная рука ее хлопнула по папке с компроматом,
губы скривились в мстительную торжествующую усмешку. - Будет
что отправить нашим коллегам по вашему месту жительства.
Зубы у нее были редкие и черные, словно подгнивший
деревенский частокол.
Домой Метельские вернулись на рассвете, когда поселок
еще спал в блаженной тишине летнего утра. У ворот их
встретила Зинаида Дмитриевна, мрачная, с ввалившимися
глазами, посмотрела подозрительно, спросила с интонацией из
всенародно любимого фильма:
- Откуда?
- Оттуда, - ответил ей в тон Антон Корнеевич и вдруг,
страшно рассмеявшись, раскачивающейся хулиганской походочкой
двинулся зигзагами к дому:
А я сидю в одиночке и глядю в потолочек,
А перед совестью честен, а перед родиной чист,
А предо мной лишь икона да запретная зона,
А на вышке с винтовкой недобитый чекист...
***
В тот же день без всяких объяснений он уехал в
Ленинград, откуда по путевке профсоюза укатил в Зеленый Мыс,
курортное местечко под Батуми. Тимофей же остался на
Сиверской и отдохнул на славу - с утра пораньше не вставал,
книг не читал, физтренингом не занимался. Правда, и в
"клетку" ни ногой. Купался, загорал, бренчал на гитаре.
Тогда-то у него и закрутился роман с некой Эммой
Спектровой, пионерским вожаком из "Кировца", девушкой
ядреной, крутобедрой и возраста далеко не пионерского. Так,
ничего особенного - вялые ласки, поцелуйчики, объятия при
луне. И вот однажды Эмма не пришла на свидание. Напрасно
ждал ее Тимофей у ресторана "Голубой Дунай", нарядный, в
гриновых траузерах, с букетом белых, купленных за рубль
двадцать лилий.
"Все бабы суки", - в сотый раз глянув на часы, Тимофей
сплюнул и медленно побрел куда глаза глядят. Хотел было
бросить букет, но передумал, может, пригодится еще. Как
сердцем чувствовал...
Дорога шла вдоль старых палисадов, складненькие дома
тонули в море зелени, на грядках рдяно наливалась земляника,
июль выдался парной, необычно жаркий. А в тени под кронами
деревьев все роилась и роилась мошкара, к теплу, к теплу.
"Пионерка хренова! Одни разговоры - всегда готовы,
всегда готовы..." - даже не заметив как, Тимофей миновал



больницу, оставил позади дом отдыха "Лесное". И вот он
городок аттракционов - унылый, скучный, ни музыки, ни песен,
ни разгоряченных девушек.
Сгорбившись, держа букет подобно венику, побрел Тимофей
по аллейке и вдруг услышал голос насмешливо-ленивый, с
хрипотцой:
- Опаздываете, сэр! Получите п...здюлей! И тут же голос
переменился, сделался ласковым и волнующим.
- Э, да ты никак с цветами?.. Ой, лилии белые! Отпад. -
Со скамейки поднялась стройная блондинка и, порывисто обняв
Тимофея за шею, нежно поцеловала его табачными губами. -
Мерси, котик, я почесана!
Здесь было все - и стебли белых рук, и вишни спелых
губ, и высоко зачесанная в польской стрижке грива белобрысых
волос, политых мебельным лаком напополам с одеколоном.
Девушек было двое, вторая, попроще, этакая девушка-
рублевушка, сидела в обнимочку с веснушчатым амбалом и
выпускала дым колечками из толстогубого рта. На голове y ней
царил изящный беспорядок причесона "не одна я в поле
кувыркалась", мощные бедра, выглядывающие из-под мини-юбки
казались необыкновенно мускулистыми и лакомыми.
- Физкультпривет, кент...
Амбал товарищески поручкался с Тимофеем, блондиночка
вторично горячо и молча поцеловала его в губы, а девушка-
рублевушка вручила два эмалированных трехлитровых бидона:
- Раз опоздал, будешь искупать. Смотри не расплескай.
Ну, двинули...
Двинули мимо строящегося кинотеатра, по теплому,
нагревшемуся за день асфальту. По пути выяснилось, что
амбала зовут Папуля, девушку-рублевушку Марихой, красавицу
блондинку Надюхой, а Тимофей им известен под именем Андрона.
Ну и плевать, Андрон так Андрон. Хоть груздем назови, только
- поцелуй еще раз.
За разговорами пришли в маленький дворик, густо
заросший малинником и сиренью.
- Люди, тихо, - зашептала Мариха и, прислушавшись,
стала осторожно отпирать дверь времянки, - бабка, кажись,
еще не спит...
Зашли в аккуратную, в полторы комнаты избушку.
Занавесив оконце, расположились у стола. В бидонах, что пер
Тимофей, оказалось винище, Мариха вытащила колбасу, сыр,
ветчину, все какими-то кусочками, обрезками, ошметками,
неаппетитно, но много, горой. С ходу приняли на грудь,
закусили, повторили, обменялись ощущениями. Налили еще,
добавили, опрокинули, тяпнули, осушили, заглотили,
хлебнули... Скоро Тимофею показалось, что и Папулю, и
Мариху, и особливо Надюху он знает много лет, и, глуповато
рассмеявшись, он предложил выпить за любовь и дружбу, всем,
всем до дна. А теперь еще, на брудершафт. Выпили,
поцеловались, снова выпили. Поцеловались опять, взасос, еще,
еще. Хмельная голова Тимофея истомно закружилась, фирменные,
сидящие как перчатка брюки вдруг сделались тесны.
Надюха тронула его за ширинку, хмыкнув, поднялась и
мягко потянула за собой в соседнюю комнатенку.
- Иди-ка сюда!
- Эй, Андрон! По самые волосатые! Папуля сально заржал,
Мариха завистливо хихикнула, скрипнули жалобно под ногами
подгнившие половицы.
Комнатенка была крохотная - прямо от порога начиналась
кровать.
- Каблуки, блин! - Надюха с грохотом отшвырнула туфли,
сняла юбчонку, блузку, трусы и, оставшись в загаре и в чем
мама родила, призывно посмотрела на Тимофея. - Ну?
Икнула и с улыбочкой уверенной в себе женщины томно
вытянулась на спине - ноги полураскинуты, руки под голову...
Все происходящее казалось нереальным, искусственным.
Словно скверное кино. Хотя какое тут кино - вот она, Надюха,
живая, трепещущая...
- Иду...
Тимофей дрожащей рукой потянулся к ширинке и... Он едва
успел выскочить на улицу, как согнулся в яростной, до
судорог в желудке, рвоте. Притихли соловьи, всполошились
кабысдохи. Винтовочным затвором клацнула щеколда, и с
соседнего крыльца заорали пронзительно:
- Милиция! Милиция! Тузик! Фас! Взять его! Даже не


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Контровский Владимир - Последний казак
Контровский Владимир
Последний казак


Флинт Эрик - Прилив победы
Флинт Эрик
Прилив победы


Шилова Юлия - Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели
Шилова Юлия
Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека