Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

всего неприятностей ей доставляли взаимоотношения с этим
восемнадцатилетним мальчишкой, который помешался на ее отце, и все это
почти вслепую обрушивалось на Петра и с такой силой, что иногда даже
замирало дыхание. Его жена была действительно не в себе.
- Боже мой. Петр склонил голову на перила, не сходя с деревянного
помоста, в то время как Саша нес какой-то вздор о том, что он не
представляет, почему часть его желаний, касающаяся лошади, сработала, а
вторая часть, касающаяся счастья Петра, шла и вкривь и вкось.
- Здесь нет твоей ошибки, - сказал Петр, глядя на сумеречный свет над
макушками деревьев, на забор, на черного Волка, который задумчиво
принюхивался к чему-то в направлении сада. - Здесь нет вообще ничьей
ошибки, если только кто-то из бояр со своей стражей не придут сюда искать
его. Кто знает, кто купил его после меня? Ведь у меня оставалась масса
кредиторов.
- Извини! Мне так жаль.
- Саша, клянусь тебе, что я очень рад этой лошади, и я не понимаю,
почему кто-то должен быть в плохом настроении, я не знаю, почему моя жена
не желает ни о чем говорить со мной, за исключением, пожалуй, капусты.
- Я этого не знаю, - сказал совершенно подавленный Саша. - Петр, я...
- ...прошу прощенья - я знаю что ты скажешь именно это. Но за что?
Ради Бога, что здесь есть такого, о чем кто-то должен беспокоиться и
терять рассудок? Моя прежняя лошадь вновь вернулась ко мне. Так чем же она
недовольна?
- Потому что ты не знаешь, что могло случиться!
- Потому что ты и не намеревался ничего желать! Иногда разумный
человек просто ощущает свою правоту. - И еще потому, что лошадь вытоптала
ее сад. Тут он закричал в сторону дома: - Ивешка, ради Бога, здесь все
только и делают, что жалеют о твоем саде! Мне не пришло в голову, что ты
хотела, чтобы в первую очередь я подошел к тебе, но ведь это не
преступление, Ивешка, я совсем не сумасшедший, клянусь, что нет, и я прошу
прощенья, что не заметил тебя! Я обязательно заметил бы, если бы меня
неожиданно не отвлекла лошадь!
Тишина.
- Вешка, уже темнеет, и я хочу получить свой ужин, черт побери!
Открывай дверь!
В доме не раздалось ни звука. Его жена очень ревновала его к лошади.
И в сгущающихся сумерках, тяжело вздохнув, Петр подобрал с земли корзину и
мешок с грибами и уселся на краю деревянного помоста, под самыми перилами,
что явно указывало на то, что вполне может статься так, что они оба
проведут здесь всю ночь.
- Это она мной недовольна, - сказал Саша, усаживаясь на расколотое
бревно поблизости от Петра, между тем как Волк подошел к ним, чтобы
исследовать содержимое корзинки у них в ногах. - Сейчас она просто хочет
подумать. Прояснить происходящее. Колдун должен...
Петр очень мрачно взглянул на Сашу, не особенно нуждаясь в данный
момент в советах мальчика.
- Боже мой, - проговорил Саша и уронил голову на руки. - Я искренне
сожалею.
- Не говори мне об этом. Все сожалеют. А я хочу ужинать. - Петр потер
назойливый нос Волка. Лошадь вздрогнула, откинула голову и быстро вновь
успокоилась под протянутой сашиной рукой.
В результате чего по какой-то странной причине у Петра возникло еще
более неприятное видение.
Человек, женившийся на однажды умершей дочери Ууламетса, которая и
сама была колдуньей, человек, который изо дня в день имеет дело с
колдунами, лешими и им подобными, привыкает мыслить кратко и расчетливо,
причем некоторые из посещающих его в самом начале мыслей вовсе ему и не
принадлежат... и неожиданно Петр ощутил в себе дичайшее, самое
безрассудное побуждение: немедленно встать, прогнать Волка назад, в те
самые конюшни, откуда тот сбежал...
Даже несмотря на то, что Саша так любил лошадей и его прикосновение к
ним было столь же открыто и правдиво, как собственное сердце.
Но это была лишь единственная короткая, до холода расчетливая мысль.
Было глупо идти на поводу взбалмошного характера собственной жены, и все
же еще большая глупость оставлять ее наедине с сердечными переживаниями и
странными воображениями: ведь порода колдунов была не вполне нормальной, и
Саша и Ивешка сами не раз признавали это, и особенно ненормальна она
тогда, когда каждый из них имеет собственное сердце. Особенно это
проявляется тогда, когда они пытаются использовать эти сердца и жить
подобно обычным людям. Оба колдуна, которых он любил, открыто
предупреждали его, что любят его и что любовь к чему-либо из окружающего
была очень опасна и для них и для всего вокруг.
Мертвые деревья были вполне наглядными свидетельствами этого.
- Вешка, - выкрикнул Петр, хватаясь рукой за перила и подтягивая
себя, чтобы встать на дорожку. - Вешка, черт возьми, здесь темнеет, здесь



становится холодно, а я все еще не получил свой ужин. Ты слышишь меня?
В доме стояла полная безмятежная тишина.
Тогда он поднялся на крыльцо и постучал в дверь собственного дома.
- Вешка? Давай будем разумными. Разве мы не можем ими быть?
Вновь тишина.
- Вешка, я люблю тебя. Разве я должен оставаться здесь на всю ночь?
Дверь открылась. Без всякого прикосновения к ней.
Петр оглянулся, затем, искренне убежденный, что Саша следует прямо за
ним, стал искать способ разрядить обстановку, выкинуть какую-нибудь шутку
и вывести Ивешку из состояния опасного уныния. Но Саша, этот малодушный
трус, все по-прежнему сидел внизу, а вероломный Волк обнюхивал его руку.
Поэтому он один прошел внутрь, прямо к пылающему очагу, где Ивешка
замешивала лепешки для ужина, присел на корточки рядом с ней, положив
усталые руки на свои колени.
- Пахнет неплохо, - заметил он, глядя в профиль на ее удрученные
глаза, поджатые губы и роскошные светлые косы.
- Твой отец хотел превратить меня в жабу, - сказал он, притрагиваясь
к одной из кос и чуть отодвигая ее, чтобы было лучше смотреть. - Но однако
это не сработало.
Она не нашла в этом ничего забавного. Ее рот был по-прежнему крепко
сжат. Она отклонилась в сторону и положила кусок разделанного теста на
шипящую сковородку.
- Думаю, ты перепугала Малыша, - продолжил он, - иначе он был бы уже
здесь и что-нибудь выпрашивал. При этом он украдкой стукнул по краю
сковороды и сунул палец себе в рот, получив на этот раз предупреждение в
виде удара ложкой и грозовой взгляд хмурых голубых глаз. - М-м-м-н. Ведь
ты не хотела бы иметь мужа в виде жабы?
- Это не смешно, Петр!
- Тогда в чем же дело? Ведь не можешь же ты ревновать меня к лошади?
Это просто глупо.
- Я просто... - Ложка вновь опустилась в тесто, а Ивешка вытерла свои
глаза. - Прости, я все-таки эгоистка, и я никак не могу исправить это, я
хочу...
- Ради Бога, не делай этого!
Она приложила руку ко рту и покачала головой, не глядя на него.
- Я хочу слишком много, - сказала она. - И это нечестно по отношению
к тебе. Нечестно. Это никогда не бывает честно!
Было время, когда он весело прожигал жизнь, попадая из беды в беду в
Воджводе, где жили обычные люди, среди которых попадались и колдуны,
которые хоть и слыли таковыми, но всего их таланта хватало лишь на то,
чтобы вывести бородавки. Теперь же он был здесь, в этом лесу, благодаря
божьей милости, с женой-колдуньей, которая могла сама найти свой путь
среди бурь и гроз.
Он очень мягко чуть приподнял ее подбородок, пытаясь шутками выманить
ее улыбку.
- Когда-то в Воджводе была такая девочка, которая хотела слишком
много...
Ее губы дрогнули, когда она взглянула на него, все еще сохраняя
суровость. В кухне стоял запах готовых уже лепешек.
- Но ее папа не был колдуном, - продолжал он, проводя пальцем по ее
щеке. - Он был хозяином трактира. Она же хотела жить, как боярыня. Она
никогда не хотела работать. Ей нравилась красивая одежда, драгоценные
камни, и она искала какого-нибудь парня, который взял бы ее в жены. Итак,
она остановила свой выбор на смазливом и богатом парне, которого звали
Иван...
- А ты уверен, что его звали Иваном, а не Петром?
- Я не был богат. Кроме того, я для нее был слишком умен. И мы
догадались, несколько других парней и я, что она задумала. Она добыла то
самое зелье, которым торгуют колдуны, чтобы подсыпать в его питье и
вызвать его ужасное действие. Но затем мы поменяли бокалы. Она страшно
болела почти целую неделю.
- Нельзя добиться любви с помощью зелья!
- Колдуны в Воджводе делают это. Между прочим, они не очень-то
способные колдуны. Уверяю тебя, что Саша вполне мог бы открыть там
лавку...
- Мои лепешки подгорели! - воскликнула она и бросилась от него чтобы
схватить лопаточку.
- Лишь чуть-чуть темноваты, - сказал он, когда она перевернула их.
- Ах, они все пропали!
- Пожелай, чтобы они стали не подгорелыми.
- Никакие желанья не работают таким образом, и ты сам знаешь, что так
они не могут исполниться. Вот чертовщина!
- Это уж никак не поможет лепешкам.
- Боже мой. - Она сжала кулаки и склонила голову, прижавшись к ним
губами. - Петр, перестань.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Два нуля
Афанасьев Роман
Два нуля


Головачев Василий - Два меча
Головачев Василий
Два меча


Шилова Юлия - Любовница на двоих
Шилова Юлия
Любовница на двоих


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека