Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Нет, я точно не оставлял никаких надписей. Я вообще в подземелье не успел заглянуть, решил поискать добычу наверху. Надпись была написана на понятном тебе языке? Чем именно были написаны буквы?
- Да, ее написал человек. Или кто-то, владеющий нашей письменностью. Буквы были написаны какой-то краской. Мне показалось, что она совсем свежая.
- В подземелье сыро, поэтому краска могла не высыхать долгое время. А что касается людских надписей - ты ведь не думаешь всерьез, что за триста лет, которые прошли с момента Последней войны, мы первые люди, которые лазают по этим развалинам. Я читал летописи - первые кладоискатели пришли сюда уже на второй год после разрушения башни. Правда, тут тогда оставался гарнизон под командованием королевского советника Ворака. Так что горе-злоумышленников перехватывали еще на подходе. Вполне возможно, что какие-то алхины излазали эту башню и оставили надписи. Наверное, некоторые из них не ушли отсюда без добычи - судя по количеству совершенно пустых залов и стен. А алфавит в Синих озерах не менялся уже лет пятьсот, так что ты вполне мог принять старую надпись за новую, особенно если она не была многословной.
- Правда. - Хельви кивнул. - Там было написано всего одно слово - "тупик".
- А вот и наша гарпия. - Алхин обернулся к проходу.
- Проход закрыт, - только и сказала Наина. Она не стала входить в коридор и парила в воздухе.
Хельви отметил, что она больше не вздымала руки, чтобы удержаться в воздухе. Наверное, это означало, что гарпия сильно окрепла.
- Хорошо. Мы хотим спуститься вниз, отнеси нас в ту комнату, где ты сидела на цепи.
- Нет уж, господин хороший. - Вепрь разматывал откуда-то вытащенную веревку. - Я лучше без гарпий, по старинке слезу, заодно стеночки посмотрю. Ты лучше пригляди за своей подружкой, чтобы мне в темноте руки или ноги не лишиться.
Хельви кивнул. Разубедить алхина он бы не смог. Он и сам не доверяет гарпии, которая связана с ним клятвой. Конечно, он дал приказ Наине напасть на Вепря только в том случае, если он будет ему угрожать. Но полагаться на то, что нежить будет твердо следовать его приказу, было наивно. Хорошо хоть клятва предков пока работает.
Между тем гарпия схватила его за шиворот и ухнула вниз. Они летели стремительно, не то что в первый раз. Упав в хлам, Хельви тут же вскочил на ноги. Не хватало еще, чтобы гарпия подумала, что он свернул себе шею. Он подал знак Наине следовать за ним и обошел по стеночке всю комнату. Разбитые цепи гарпии валялись тут же, они уже покрылись легкой пылью. Свет, идущий от глаз и кожи гарпии, вырывал из темноты груды камней, осыпавшихся со стен и потолка. Тем не менее вскоре Хельви нашел что-то вроде узкого лаза, который, видимо, проходил в штольне обрушившегося коридора.
- Ты хочешь проползти здесь? - спросила вдруг гарпия.
- Ты имеешь что-то против? Ты знаешь другой путь?
Гарпия покачала головой.
- Я видела эту башню слишком давно. Я не знаю здешних ходов. Я спросила, потому что твой спутник не пролезет в эту дырку, он слишком велик. Почему бы мне его не съесть? Это прибавит мне сил. Я бы могла даже попробовать поднять ту плиту наверху.
- Не лги. Ты хорошо окрепла. Ты не колдунья и не можешь стать сильнее, чем ты есть. Я запрещаю тебе раз и навсегда трогать Вепря из Межичей, который следует с нами, за исключением случая, если он захочет напасть на меня.
- А вот и я. - Вепрь свалился откуда-то сверху, мешок висел у него на груди, мечи - на спине, но казалось, их вес не слишком давит на алхина. Он дернул каким-то мудреным образом веревку, за которую цеплялся, сверху послышался шорох, и веревка упала к его ногам. К ее концу был привязан небольшой крюк-"кошка".
- Ну что, нашли проход? - Хельви пришло в голову, что Вепрь слышал всю беседу с гарпией и спустился только тогда, когда удостоверился, что скармливать его прислуге принц не собирается.
- Да, правда, очень узкий, сможешь ли ты пролезть?
- Хороший мой, мне приходилось лазать в норках сусликов, как-нибудь справлюсь. - Алхин засунул голову в лаз и начал что-то высматривать в темноте. Хельви уже догадался, что окуляры алхина, с которыми он ни разу не расстался в подземелье, обладали волшебным свойством освещать путь своему владельцу. Возможно, они еще и укрепляли зрение.
- Похоже, что впереди проход расширяется. Самыми трудными будут первые десять шагов. Но стена легко крошится, так что лаз можно будет немного расширить.
С этими словами алхин вынул из ножен на поясе удивительный нож с очень широким лезвием. Он был похож на небольшой совок с острыми краями. Вепрь начал быстро подрывать стену. Камень действительно крошился легко, и вскоре алхин уже выгребал в комнату первую гору осколков. Хельви уселся на пол рядом с мешком алхина. Там снова что-то подрагивало. Хороший знак - принц помнил, что при появлении чудовища магия, заключенная в мешок, словно замерла.
- Эй, Вепрь! А что у тебя в мешке? Он так странно шевелится. Может, ты поймал какую-то зверушку?
- Зверушку, говоришь? Нет, хороший мой, не думаю, что в башне водится какая-нибудь живность. - Голос алхина из стены звучал глухо.
Хельви вспомнил про мышей и поморщился. Наверное, Вепрь бы сильно удивился, если бы услышал историю про сундук, которую принц пока не удосужился ему рассказать.
- А та чаша, которую ты забрал со стола, почему она показалась тебе ценной? Я не увидел в ней ничего необычного. Те драгоценности, которые лежали в ней, можно продать гораздо выгоднее. Она, конечно, работы Младших, и форма у нее необычная, но ничем не украшена, даже надписей никаких нет, зато очень тяжелая. Зачем таскать ее и надрываться, когда можно просто набрать горсть колец и серег на сумму, равную стоимости баронетства где-нибудь в Южных холмах?
Алхин выгребал из лаза очередную порцию каменного крошева. Проход значительно увеличился, теперь в него спокойно мог пролезть взрослый мужчина, не говоря уже о мешке.
- У тебя были хорошие учителя, принц. И библиотека, наверное, получше, чем те, что попадались мне. Но о каких-то вещах ты и понятия не имеешь; поэтому не можешь определить их истинную ценность. Ты что-нибудь читал про приданое королевны Бреслы?
- Приданое? Нет, не помню. Я вообще не припоминаю никаких летописей, которые бы описывали свадьбу Бреслы и Далива.
- Жаль. Впрочем, описание свадьбы государственных преступников вряд ли может много дать будущему государю. - Вепрь сделал паузу, возможно рассчитывая на комментарий со стороны Хельви, но принц промолчал. - А я нашел рукопись какого-то придворного устроителя торжеств. Самое интересное там, конечно, не сколько гостей прибыли со стороны жениха и невесты и не меню свадебного обеда. Там подробно описывались подарки молодой чете, а также говорилось о приданом, которое дал за сестрой король Айген. Эта чаша - как раз оттуда. А теперь будь так добр, уволь меня на ближайшее время от своих дурацких расспросов. Я тут не цветочки нюхаю, а ковыряю каменную кладку, - раздраженно закончил Вепрь и исчез в лазе.
Он появлялся еще дважды, выгребая из прохода новые кучи мусора. Измученный подземным походом, Хельви задремал. Гарпия шуршала чем-то в углу. Наконец алхин окончательно вылез из дыры, убрал изрядно сточенный нож и велел принцу собираться. Гарпию пустили первой. Следом шел Хельви, которому алхин, в виде исключения, доверил тащить двуручный меч. Замыкал шествие Вепрь со своим заветным мешком. Лаз был прямой и вполне широкий, но низкий, так что отряд прополз первые шагов двадцать на коленях. Однако алхин был прав - ход медленно, но верно расширялся. Вскоре Хельви и Наина уже могли идти, выпрямившись в полный рост. Вепрь тоже встал на ноги и шел согнувшись. Лаз расходился не только в высоту, но и в ширину. Вскоре потолок над головами исчез в темноте, а стены по бокам, значительно раздвинувшись, зияли провалами. Заглянув в некоторые, Вепрь сказал, что видит какие-то огромные залы, которые переходят в другие залы, и так до бесконечности. Хельви молчал, потрясенный размерами подземелий Ронге. Если считать математически, то они должны уже давно выйти за пределы фундамента башни и идти под Тихим лесом. Неудивительно, что он весь испещрен оврагами - при таких-то пустотах под землей. Впрочем, наверное, это магия. Расстояния играют здесь совсем не ту роль, что в человеческом мире.
- Я не чувствую наклона, но, судя по этим камням, мы спускаемся. - Алхин провел рукой по стене и понюхал пальцы.
- Это было бы нам на руку, если следовать нашему плану. Странно, что до сих пор мы не встретили никаких чудовищ, ничего угрожающего. Как будто хозяевам подземелья было совершенно все равно, если на нижние уровни забредут посторонние.
- Не накаркай, - сплюнул алхин. - Нет чудищ, и хорошо. Подумай сам - возможно, эти этажи были надежно замурованы, и, если бы не рухнули стены там, в комнате гарпии, мы никогда бы сюда не попали. По-моему, впереди опять какой-то зал, тебе не кажется?
Вепрь был прав. Стены исчезли. Путники стояли на пороге зала, который своими размерами не уступал Лунной просеке! Тут царил небольшой полумрак. Легкий дрожащий свет шел от четырехугольных постаментов, расположенных ровными рядами по всему залу. Какие-то знаки были выбиты на плитax, накрывавших постаменты. Возможно, это были буквы неизвестных алфавитов. Только легкий ветерок кружил между одинаковыми рядами бледные желтые листья. На полу был насыпан слой белого речного песка, хорошо утоптанного. Тем не менее легкие песчинки мгновенно набились в сапоги Хельви.
- Листья, Вепрь! Я чувствую, что поверхность где-то рядом. Наши предположения были верными. - Хельви схватил алхина за руку.
- Не торопись. Выход нужно еще найти. А ходить здесь можно долго. Главное не заблудиться, эти штуки похожи, как близнецы. Похоже на какое-то гигантское захоронение. Может, это твои друзья карлы? Я краем уха слышал в синем зале печальную историю об их скоропостижной кончине.
- Нет, это не они, - раздался странный голос. Казалось, он шел из самой земли - то ли стон, то ли шепот. Даже когда он стих, ветер сохранил его странную дрожь в воздухе. Люди замерли. Затем алхин схватился за свой верный старый меч, а Хельви сжал двумя руками двуручный, втайне надеясь, что, когда дойдет до дела, оружие снова почует вкус борьбы и обретет легкость, как в истории со змееголовым монстром.
- Идите сюда, не бойтесь. Я не сделаю вам плохого. Просто не смогу, - и словно зарница ярко вспыхнула где-то между рядами. - Идите, без моей помощи вам все равно не выбраться. А мне тоже нужна ваша помощь. Последняя помощь.
Хельви посмотрел на Вепря. Тот постоял, вслушиваясь в дрожащую песню ветра, затем дал Хельви знак следовать за собой. Гарпия, все это время спокойно простоявшая во главе отряда, как ни в чем не бывало тронулась дальше. Возможно, она просто не слышит таинственный голос, подумал Хельви. Тогда эта магия рассчитана именно на них, людей. Глупо, конечно, соваться сейчас к алхину со своими замечаниями. Вепрь не хуже него понимает опасность ситуации, а то и получше. На стороне Хельви - книжные знания, а у Вепря - богатый практический опыт.
Они не торопясь шли между рядами гробниц, прислушиваясь к малейшему шороху вокруг. Зарница впереди оставалась яркой, однако ничто больше не нарушало тишины зала. Наконец они вышли к тому месту, откуда, как им казалось, был слышен голос. Возле четырехугольного постамента со сдвинутой плитой на песке лежало существо, похожее на человека. Вернее, человека оно напоминало тем, что имело две огромные ноги с мозолистыми босыми ступнями, две мускулистые пятипалые руки и голову, заросшую густыми длинными волосами. Остальные части тела принадлежали зверю: мощные узлы мышц и сухожилий обвивали чудовищный панцирь, местами покрытый гигантской чешуей, из которой росли ноги-руки. Длинная борода закрывала грудь получеловека. Хельви прикинул размеры незнакомца - если бы существо поднялось на ноги, то даже Вепрь, самый высокий в их компании, едва ли достал ему до пояса. Борьба с ним могла бы закончиться печально, вот только бороться существо не собиралось. Оно умирало. Хельви понял это по редкому тяжелому дыханию и мутным больным глазам лежащего.
- Ты звал нас на помощь, и мы пришли, - сказал Вепрь, однако меч не убрал и продолжал осматриваться, словно ждал нападения.
- Помощь, - глухо прогудел великан, - помощь людей-недоростков? Я хотел предложить вам сделку, но выразился неточно. Я давно не разговаривал. Кроме того, ваш язык не родной для меня.
- Мы хотели бы выйти отсюда. Выйти на поверхность. - Хельви выступил вперед. Огромное чудище вызывало у него и ужас, и восторг - от умирающего гиганта шла мощная волна силы. Можно себе представить, что бы натворила армия таких существ, находящихся в добром здравии. Да ни одна человеческая армия не могла бы противостоять такому натиску!
- Вы уверены, что там, на поверхности еще что-то осталось? Мы тысячелетиями рыли здешние подземелья. Мы добывали магические кристаллы, и они давали нам свет, тепло и пищу. Мы рубили новые ходы и шахты, создавая в них по собственному желанию то прекрасные каменные сады, то галереи, то лабиринты. Мы думали, что гора бесконечна. Однако в одну прекрасную ночь мы вышли к подземному озеру, не имеющему ни дна, ни берегов. Там не было камня, один песок. Мы решили вернуться наверх, но верхние этажи были слишком изрыты и лишены опоры, они не выдерживали даже веса строителей. Земля проваливалась, увлекая нас в озеро. Не осталось ничего. А наверху, я полагаю, вас ждет только бесконечная пропасть.
Великан говорил, почти закрыв глаза. Было видно, что воспоминания о давно минувших днях доставляют ему боль. Хельви пришла в голову абсурдная мысль: что бы было, если великаны не ушли под землю, а остались в Тихом лесу? Так же фанатично работая на общую цель, которую поставил себе этот народ, как многого сумели бы они достичь? И нашлось бы место маленьким людям у ног этих титанов?
- Теперь я умираю, и мне нет больше дела до тех ужасов, которые мы претерпели в этом проклятом подземелье. Я хотел бы улечься в мое каменное ложе и уснуть навсегда, - вздохнул гигант. - Взамен я могу показать вам дверь, через которую я когда-то давно попытался вывести отсюда человека. Возможно, ему это удалось.
- Почему же ты не воспользовался этой дверью сам? - спросил Вепрь.
- Она слишком мала для меня. Я даже не могу похвастаться, что сам вырубил ее в скале. Дед моего деда, наверное, мог бы рассказать, как она появилась в нашем подземелье. Это было очень давно. Мы заключим сделку: вы кладете меня в гробницу, а я показываю дверь.
- Сначала дверь, - быстро сказал алхин, убирая меч.
- Жадные людишки, неужели вы решили, что я поверю вашему обещанию упокоить меня с миром и укажу дверь, - с непередаваемым презрением сказал великан. - Ваше слово не стоит и пригоршни пыли у меня под ногами. В добрые времена сунул бы вас головой вперед в узкую штольню. Я, последний из рода висов, обещаю вам показать дорогу, как только окажусь на смертном одре.
- Ты так презираешь людей, однако ты помог тому человеку покинуть ваше подземелье. Что же ты получил взамен тогда? - не удержался Хельви.
Гигант посмотрел на принца. Его глаза внезапно заблестели, он увидел ожерелье Онэли.
- Не думал, что увижу перед смертью эту вещицу. Ее, кажется, украли у нас карлы очень-очень давно. Мы, великаны, выковали это ожерелье для королевы Онэли. А теперь мы прах. И карлы, я слышал, встретили долгую зиму. Все, кто прикасался к этим листьям, мертвы, мальчик. Мертвая красота рассыпается, как наши гроты. Впрочем, у вас, людей, свои представления о чести и красоте. - Великан перевел дыхание. - Что касается того человека, то взамен за мою подсказку он подарил нам этот зал. Ни один камень не упадет из кладки, пока последний из нашего народа не закроет глаза навсегда. Долгая зима ждет меня. Но я не хотел бы, чтобы мое мертвое тело было раздавлено камнями. Когда-то боги обещали моему племени, что после долгой зимы могучие висы проснутся и выйдут из гробниц в новом мире, еще более прекрасном, чем этот.
- Ты говоришь, что, как только ты умрешь, камни завалят этот зал? - по-простому уточнил Вепрь и снял окуляры.
- Да. Поторопитесь. Я еще смогу вам немного помочь, но силы у меня на исходе.
Вепрь скинул свои мешки, отцепил пояс и велел Хельви и гарпии помогать. Наина, казалось, была не в восторге от приказа. Несмотря на то что великан, с точки зрения Хельви, мог представлять большой гастрономический интерес для гарпии, она весьма неохотно подошла к лежащему вису. Великан мельком взглянул на гарпию, но ничего не сказал. Возможно, когда-то племена висов и гарпий враждовали, но перед смертью гигант не склонен был тратить силы на угрозы. Алхин аккуратно поднял огромную руку, которой вис опирался, зарыв ладонь в белый песок, и, кряхтя, положил себе на плечи. Хельви уперся в согнутую левую ногу великана, пытаясь создать ему опору при вставании. Гарпия зашла сзади и вцепилась обеими ручками в густую рыжую шерсть, росшую на загривке умирающего.
- На счет раз-два встаешь, - обратился Вепрь к вису, морщась от тяжести, - Навались! Раз-два!
Великан буквально вдавил алхина в песок, его нога поехала по земле, несмотря на усилия Хельви, а гарпия так пронзительно заскрипела зубами, словно пилила ими железную решетку. Однако этого мгновенного усилия хватило вису для того, чтобы, перекинув тяжесть налево, подтянуть правую половину тела на край гробницы. Секунды, которые показались Хельви бесконечно долгими, он балансировал на ее краю и рыбкой нырнул в щель между плитой и стенками каменной коробки. Люди и гарпия повалились на землю.
- Однако, - Вепрь поднял голову и стряхнул песок с лица, - свою часть сделки мы выполнили. Где твоя дверь, вис?


ГЛАВА 8

Хельви лежал на жесткой сухой траве и смотрел на черное летнее небо. Яркие звезды складывались в фигуры богов и героев. Вот богиня охоты Аша натягивает волшебный лук, вот богиня Дану помешивает в волшебном котле мясо для своих детей. Прямо над головой принца ярко горела звезда Огена. Значит, середина лета уже наступила. Хельви разбирался в небесных знаках. На Зеркальном озере они с Айнидейлом частенько пропадали ясными ночами на крыше, через специальные стекла рассматривая светила. Где теперь наставник, что с ним?
Из подземелья Ронге, как Хельви по привычке продолжал называть те бесконечные копи, малую часть которых ему пришлось увидеть, их небольшой отряд выбрался в самый последний момент. Камни уже начали валитья с потолка огромного зала, а они все метались между саркофагами в поисках спасительной двери, под звучные проклятия Вепря и завывание гарпии. Нашла выход Наина. Небольшая каменная дверь была вырезана прямо в одной из гробниц висов. По размерам она никак не подходила для великанов. Вепрь, наскоро ощупав дверцу, заорал, что нужно навалиться. Наину не пришлось просить дважды - видимо, умереть, раздавленной камнем, ей очень не хотелось. Хельви изо всех сил навалился на каменную резную поверхность и неожиданно почувствовал, как вздрогнула его нагрудная цепь. Крики Вепря заглушил грохот обваливавшихся камней. Ожерелье Онэли слабо задрожало и начало нагреваться. Алхин и гарпия безнадежно толкали спасительную дверцу. В зале начался настоящий оползень, откуда-то из стен посыпались песок и галька.
- Прошу тебя, помоги нам! Я не знаю, кто сотворил тебя в этих мрачных подземельях, когда это произошло и сколько крови пролили желавшие обладать тобой. Но я умоляю тебя - если ты можешь, не дай нам погибнуть в этом завале так бездарно, не совершив подвигов, не добавив славы своему благородному имени, - тихо прошептал Хельви.
Ожерелье как будто услышало его. Они толкнули еще раз, и дверь распахнулась. Троица вылетела из нее и упала на иссушенную зноем густую траву. Свежий лесной ветер выдувал каменную пыль из их одежд. Журчание далекого ручья заставило Хельви сухо сглотнуть. Он обернулся, но, как и рассчитывал, не увидел за своей спиной ни малейших следов волшебной двери. Вепрь и гарпия уже вскочили на ноги и ошалело оглядывались. Вокруг не было решительно ничего, что напоминало бы о приключениях в черной башне. Густой лес стеной окружал странников. Высокие черные деревья на много-много шагов вокруг. Вепрь взглянул на мешок и двуручный меч, лежавшие у ног.
- Ну что, хороший мой, все-таки проскочили. Я уж думал, пришло время сыграть в ящик. Благо что ящиков вокруг было полно - выбирай любой, - сказал алхин, вытирая пот со лба. Хельви впервые увидел его глаза без окуляров - обыкновенные человеческие глаза светло-серого цвета, немного косящие к переносице. Принц вспомнил дурацкие легенды, которые приписывали алхинам волчьи или рысьи глаза, и ему стало совестно за эту глупость.
Гарпия поинтересовалась, может ли она воспользоваться обещанием Хельви отпустить ее на охоту, данным еще в подземелье. Судя по тону, Наина твердо собиралась получить свой ужин при любом ответе хозяина, поэтому Хельви не стал искушать судьбу, и гарпия, получив разрешение, мгновенно юркнула в кусты.
Темная летняя ночь опустилась на лес. Что-то бубнящий Вепрь достал из своего мешка четырехугольную чашу из синего зала и маленький магический кристалл, заключенный в стеклянную прозрачную баночку. Хельви в который раз подивился мастерству и ловкости алхина - не каждый маг умеет обращаться с магическими кристаллами. Охотник за сокровищами Младших не хвастал своими познаниями, однако продолжал удивлять Хельви своим умением.
- Возьми кристалл, котелок и сходи за водой, - велел алхин. - Я займусь костром. И спасибо за то, что велел своей гарпии держаться от меня подальше, - неожиданно прибавил он.
Хельви кивнул. Значит, он был прав, и Вепрь слышал разговор с Наиной в подземелье. Впрочем, объясняться по этому поводу желания не было. Он просто схватил брошенный ему алхином котелок, бережно взял в ладонь склянку с кристаллом и, стараясь не слишком трясти камнем, пошел на журчанье ручья. Он набрал полный котелок и всласть напился чистой ледяной воды, а затем скинул куртку и рубашку и славно помылся. Когда Хельви вернулся к месту стоянки, Вепрь уже сидел у огня. У него в руках была хорошо знакомая принцу чаша. Вепрь крутил ее так и сяк, рассматривая каждую неровность на странном ноздреватом материале, из которого чаша была сделана.
- Вот что, хороший мой, сядь-ка и положи котелок. Возьми. - Алхин протянул чашу Хельви. - А теперь медленно поднеси ее к губам и подержи несколько секунд. Это не опасно. Ты же видел, как я это делал в подземелье.
- И что должно произойти? - Хельви не торопился следовать указаниям Вепря.



- Это чаша из магического приданого королевны Бреслы, - нехотя сказал алхин. - По легенде, из нее пьют герои. Причем для героя чаша всегда наполнится сама. Я пробовал там, в подземелье, но ничего не произошло. Наверное, молва правильно говорит про алхинов, что они никогда не были героями. Мы просто удачливые грабители с холодной совестью и большим опытом выбираться из неприятностей. Но ты королевской крови, во многом благодаря тебе мы выбрались из подземелья Ронге. Попробуй.
Хельви хотел сказать, что ничего героического он пока не совершил, наоборот - только-только дал клятву своей собственной нагрудной цепи стать настоящим героем и украсить свое имя непреходящей славой. Но захлебнулся. Он держал чашу возле лица, ее матовое серебристое дно покрылось темной жидкостью, и струя крепкого густого вина ударила его по губам. Хельви закашлялся и вопросительно посмотрел на Вепря. Тот усмехнулся.
- Я же говорил, что ты настоящий герой, малыш. Хорошо винцо?
Хельви смущенно кивнул. Он отвел чашу от губ, и темное вино мгновенно исчезло.
- Я подумал, интересно, кем был тот человек, который прошел сквозь волшебную дверь висов. Наверное, могучий маг, раз он смог велеть камням не осыпаться.
- Вполне возможно, - медленно проговорил алхин. - Или это был бог. После сотворения мира боги любили погулять по Земле, как простые люди. Так по крайней мере написано в старинных рукописях. Но я думаю, что нам сильно повезло, что все это произошло давным-давно. Не хотел бы я сейчас встречаться с могучим магом, бог ли он или человек.
- Висы, карлы - два таких могущественных народа исчезли с лица земли. И что осталось после них - одно ожерелье, на котором нет даже имени мастера, сделавшего его. Как благороден и прекрасен человек, как высоки и светлы цели людей королевства Синих озер - наша история не менее длинна, чем история карлов или висов, однако наши цели никогда не были замутнены безумием или завистью, поэтому судьба нам благоволила. Доброта и искренние намерения получают достойную награду в веках, - пафосно произнес последние слова Хельви.
- Конечно, войны Наследников - прекрасное доказательство людской доброты и искренних намерений, - насмешливо ответил Вепрь.
- Магические войны велись против людей, утративших право на человеческое уважение и естественную смерть, - словами наставника Айнидейла ответил принц.
- Право на смерть? Что-то знакомое, - хмыкнул Вепрь. - Не обольщайся насчет человеческого рода, хороший мой. Люди трусливы, ленивы и ненавидят чужаков, особенно тех из них, которые более талантливы и умны, чем они сами. Люди лишены талантов, и это, как ни странно, основная причина, по которой люди выжили, столько веков просуществовав бок о бок с Младшими. Они просто не принимали нас всерьез. Мы были мелкими хищными зверьками у них под ногами, достаточно умными, чтобы нас можно было приручать, но недостаточно хитрыми, чтобы делать вид, что нам это нравится. Мы были наглыми, но мы не были страшными. Поэтому мы остались жить.
У костра стало тихо. Хельви хотел было возразить алхину, но вместо этого лег на спину и стал рассматривать звезды. Вепрь схватил свою флягу и отправился к ручью. Вскоре издалека до Хельви донеслось его довольное фырканье.
От любимого занятия принца оторвал шорох, раздавшийся за деревьями. Хоть магический кристалл и освещал значительное пространство, в глубине лес оставался непроницаемо темным. Возможно, гарпия вернулась с охоты?
- Наина, - тихо позвал Хельви. Шорох прекратился, однако гарпия к огню не вышла.
Принц быстро огляделся. Алхин так и не вернулся после купания, хотя ветки, которые он кинул в пламя костра, прежде чем идти к ручью, уже полностью прогорели. Стараясь не шуметь, Хельви достал из-за пояса нож Вепря и кинул в огонь несколько сучьев. Костер слегка осветил место стоянки. Мешок алхина лежал неподвижно на земле, большой меч из подземелья Ронге был прислонен к нему. Хельви уже было решил, что шорох ему померещился, но тут из-за деревьев послышался чей-то гортанный голос, и тут же вслед за приказом к костру высыпали воины.
В том, что перед ним самые настоящие солдаты, Хельви не усомнился ни на минуту, хотя выглядели они не слишком воинственно: низкорослые и узкоплечие бойцы, самый высокий из них был примерно одного роста с Хельви. Легкие наборные кольчуги закрывали грудь и спину нападавших. Массивные блестящие шлемы надежно защищали головы, оставляя лишь узкую щель для глаз, открытую для удара вражьего меча. Нападавшие быстро и точно зажали Хельви со всех сторон, лишая его возможности исчезнуть в чаще. Однако убивать мальчика тоже не торопились. Хельви взглянул на ладные отточенные мечи противников. Против такого оружия с ножом идти бессмысленно: настоящая работа альвов, человеческую сталь перерубят, как веревку.
- Человек, сложи оружие и сдайся!
Невысокий предводитель отряда стоял в нескольких шагах за спинами своих воинов. Он был одет побогаче своих соплеменников: его шлем был украшен золотыми вставками, а спину прикрывал роскошный алый плащ, складками ложившийся на землю. На груди плащ был скреплен кожаными лентами и красивой золотой застежкой в виде головы дракона.
- Я Хельв, сын Готара Светлого, принц королевства Синих озер, наследник короля Огена, клянусь своей рукой умереть достойно и не отдать свое оружие первому встречному без имени и рода, - с максимальным презрением сказал Хельви. Он стоял посреди стоянки, ни на минуту не переставая следить за действиями противника.
Предводитель помолчал пору секунд, затем кивнул. Ближайший к Хельви воин бросился в атаку. То ли он рассчитывал, что человек не будет отражать ножом удар его великолепного клинка, то ли сам недавно держал оружие в руках, но боец безнадежно опоздал. Он только поднимал меч для замаха, когда Хельви нырнул ему под руку и оказался у самой груди противника. Бить по кольчуге смысла не было - скорее всего, это тоже работа альвов, значит, для ножа совершенно непроницаема. Поэтому Хельви полоснул противника по шее и тут же, отпрыгнув, отразил выпад сзади. Два воина бросились на него, не давая подойти к упавшему товарищу. Принц отбил один клинок, и его нож тут же упал в траву, отрубленный по самую рукоятку. Второго противника удалось обмануть ложным движением в сторону. Однако на третий прыжок у Хельви уже не было дыхания. Соперник занес меч для последнего удара. Хельви не стал отворачиваться. Он видел, как роковой металл рассекает теплый воздух и медленно подлетает к его горлу. Негромкий гортанный голос заставил клинок остановиться у самой цели.
Предводитель стоял, подняв правую руку. Сделав небольшую паузу, он легко снял шлем, обнажив голову. Это был невысокий кряжистый мужчина, наверное, ровесник Вепря. Небольшая аккуратная бородка и усы придавали ему солидный вид. Ярко-коричневые раскосые глаза альва смотрели на Хельви, не мигая.
- Меня зовут Тар, мой господин Хате из семьи Красных петухов готов поручиться за меня. Отдай мне свое оружие, принц, и сдайся. Твои спутники уже захвачены нами: большой лохматый человек и женщина-демон. Если ты хочешь спасти своих слуг, выбери почетный плен. Мой господин Хате примет тебя с уважением, достойным твоего имени и рода.
Хельви помолчал несколько минут, размышляя над услышанными новостями. Он, как дурак, разлегся и размечтался, глядя на звезды, совсем упустив из виду, что творится вокруг. Вепря схватили - интересно, как это им удалось? И даже гарпию - почему Наина не улетела? В любом случае, предложение почетного плена было сделано, и Хельви, по совести, ничего не оставалось, как принять его. Разумеется, следовало выторговать для себя наилучшие условия.
- Я принимаю твое предложение, Тар, слуга семьи Красных петухов. Я расскажу твоему почтенному хозяину об обстоятельствах моего пленения, которые полностью соответствовали понятиям чести, принятой между воинами. Мой нож, - Хельви поднял руку, которая продолжала сжимать рукоятку, - останется при мне. А теперь проводи меня к моим верным слугам.
Альв слегка поклонился и дал знак своим воинам. Они быстро убрали мечи в ножны, висевшие у них на поясах. Двое альвов оказывали помощь раненному Хельви бойцу. Принц, стараясь не смотреть на покалеченного его рукой солдата, пошел вслед за Таром. Небо на востоке уже светлело, и, хотя солнце еще не встало, лес просыпался: птицы начинали свистеть в ветках, где-то далеко в чаще раздавался стук дятла. Тар и Хельви дошли до ручья, в котором принц с таким удовольствием умывался ночью и где пропал, отправившись за водой, Вепрь. Хельв отметил, что земля вокруг изрыта норами - кажется, здесь потрудилась семья опушей. Только по счастливой случайности он вчера не попал ногой в одну из этих глубоких ямок и не подвернул ногу.
На берегу ручья стояли воины Тара, здесь же сидели пленники. Связанный по рукам и ногам Вепрь с подбитым глазом, увидев Хельви, что-то замычал, однако большой кляп мешал ему говорить. Любимых окуляров алхина не было видно - очевидно, их забрал кто-то из Младших. Гарпия тоже сидела на земле и злобно шипела. Альвы связали Наину не веревкой, а тонкой цепью, несколько раз опоясывавшей ее тело. Несмотря на то что цепь выглядела не очень надежно, держала она крепко - гарпия время от времени подергивалась. Хельви еще помнил, как такими подергиваниями были вырваны кандалы из черной стены башни Ронге. Однако на цепь работы альвов усилия Наины, видимо, не действовали.
- Мы не станем развязывать твоих слуг здесь, в лесу, ибо они - существа неблагородного происхождения и едва ли оценят условия почетного пленения. Их развяжут потом, когда мы приедем в Верхат - это город и резиденция семьи Красных петухов. Надеюсь, что ты не желаешь воспользоваться их услугами прямо сейчас, потому что в противном случае я нарушу правила и откажу тебе, - простодушно поделился мыслями альв.
- Я потерплю и откажусь от услуг моих слуг до замка господина Хате, - с достоинством ответил Хельви.
Что ж, похоже, все складывается как нельзя лучше. Он хотел попасть к альвам, как советовал ему свельф, и устроиться на службу к какому-нибудь князьку - вот теперь его и доставят прямо в замок уважаемого Красного петуха. Вепрю он вернет долг за спасенную жизнь - отпустит его сразу после того, как альвы развяжут алхина. Что касается Наины, то Хельви надеялся, что она сможет на первых порах быть его телохранителем, однако, как выяснилось, альвы умеют охотиться на гарпий и даже вязать им руки. Скорее всего, ее тоже придется отпустить. Да и нехорошо держать чудовище в переполненном замке.
Хельви подвели невысокого конька с красиво расчесанными гривой и хвостом. Принц легко вскочил в седло, Тар последовал его примеру. Остальные альвы тоже полезли на своих лошадок. Вепря просто взвалили кулем на одного коня, а гарпию положил пеперек седла один из старых воинов. Отряд направился вдоль ручья.
Первые лучи утреннего солнца уже золотили зеленоватые раскидистые кроны, жесткая сухая трава вспыхивала то красными каплями перезрелой земляники, то нежными белыми звездочками цветков кислицы. Очевидно, местные жители нечасто появлялись в этой части леса, чтобы полакомиться спелыми ягодами или набрать лесных трав.
- Странно, что в таком богатом лесу так мало признаков разумной хозяйственной деятельности, - обратился Хельви к Тару. - Здесь прекрасная свежая вода, много травы для выпаса скота, и я не видел следов крупных хищников. Отчего альвы не хотят разбить тут пару деревень? Уверен, что прибыль не заставила бы себя ждать.
Тар оглянулся по сторонам, втянул грудью воздух и только после этого ответил:
- Некоторое время назад тут и в самом дел стояли деревни. В них жили охотники и рыболовы. В один прискорбный день они обидели лесную хозяйку Ашух. И она запретила альвам впредь селиться вдоль Серебряного потока. Никто не смеет пить из него воду или поить здесь своих лошадей. Ашух яростно карает непочтительных, - и альв махнул рукой, указывая куда-то в лес.
Принц проследил взглядом за рукой альва и вздрогнул: в глубине леса в землю были вкопаны несколько больших оструганных кольев. Высотой они напоминали небольшие деревца и очень хорошо просматривались с тропинки, по которой ехал отряд. На каждый кол был нанизан скелет. Судя по особенностям костей и их размерам, это были альвы. Кто и когда посадил этих несчастных на колья? Хельви оглянулся на своих спутников и заметил, что альвы старались отвести взгляд от ужасного зрелища, основная часть воинов демонстративно смотрела на воду. Что ж, всему есть свое объяснение. На работу неведомой лесной хозяйки это мало похоже. Колья вроде бы оструганы добрыми стальными топорами, а земля возле места казни разровнена лопатами. Тар, который следил за выражением лица Хельви, понял его переживания по-своему.
- Самые безрассудные из моего народа пытаются время от времени снять эти тела. Кто-то уходит в лес под покровом ночи, кто-то - под палящими лучами солнца. Но никто из безумцев, равно как и из сопровождавших их отрядов, не вернулся назад. Это место проклято оскорбленной Ашух, и, хотя наш закон велит уважать память усопших, мы не можем идти против божественной воли. Государь альвов Раги Второй издал специальный указ, запрещающий кому-либо из подданных ходить по лесу Ашух. Только военные патрули могут появляться здесь, и то мы стараемся не сходить с протоптанных много лет назад дорожек и не подходим к месту продолжающейся казни.
Хельви кивнул. Еще несколько минут назад лес казался ему таким спокойным и безопасным, гораздо безопаснее, чем Тихий лес, и вот пожалуйста - и тут старинные проклятия отравляют жизнь, и тут льется кровь невинно замученных жертв. Вода в ручье, который стал заметно шире и глубже, сияла в лучах жаркого солнца. Хельви припомнил, что вчера с удовольствием напился и помылся из речушки мстительной лесной госпожи, но рассказывать об этом Тару не стал. Вдруг альв неправильно его поймет, решив, что пришельцы оскорбили и без того оскорбленную Ашух. Интересно, успел ли попить Вепрь, прежде чем его скрутили.
Всадники выехали на небольшую, но хорошо утоптанную поляну. В этом месте через Серебряный поток был перекинут мост. Хельви, который много читал о чудесных строителях-альвах, не смог сдержать вздох восхищения: ажурная конструкция висела над рекой, отражаясь в воде тысячей диковинных узоров, в которые сплетались сотни деталей моста.
- Неужели это сталь? - потрясение воскликнул Хельви.
- Не совсем. Это металл, но не сталь. Это специальный сплав, который не ржавеет от соприкосновения с влагой, - объяснил Тар. Он был польщен любознательностью Хельви.
Принц задумался: он вспомнил нелепые деревянные или грубые каменные мосты, которые перебрасывали через реки на его родине. Королевским строителям и кузнецам есть чему поучиться у Младших.
Между тем отряд пересек мост и углубился в лес. От моста в чащу вела широкая мощеная дорога. Всадники пришпорили лошадей, и ехать стало веселее. Хельви почувствовал, как облегченно распрямили плечи воины, выехав в безопасные места. Некоторые из них сняли свои глухие шлемы, радостно подставляя лица под солнечные лучи. Тар извинился и исчез: очевидно, решил проверить, что там с остальными пленниками. Хельви покрутил головой, стараясь отыскать взглядом Вепря, но за многочисленными фигурами альвов ничего было не разглядеть. Молодой воин, едва ли много старше Хельви, подъехал к человеку.
- Красивая цепь. Это работа ваших мастеров? - спросил он с легким акцентом.
- Нет. - Хельви невольно дотронулся рукой до ожерелья Онэли. - Эту вещь я нашел в черной башне Ронге. Я и мои спутники случайно оказались там. Я не знаю, чьи руки создали эту драгоценность, но, поскольку башня была захвачена людьми моего рода очень много лет назад, я решил, что могу взять эту вещь себе.
- Черная башня Ронге? Это башня Черного колдуна. - Альв с недоверием и уважением посмотрел на Хельви. - Немногие хотели бы туда попасть, и очень немногие смогли бы оттуда выйти.
- Все альвы говорят на человеческом языке? - в свою очередь задал вопрос принц.
- Многие говорят. Наши прадеды еще помнят те времена, когда они жили рядом с людьми. Они говорят, что люди все равно придут к нам - с мечом или с миром. Нужно быть готовым к встрече. Красивая цепь, - задумчиво повторил воин. - Хочешь совет: если она тебе дорога - спрячь ее под рубашку. Красные петухи падки на блестящие штучки.
Сказав эти слова, юноша пришпорил коня и умчался вперед. Хельви не успел даже спросить, при чем тут его цепь и какие-то птицы, но потом вспомнил и прикусил язык. Речь идет о семье, которой служит Тар! Кажется, некий господин Хате - ее глава. А вдруг этот милейший господин и впрямь решит, что ожерелье Онэли - часть его добычи, как и пленники? Хотя понятия о чести у альвов очень крепки, а условия почетного плена не допускают ограбления сдавшихся, любовь к "блестящим штучкам" может вскружить голову не хуже, чем старое вино. Хельви вспомнил про карла Форлиха и поморщился. Честно говоря, сейчас, выйдя из подземелья, он уже сожалел о том, что велел гарпии расправиться с коротышкой. В самом деле, что бы он сделал человеку? Сжевал его носки?
За деревьями послышался шум селенья. Однако разглядеть какие-нибудь постройки Хельви не смог: высокие зеленые холмы, покрытые свежей молодой травкой, виднелись справа и слева, надежно защищая поселенцев от нескромных взглядов проезжающих. Однако дом был близко - Тар, подъехавший снова к принцу, прокричал, что они приехали. Удивленный Хельви, не увидевший вокруг достойного для главы рода замка, хотел было спросить, не временная ли это стоянка, однако не успел: отряд неожиданно свернул вместе с дорогой куда-то вбок и оказался перед высокими коваными воротами, которые были врыты прямо в один из холмов. Да разве альвы живут под землей?! Айнидейл никогда не рассказывал про это. Тар словно прочел мысли Хельви.
- Мы не живем под землей. Но наши холмы надежно охраняют нас и нашу собственность от опасности. Мало ли кто решит напасть - эти стены выдержат не одну атаку.
Мало ли кто - например, люди Синего королевства, подумал Хельви, но промолчал. Еще он решил, что земляная насыпь, конечно, защищает, но не лучше, чем добрая старая крепостная стена. Эту мысль он тоже оставил при себе. Нужно было приготовиться к встрече с Хате. Хельви аккуратно убрал нагрудную цепь под рубашку. Тар покосился, но ничего не сказал.
Между тем ворота со скрипом открылись. За тяжелыми створками показались стражники, одетые довольно забавно: зеленые обтягивающие штаны и ярко-красные куртки создавали необыкновенное цветовое сочетание, так что смотреть на этих альвов можно было только прищурясь. В довершение к этому головы охраны украшали длинные перья неизвестной Хельви птицы, которые свешивались по обе стороны лица, точь-в-точь как шутовские колпаки при дворе в Ойгене. Принц понял, что это слуги семьи Красных петухов, наверное, личная гвардия господина Хате.
Всадников молча пропустили в ворота. Прямо за ними начинался город. Хельви, не успевший толком рассмотреть Нонг, теперь с любопытством глядел на небольшие, но изящные домики с крышами-шатрами. Над каждой крышей красовался флигель в основном в виде поющего петуха. Чистота и ухоженность улиц, по которым они ехали, приятно удивили принца. Каждый камушек в мостовой, казалось, был недавно отмыт горячей водой. Прохожие, встречавшиеся на пути отряда, не шарахались с визгами по сторонам, как это было в Нонге, а спокойно шли по специально огороженным частям мостовой, на которые всадники не заезжали. Откуда-то издалека раздавались удары кузнечных молотов - альвы работали. Результаты их труда были повсюду: роскошные кованые двери в домах, ставни, которые сделали бы честь любой крепости королевства Синих озер, даже сами оконные стекла у наиболее богатых жителей были вставлены не в раму, а в изумительно выкованную, тончайшую решетку. Стекла тоже были необычные: они были разных цветов - синие, красные, оранжевые, желтые, зеленые. Вставленные в оконную решетку, они составляли дивные узоры - настоящие картины. Правда, сюжет был бедноват - в основном все тот же красный петух.
Отряд выехал на широкую площадь. Большой красивый дом в виде полумесяца стоял посреди нее. Там, где "рога" полумесяца сходились, виднелась легкая решетка ворот. Прямо на ней был вывешен медный герб хозяина - огромный вздыбленный петух. Они доставлены к господину Хате, с легким волнением подумал Хельви.
Пленных отвели в небольшую комнату на первом этаже. Окна здесь были зарешечены, а у дверей стояли сразу три стражника, вооруженных самострелами и мечами. Вепря развязали, и он принялся ожесточенно растирать затекшие руки и ноги. Цепь с гарпии не сняли, поэтому она сидела нахохлившись на полу и мрачно скалила клыки. Хельви, который по сравнению по своими спутниками добрался до дома Хате по-королевски, смущенно молчал. Признаться, в последний раз он вспоминал об алхине и гарпии еще в лесу. Потом его целиком захватили новые впечатления. Собственно, будущего короля королевства Синих озер учили не слишком обращать внимание на слуг. Однако Хельви, перестав быть будущим королем, понимал, что его отношения с людьми, возможно, нуждаются в пересмотре. Поэтому он не стал ничего говорить, а просто попросил у стоявших у дверей охранников принести чистой воды, хлеба и сырого мяса для гарпии. Один из альвов почтительно поклонился и ушел за едой.
- Мой мешок остался в лесу? - Первые слова алхина прозвучали совсем не дружелюбно.
- Не знаю, - раскаяние сказал Хельви. - Я не обратил внимания.
- Понятно, - только и ответил алхин.
В комнате воцарилась тишина. Стражник-альв внес большой поднос, уставленный мисками с едой. Там же стоял и большой прозрачный кувшин с водой. Кувшин был из стекла, и Хельви не удержался и щелкнул по нему. Дома он никогда не видел стеклянной посуды. Альв поставил поднос у ног принца, поклонился и снова занял свое место у двери, рядом с другими охранниками. Хельви перетащил поднос поближе к сидевшему алхину, сам взял миску с кусочками нарезанного сырого мяса, большую вилку и отправился кормить гарпию.
- Развяжи меня, - прошипела Наина, когда он уселся напротив нее.
- Я не смогу. Это же цепь, она держится на замке, а у меня нет ключа.
- Проклятые недоумки, - бросила злобный взгляд гарпия на охранников. - Они еще горько пожалеют, что осмелились надеть на меня эту дрянь. Они поплачут кровавыми слезами. Они...
- Перестань. Ты напоминаешь мне того карла из подземелья. Лучше поешь, - Хельви подцепил кусочек мяса вилкой и поднес гарпии ко рту. Та презрительно понюхала еду, скривилась, но схватила кусок и принялась жевать.
- Вот и умница. Возможно, к вечеру нас освободят, - размышлял, вслух Хельви, продолжая отправлять гарпии в рот новые и новые куски из миски. - Почетный плен, в который нас взяли, подразумевает, что пленник может быть или выкуплен, или отпущен на свободу при условии, что он принесет клятву верности захватившему его рыцарю. А я как раз собираюсь просить уважаемого господина Хате принять меня в свою дружину. Правда, придется носить дурацкие перья на голове, но согласись, что это все-таки лучше, чем не носить голову на плечах вообще.
- Угу, - пробубнила с набитым ртом Наина.
- А все-таки интересно, - продолжал Хельви, поглядывая на алхина, - почему они предложили нам почетный плен? Выглядим мы, прямо сказать, ужасно: немытые, нечесаные, все в каменной пыли, никакого достойного оружия с собой не несем, королевских знаков и штандартов - тем более. Обыкновенные бродяги. Странно, что нас просто не прикончили прямо там, в лесу, а приволокли сюда, да еще на условиях почетного мира.
- Любопытный вопрос, хороший мой! - Вепрь жевал хлеб, поверх которого он пристроил кусок вяленого мяса. - Если бы твоя светлость носила менее шикарные нагрудные цепи, то, конечно, на нас обратили бы менее пристальное внимание. А что до достойного оружия, то хочу только напомнить, что с нами помимо моего скромного арсенала был так называемый Меч королей. Именно так, если я не ошибаюсь, тот карлик его назвал. И где он теперь? Брошен на поляне вместе с моим мешком!
Алхин вновь был готов надуться, как мышь на крупу, однако стражники, которые дежурили у дверей, оживились и начали что-то лопотать на своем гортанном языке.
- Вепрь, ты понимаешь, о чем они говорят?
- Не очень точно. Вроде что господин Хате готов нас принять. Честно говоря, у меня не очень хорошие предчувствия, - вдруг мрачно сказал алхин. - Петухи - не самые мудрые птицы, которых я встречал даже в пределах скотного двора.


ГЛАВА 9

Господин Хате принял их в роскошном зале на первом этаже своей резиденции. У Хельви мелькнула мысль, что если дома рыцарей выглядят таким образом, то как же прекрасен должен быть замок государя Раги Второго. Роскошные витражи сияли в огромных, на всю стену окнах. Дивные резные колонны сходились капителями, образуя чудесные сплетения на потолке. Хельви уже отметил страсть альвов плести узоры из всевозможных материалов, но теперь он не уставал любоваться новыми и новыми изгибами в камне, дереве и металле. Драгоценных же камней было не очень много - видно, в лесах альвов они были редкостью. Прямо перед ними, в глубине зала, находился высокий трон. Хельви вновь удивился. В королевстве Синих озер на троне сидел только король, а тут, видно, каждый рыцарь может позволить себе такое удовольствие.
По обе стороны от трона стояла свита. Когда Хельви, Вепря и Наину подвели ближе - принца чуть впереди, алхина и гарпию немного позади, - он разглядел нескольких придворных дам и кавалеров, одетых с королевской роскошью. Цвета были, правда, вызывающие - то же сочетание красного и зеленого, что и у стражей на воротах города. Плечи дам были обнажены, пышные волосы уложены в высокие прически. На поясах у кавалеров висели мечи, но не боевые, а парадные. Таким мечом не повоюешь. Хельви вспомнил из читанного про альвов, что признаком аристократического происхождения у них является высокий лоб. И правда - лбы у придворных были высокими, а кое-кто явно подбривал волосы, чтобы его лоб казался еще выше.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Суворов Виктор - Очищение
Суворов Виктор
Очищение


Посняков Андрей - Час новгородской славы
Посняков Андрей
Час новгородской славы


Шилова Юлия - Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны
Шилова Юлия
Исповедь грешницы, или Двое на краю бездны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека