Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

можно было попасть только по лестнице из штаб-квартиры свиней и держал их
тут в такой изоляции, что скоро все обитатели фермы забыли о существовании
щенков.
Скоро прояснилась и таинственная история с исчезновением молока.
Свиньи каждый день подмешивали его в свою кормушку. Поспели и ранние
яблоки. Теперь после каждого порыва ветра они устилали траву в саду. Было
принято как должное, что все имеют на них право, но однажды установившийся
порядок был изменен: все яблоки должны быть собраны и доставлены в
помещение для свиней. Кое-кто попробовал роптать, но это не принесло
результатов. Касательно этого предмета все свиньи проявили редкостное
единодушие, даже Наполеон со Сноуболлом. На Визгуна была возложена
обязанность объяснить ситуацию остальным.
- Товарищи! - вскричал он. - Надеюсь, вы не считаете, что мы, свиньи,
поступаем подобным образом лишь из мелкого эгоизма. Многие из нас на самом
деле терпеть не могут молока и яблок. Сам я на них и смотреть не стану.
Единственная цель, с которой мы их используем, - сохранить ваше здоровье.
Яблоки и молоко (и это совершенно точно доказано наукой, товарищи)
содержат элементы, абсолютно необходимые для поддержания жизни и хорошего
самочувствия у свиней. Мы, свиньи, - работники интеллектуального труда.
Забота о процветании нашей фермы и об организации работ лежит
исключительно на нас. День и ночь мы неусыпно заботимся о вашем
благосостоянии. Мы пьем молоко и едим эти яблоки только ради _в_а_с_.
Можете ли вы представить, что произойдет, если мы, свиньи, окажемся не в
состоянии исполнять свои обязанности? Вернется Джонс! Да, снова воцарится
Джонс! И я уверен, товарищи, - в голосе Визгуна, который метался из
стороны в сторону, крутя хвостиком, появились почти рыдающие ноты, - без
сомнения, нет ни одного, кто хотел бы возвращения Джонса!
И если существовало хоть что-нибудь, в чем все животные были
безоговорочно уверены, так это было именно то, о чем говорил Визгун: никто
из них не хотел возвращения Джонса. Когда положение дел предстало перед
ними в таком свете, у них не нашлось слов для возражений. Слишком
очевидной стала необходимость заботы о здоровье свиней. И без дальнейших
рассуждений все согласились, что и молоко и падалицы (и кроме того,
значительную часть поспевающих яблок) необходимо беречь только для свиней.


4
В конце лета весть о событиях на Скотском Хуторе распространилась
почти по всей округе. Каждый день Сноуболл и Наполеон посылали в полет
голубей, которые должны были рассказывать обитателям соседних ферм историю
восстания и учить всех гимну "Скоты Англии".
Почти все время мистер Джонс проводил в распивочной "Красный лев" в
Уиллингдоне и каждому, кто был согласен его слушать, жаловался на ужасную
несправедливость, что выпала на его долю, когда компания каких-то
низменных скотов лишила его собственности. Остальные фермеры в принципе
сочувствовали ему, но помощь оказывать не торопились. В глубине души
каждый из них потихоньку прикидывал, а не перепадет ли ему что-нибудь
из-за несчастья, свалившегося на мистера Джонса. Так уж получилось, что
владельцы двух ферм, примыкавших к Скотскому Хутору, постоянно были в
плохих отношениях с мистером Джонсом. Одна из них, именовавшаяся Фоксвуд,
представляла собой большое, запущенное, почти заросшее старомодное
поместье, с истощенными пастбищами, обнесенными полуразвалившимися
изгородями. Ее владелец, мистер Пилкингтон, был беспечным джентльменом из
тех фермеров, которые проводят почти все время на охоте или на рыбной
ловле, в зависимости от сезона. Другая ферма, которая называлась Пинчфилд,
была меньше, но находилась в лучшем состоянии. Она принадлежала мистеру
Фредерику, существу грубому и злому, который постоянно занимался какими-то
судебными тяжбами и пользовался репутацией человека, который за шиллинг
готов перегрызть горло ближнему. Эти двое настолько не любили друг друга,
что прийти к какому-то соглашению, даже для защиты собственных интересов,
они практически не могли.
Тем не менее, оба они были напуганы известием о восстании на Скотском
Хуторе и озабочены тем, чтобы их собственная живность не восприняла этот
урок в буквальном смысле. На первых порах они решили на корню высмеять
идею о животных, которые попробуют самостоятельно управлять фермой. Через
пару недель все рухнет, говорили они. Они считали, что животные на ферме
"Усадьба" (они упорно называли ферму ее старым именем; новое название они
и слышать не могли) скоро передерутся между собой, не говоря уж о том, что
просто перемрут с голоду. Но по мере того, как шло время и, по всей
видимости, умирать с голоду животные не собирались, Фредерик и Пилкингтон
сменили мотив и начали говорить об ужасающей жестокости, царящей на
"Скотском Хуторе". Доподлинно стало известно, что там свирепствует
каннибализм, животные пытают друг друга раскаленными шпорами и



обобществили всех особей женского пола. Таково возмездие за попытки идти
против законов природы, добавляли Фредерик и Пилкингтон.
Тем не менее, эти россказни отнюдь не пользовались всеобщим доверием.
Слухи о чудесной ферме, откуда были изгнаны люди, и животные сами
управляют делами, продолжали смутно циркулировать, и в течение года по
округе прокатилась тревожная волна сопротивления. Быки, всегда
отличавшиеся послушанием, внезапно дичали, овцы ломали изгороди и
вытаптывали поля, коровы опрокидывали ведра, скакуны упрямились перед
препятствиями и сбрасывали всадников. Кроме того, повсеместно
распространялась музыка и даже слова гимна "Скоты Англии". Его
популярность росла с необыкновенной быстротой. Люди не могли сдержать
ярости, слыша эту песню, хотя они подчеркивали, что считают гимн просто
смешным. Трудно понять, говорили они, как даже животные могут позволить
себе петь столь пошлую чепуху. Но если кого-то ловили на месте
преступления, тут же подвергали порке. Тем не менее песня продолжала
звучать. Дрозды, сидя на изгородях, насвистывали ее, голуби ворковали ее
среди ветвей вязов; она слышалась и в грохоте кузнечных молотов, и в
перезвоне церковных колоколов. И слыша эту мелодию, люди не могли скрыть
внутренней дрожи, потому что они знали - это голос грядущего возмездия.
В начале октября, когда все зерновые были уже скошены и заскирдованы,
а часть уже и обмолочена, стайка голубей, мелькнув в воздухе, в диком
возбуждении приземлилась на Скотском Хуторе. Джонс со своими людьми, а
также полдюжины добровольцев из Фоксвуда и Пинчфилда уже миновали ворота и
двигаются по дорожке, ведущей к ферме. Все они вооружены палками, кроме
Джонса, который идет впереди с револьвером в руке. Без сомнения, они будут
пытаться отбить ферму.
Эта вылазка ожидалась уже давно, и все приготовления были сделаны
заблаговременно. Сноуболл, который изучил найденную на ферме старую книгу
о галльской кампании Цезаря, принялся за организацию обороны. Приказания
отдавались с молниеносной быстротой, и через пару минут все были на своих
постах.
Как только люди достигли строений, Сноуболл нанес первый удар. Все
тридцать пять голубей стали стремительно носиться над головами нападавших,
застилая им поле зрения, и пока люди отмахивались от них, гуси, сидевшие в
засаде за забором, кинулись вперед, жестоко щипая икры атакующих. Но это
был лишь легкий отвлекающий маневр, призванный внести некоторый беспорядок
в ряды нападающих, и люди без труда отбились от гусей палками. Тогда
Сноуболл бросил в бой вторую линию нападения. Мюриель, Бенджамин и все
овцы во главе со Сноуболлом, рванулись вперед и окружили нападающих,
толкая и бодая их со всех сторон, пока Бенджамин носился кругами, стараясь
лягать нападающих своими копытами. Все же люди, с их колами и подкованными
ботинками оказались им не по зубам; внезапно Сноуболл взвизгнул, что было
сигналом к отступлению, и все животные бросились обратно во двор.
Со стороны нападавших послышались вопли восторга. На их глазах, как
они и предполагали, враги обратились в бегство и они ринулись в
беспорядочное преследование. Именно этого и ждал Сноуболл. Когда
нападавшие оказались во дворе, три лошади, три коровы и свиньи, лежавшие в
засаде в зарослях за коровником, внезапно бросились на врага с тыла, как
только Сноуболл дал сигнал к атаке. Сам он ринулся прямо на Джонса. Увидев
его, Джонс вскинул револьвер и выстрелил. Пуля скользнула по спине
Сноуболла, оставив кровавую полосу, и наповал убила одну из овец. Ни на
мгновенье не останавливаясь, Сноуболл всем своим внушительным весом сбил
Джонса с ног. Выронив револьвер, Джонс рухнул в кучу навоза. Но самое
устрашающее зрелище представлял собой Боксер, который, напоминая
взбесившегося жеребца, встал на дыбы и разил своими подкованными копытами.
Первый же его удар попал в голову конюху из Фоксвуда, и тот бездыханным
повалился в грязь. Видя это, остальные побросали свои колья и пустились
наутек. Прошло всего несколько мгновений и, охваченные паникой, они в
беспорядке метались по двору. Их бодали, лягали, щипали и толкали. Все
обитатели, каждый по-своему, приняли участие в этом празднике мщения. Даже
кошка внезапно прыгнула с крыши на плечи скотника и запустила когти ему за
воротник, отчего тот взревел диким голосом. Увидев открытый выход, люди
кубарем выкатились со двора и стремглав кинулись по дороге. Не прошло и
пяти минут с начала их вторжения - и они уже постыдно бежали по тому пути,
который привел их на ферму, преследуемые отрядом гусей, щипавших их за
икры.
Были изгнаны все, кроме одного. В дальней стороне двора Боксер
осторожно трогал копытом лежавшего вниз лицом конюха, стараясь его
перевернуть. Тот не шевелился.
- Он мертв, - печально сказал Боксер. - Я не хотел этого. Я забыл о
своих подковах. Но кто поверит мне, что я не хотел этого?
- Не расслабляться, товарищи, - вскричал Сноуболл, чья рана еще
продолжала кровоточить. - На войне, как на войне. Единственный хороший
человек - это мертвый человек.
- Я никого не хотел лишать жизни, даже человека, - повторил Боксер с


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Семенова Мария - Знамение пути
Семенова Мария
Знамение пути


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


Орлов Алекс - Золотой пленник
Орлов Алекс
Золотой пленник


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека