Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

нам на голову. Кроме того, возможно, мы поймем что-то очень важное, и в
решающий момент это спасет жизнь всем нам. Если, конечно, у нас хватит ума
выделить то общее, что связывает наши судьбы с капризами Шрайка.
Мартин Силен рассмеялся, закрыл глаза и продекламировал:
К спине дельфина приникая
И взявшись за плавник,
Невинных души смерть переживают,
И снова открываются их раны.
- Это Лениста, не так ли? - спросил отец Хойт. - Я изучал ее
творчество в семинарии.
- Почти, - ответил Силен, открывая глаза и наливая еще вина. - Это
Йейтс. Старый хер жил за пятьсот лет до того, как Лениста в первый раз
потянула свою мамашу за железную сиську.
- Послушайте, - сказала Ламия, - ну расскажем мы друг другу свои
истории, и что? Встретившись со Шрайком, мы просто сообщим ему свои
желания. Одно он выполнит, остальные паломники умрут. Правильно?
- Так гласит легенда, - подтвердил Вайнтрауб.
- Шрайк не легенда, - отозвался Кассад. - И стальное дерево - тоже.
- Тогда что толку надоедать друг другу историями? - спросила Ламия
Брон, отправляя в рот последнее шоколадное пирожное.
Вайнтрауб тихонько погладил по голове спящую дочку.
- Мы живем в странные времена, - задумчиво произнес он. - Поскольку
мы входим в ту ничтожную долю процента граждан Гегемонии, которые
предпочитают путешествовать не по Сети, а в открытом космосе, от звезды к
звезде, мы представляем самые разные эпохи нашего недавнего прошлого. Мне,
например, шестьдесят восемь стандартных лет, но из-за сдвигов во времени,
вызванных моими путешествиями, я мог бы растянуть эти трижды двадцать и
восемь лет на целый век истории Гегемонии, если не больше.
- И что? - спросила Ламия.
Вайнтрауб взмахнул рукой, адресуя свои слова всем сидящим за столом:
- Каждого из нас можно уподобить и острову в океане времени, и самому
этому бескрайнему океану. Или, говоря не столь высокопарно, каждый из нас,
возможно, держит в руках недостающий кусочек головоломки, которую еще
никому не удавалось сложить с тех пор, как человек высадился на Гиперионе.
- Вайнтрауб почесал нос и продолжил: - Это тайна, а разгадывать тайны,
откровенно говоря, я люблю больше всего на свете и готов посвятить этому,
быть может, последнюю неделю своей жизни. Если кого-нибудь из нас вдруг
осенит - прекрасно. А если нет - что ж, будем решать задачу и получать
удовольствие от самого процесса.
- Согласен, - сказал Хет Мастин без тени волнения в голосе. - Раньше
мне это не приходило в голову, но теперь я вижу всю мудрость вашего
решения: нам необходимо рассказать свои истории, прежде чем мы встретимся
со Шрайком.
- А если кто-нибудь солжет? - быстро спросила Ламия Брон.
- Ну и что? - ухмыльнулся Мартин Силен. - В этом-то и вся прелесть.
- Давайте проголосуем, - предложил Консул, вспомнив предупреждение
Мейны Гладстон. Нельзя ли вычислить агента Бродяг, сопоставив истории?
Консул туг же улыбнулся своим мыслям - агент не настолько глуп.
- Вы, видимо, решили, что у нас тут парламент? - В голосе полковника
прозвучала ирония.
- А как же иначе, - ответил Консул. - У каждого из нас - своя цель,
но идти к Шрайку мы должны вместе. Нам нужны какие-то механизмы принятия
решений.
- Мы могли бы выбрать начальника, - предложил Кассад.
- Да ну вас в жопу с такими порядками, - благодушно ответил поэт.
Остальные согласно закивали.
- Хорошо, - сказал Консул. - Итак, господин Вайнтрауб предложил нам
рассказать о наших связях с Гиперионом. Голосуем за его предложение.
- Все или ничего, - добавил Хет Мастин. - Либо рассказывают все, либо
никто. Мы будем придерживаться воли большинства.
- Договорились. - Консул внезапно проникся любопытством к чужим
историям и в равной мере уверенностью в том, что никогда не расскажет
своей собственной. - Кто за то, чтобы рассказывать?
- Я, - сказал Сол Вайнтрауб.
- Я - тоже "за", - сказал Хет Мастин.
- Не то слово! - воскликнул Мартин Силен. - Ради этакого балагана я
бы отказался от целого месяца оргазмической бани на Шоте.
- Я также голосую "за", - сказал Консул и сам себе удивился. - Кто
против?
- Я против, - сказал отец Хойт, но голос его звучал нерешительно.
- Ерунда все это, - небрежно бросила Ламия Брон.
Консул повернулся к Кассаду.
- А вы, полковник?


Федман Кассад пожал плечами.
- Итак, четыре голоса "за", два - "против", один воздержался, -
подвел итоги Консул. - Большинство "за". Кто начнет?
Все умолкли. Наконец Мартин Силен поднял глаза от небольшого
блокнота, в котором что-то писал, вырвал листок и разорвал его на
несколько полосок. - Здесь числа от одного до семи, - сказал он. - Почему
бы нам не бросить жребий?
- Это как-то по-детски, - недовольно заметила Ламия.
- А я и есть дитя, - ответил Силен, улыбаясь как сатир. - Посол, - он
повернулся к Консулу, - не могу ли я позаимствовать эту позолоченную
наволочку, которую вы носите вместо шляпы?
Консул передал свою треуголку, туда опустили сложенные полоски
бумаги, и она пошла по кругу. Сол Вайнтрауб тянул первым, Мартин Силен
последним.
Удостоверившись, что никто не подсматривает, Консул развернул свою
полоску. Его номер был седьмым. Напряжение спало - так выходит воздух из
туго надутого воздушного шарика. "Вполне вероятно, - подумал он, - прежде,
чем придет мой черед рассказывать, что-нибудь стрясется. Допустим, война.
Тогда наши байки станут вообще никому не нужны - разве что чисто
теоретически... Или же мы сами потеряем к ним интерес. В общем, кто-нибудь
да помрет: или король, или лошадь. В крайнем случае, можно научить лошадь
разговаривать. А вот пить больше не надо".
- Кто первый? - спросил Мартин Силен.
В наступившей тишине был слышен только легкий шелест листвы.
- Я, - произнес отец Хойт. Лицо священника выражало то смирение перед
болью, которое Консул не раз видел у своих неизлечимо больных друзей. Хойт
показал свою полоску бумаги с четкой единицей.
- Хорошо, - сказал Силен. - Начинайте.
- Как, прямо сейчас? - растерялся священник.
- Почему бы нет? - отозвался поэт. Силен прикончил, по меньшей мере,
две бутылки вина, но проявилось это пока лишь в том, что щеки его, и без
того густо-розовые, стали совсем пунцовыми, а вздернутые брови загнулись
уж совершенно демоническим образом. - До посадки еще есть время, - добавил
он, - и я предпочел бы сперва благополучно сесть и оказаться в обществе
мирных туземцев, а уж потом отсыпаться после фуги.
- В том, что говорит наш друг, есть резон, - негромко сказал Сол
Вайнтрауб. - Если уж нам предстоит рассказывать свои истории,
послеобеденный час - самое подходящее время.
Отец Хойт вздохнул и поднялся со стула.
- Я сейчас, - сказал он и вышел.
Прошло несколько минут. Потом Ламия Брон, ни к кому не обращаясь,
спросила:
- У него что, нервишки расшалились?
- Нет, - ответил Ленар Хойт, внезапно появившийся из темноты со
стороны деревянного эскалатора (который служил тут чем-то вроде парадной
лестницы). - Просто мне потребовалось вот это. - Он бросил на стол два
грязных блокнота и сел на свое место.
- А по написанному нечестно, - дурашливо произнес Силен. - Если ты, о
величайший маг, взялся травить байки, делай это сам!
- Заткнитесь, черт вас возьми! - Хойт провел рукой по лицу и
схватился за грудь. Второй раз за вечер Консул подумал, что священник
неизлечимо болен.
- Простите меня, - успокоившись, заговорил отец Хойт. - Но, чтобы
рассказать вам свою... свою историю, я должен коснуться чужой. Это дневник
человека, из-за которого я когда-то попал на Гиперион и вот теперь...
теперь возвращаюсь. - Хойт замолчал и глубоко вздохнул.
Консул потрогал блокноты. Они были запачканы сажей, а местами даже
обгорели, словно их вытащили из огня.
- У вашего друга старомодные привычки, - сказал он, - если он все еще
пишет от руки.
- Да, - подтвердил Хойт. - Если вы готовы слушать, я начну.
Все присутствующие закивали головами в знак согласия. Обеденная
платформа мерно подрагивала: казалось, это бьется сердце километрового
"дерева", которое несло их вперед, сквозь холод космической ночи. Сол
Вайнтрауб взял спящую дочку на руки и осторожно уложил ее на мягкий
матрасик, расстеленный рядом с ним на полу. Сняв свой комлог, он поставил
его возле матрасика и набрал на диске программу белого шума. Малышка,
которой была всего неделя от роду, не просыпаясь, перевернулась на
животик.
Консул запрокинул голову и отыскал сине-зеленую звезду - Гиперион.
Звезда вырастала в размерах буквально на глазах. Хет Мастин надвинул
капюшон поглубже, полностью спрятав лицо в тени. Сол Вайнтрауб закурил
свою трубку. Остальные разобрали принесенные клонами чашечки с кофе и
поудобнее устроились на стульях.
Мартин Силен, казалось, был заинтригован больше других и проявлял


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Тайный друг ее величества
Орлов Алекс
Тайный друг ее величества


Афанасьев Роман - Война чудовищ
Афанасьев Роман
Война чудовищ


Посняков Андрей - Московский упырь
Посняков Андрей
Московский упырь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека