Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

- Неужели похороны этих хафлингов стоят потери книги заклинаний? - наконец прошептала чародейка и снова повернулась лицом к костру.
- Наш договор еще в силе? - робко поинтересовалась Беренгария, приблизившись к Адону. - Мы еще друзья?
Адон кивнул. Наказав хафлингов, они бы ничего не исправили.
- Да, мы друзья. Ты же не знала...
- Она могла просто не понять, что это за книга, - прозвучал четкий мужской голос.
На опушку вышел худощавый хафлинг, с серой кожей, воспаленными веками и грязной повязкой вокруг головы. Перешептываясь, хафлинги попятились прочь от вновь прибывшего соплеменника, освобождая ему дорогу. Мужчина подошел к костру, присел на колени и снял с огня двух прожаренных кроликов.
- Берите, - сказал он, протягивая одного кролика Адону, а другого - Келемвару. - В лесу кролики водятся в изобилии, но это лишь скромная замена тому, что вы потеряли.
Келемвар принял предложенную еду, но не притронулся к ней. Что-то насторожило его в этом хафлинге.
- Кто ты? - спросил Келемвар.
- Атертон Бочар, - ответил хафлинг, не сводя глаз с воина. - Но все кличут меня Пронырой. Давай ешь. Беренгария сегодня не очень гостеприимная хозяйка.
- Да-да, пожалуйста, кушайте, - засуетилась Беренгария. - Мы всегда можем наловить еще.
Она отложила кинжал в сторону и улыбнулась.
От глаз Адона не укрылось, что настроение Беренгарии внезапно улучшилось. Было очевидно, что женщина водит героев за нос.
- Вы ведь знали, что мы не нападали на деревню, да? - осведомился Адон. - И решили обокрасть нас, пока мы занимались вашими покойниками!
- Верно, - поморщилась Беренгария и повернулась к Келемвару. - Но это не меняет нашего уговора. Что сделано - то сделано. К тому же мы ведь в большой нужде.
Зеленоглазый воин что-то проворчал и принялся за кролика. Он вовсе не собирался требовать возвращения всего того, что он подарил хафлингам, поскольку те действительно нуждались. Но в то же время он не любил оставаться в дураках.
Келемвар медленно жевал, изучая Атертона Бочара. Проныра был выше и стройнее большинства представителей своей расы, и потому все его действия, казалось, таили в себе некую угрозу. Этот хафлинг был единственным крепким мужчиной в лагере, и одно это само по себе рождало подозрения. Однако Проныра ничего не крал у героев и, надо отдать ему должное, не лгал им. Стало быть, с ним можно было говорить начистоту.
- Где остальные мужчины? - спросил воин с набитым крольчатиной ртом. - Их мало в деревне, да и здесь немного.
- Ушли потешить свое тщеславие, а женщины голодают, - ответил Проныра.
Беренгария отвернулась от Миднайт, которую пыталась утешить.
- Мужчины охотились, когда зентилары...
- Зентилары? Солдаты-зентилары? - перебил Беренгарию Адон. - Ты уверена?
- Ну да, - подтвердила она. - На них были доспехи Зентильской Твердыни. В общем, наших мужчин здесь не было, когда они нагрянули, иначе в Черных Дубах рассказывали бы совсем другую историю. Наши воины пошли по следу этих негодяев.
- Чтобы прикончить их, - горько добавил Проныра.
Беренгария угрожающе уставилась на хафлинга.
- Они прекрасно обойдутся и без тебя, - выпалила она.
- Зентилары превосходят их и числом, и ростом, и хитростью, - фыркнул в ответ Проныра.
Келемвар был согласен с Пронырой, хотя и не признался в этом вслух. Если даже хафлинги настигнут убийц, зентилары легко изрубят неопытных воинов.
Солдаты Зентильской Твердыни - вероломные предатели, они не постыдятся ударить в спину и никогда не станут драться, если не уверены в легкой победе.
- Жаль, что я не с моими братьями, - мрачно промолвил Проныра после секундного раздумья.
- Отчего ж ты не с ними? - с подозрением разглядывая хафлинга, спросил Адон.
- Меня не взяли, - ответил хафлинг, пожимая плечами.
- Это он виноват в том, что солдаты напали на нас! - пожаловалась Беренгария, указав кривым пальцем на Проныру. - У него был свой пони и волшебный меч. Вот почему они пришли!
Адон повернулся к Проныре:
- Это правда?
Хафлинг покачал головой и потупил взор.
- Может быть, - пробормотал он и поднял глаза. - Но я сомневаюсь в этом. Им совсем необязательно было жечь деревню, чтобы взять то, что они хотели. Солдаты схватили меня по дороге сюда.
Взгляд хафлинга похолодел и устремился куда-то вдаль.
- Скажите, ведь вы идете на север? Как бы я хотел повстречаться с этими зентильскими свиньями!
- Если судьбе будет угодно... - заговорил Келемвар, проглотив кусок крольчатины.
- Келемвар! - прошипел Адон. - У нас хватает своих забот.
- Без вашей магической книги, - обратился Проныра к Адону, - вам пригодится всякая помощь. А в наших местах не сыскать следопыта лучше меня.
Жрец решительно помотал головой:
- Боюсь, что...
- Он может ехать вместе со мной, - прорычал Келемвар. - Где твоя вежливость, Адон?
Обиженный отказом Келемвара прислушаться к его совету, жрец смерил воина долгим, пристальным взглядом. В конце концов Адон решил не спорить по этому поводу - пока воин мог еще кое в чем ему уступить.
- Тогда отправляемся в путь с рассветом! - громогласно заключил Адон.
Но Келемвар был не согласен:
- Нет. Мертвые хафлинги...
- Будут похоронены хафлингами! - закончил за него Адон, тыча в Келемвара измазанным в жире пальцем. - Тебе же безразличны эти люди! Ты только хочешь доказать, что твое проклятие больше не властно над тобой. Думаешь, мы не понимаем?
Он мельком посмотрел на Миднайт, не отрывавшую глаз от останков своей книги.
- Твое упорство обошлось нам слишком дорого, Кел.
Священнослужитель положил руку на плечо чародейки и посмотрел в костер.
- Остается только надеяться, что на пути к Глубоководью магия нам не понадобится, - добавил он.

С рассветом четверо путников - голодных, замерзших и промокших - покинули Черные Дубы. Ночью оранжевый туман сменился мелким холодным дождем, накрапывавшим все утро. Позавтракать не пришлось. Еще ночью хафлинги доели последнюю пшеничную лепешку, а жирный кролик при свете хмурого, серого утра показался аппетитным одному Келемвару.
Адон скакал впереди, предложив ехать до Вечерней Звезды и уже там продумать, каким путем добираться до Глубоководья. Не подозревая, что совершает ошибку, Проныра сказал, что знает короткую дорогу, и Адон настоял на том, чтобы хафлинг ехал вместе с ним и указывал путь. Но этот опыт обоим пришелся не по душе. Несмотря на утрату веры, Адон не распрощался со своим красноречием, а Проныра оказался не очень-то терпеливым слушателем.
Келемвар с выражением обеспокоенности на лице ехал следом. Дважды он пытался извиниться перед Миднайт за книгу. И оба раза голос подводил воина: открывая рот, Келемвар мог издать лишь нечто похожее на карканье.
Миднайт замыкала строй. Она по-прежнему пребывала в дурном настроении и потому молчала. Какое-то едва различимое беспокойство, точило ее изнутри. С тех пор как чародейке исполнилось шестнадцать, она повсюду узнавала различные заклинания и магические формулы и аккуратно заносила их в свою книгу, которая со временем стала едва ли не продолжением ее души. Без книги жизнь казалась пустой и никчемной, без книги Миднайт чувствовала себя словно мать, лишившаяся детей.
Тем не менее еще не все было потеряно. Несколько заклинаний хранились в памяти Миднайт, и она могла записать их в новую книгу. Некоторые из магических формул были настолько распространены, что чародейка со временем, прибегнув к помощи какого-нибудь мага, легко сможет узнать их вновь. За одну-две недели черноволосая женщина-маг, возможно, восстановит и некоторые другие заклинания. Но где взять оставшиеся, такие, например, как заклинание призрачной силы или заклятие растущих трав? Ведь они использовались крайне редко, и она уже никогда не сможет вспомнить их. Эти заклинания пропали, ничего уже не поделаешь...
На самом деле положение было не настолько ужасным, как казалось вначале. Правда, мысль эта не умерила ярости Миднайт. Ей страшно хотелось выместить на ком-нибудь свою злость, а лучше всего для этого подходил Келемвар, поскольку именно он затащил их в Черные Дубы.
Однако в душе Миднайт понимала, что воин виновен в потере книги не более, чем она. Не он же бросил книгу в огонь, да и хафлинги сожгли ее не по злому умыслу. Это просто роковое стечение обстоятельств, чистая случайность, а гневаясь, ничего не исправишь.
Адон даже не пытался примирить друзей. Напротив, он неоднократно нападал на Келемвара, напоминая ему о том, что книга заклинаний осталась бы целой и невредимой, не настаивай воин на своем желании помочь хафлингам. Поразительно, но Келемвар полностью соглашался с обвинением. Слова Адона прошлой ночью поразили могучего воина, оставив в его душе глубокую рану, и за это Миднайт сердилась на священнослужителя. Невзирая на собственную боль, она вовсе не хотела видеть Келемвара подавленным и виноватым.
Охваченная мрачными мыслями, чародейка молча ехала все утро. К полудню спутники забрались в самую чащобу, а Миднайт так и не поговорила с Келемваром по душам. Отчасти этого не произошло потому, что лесная тропа была очень узкой, и лошади просто не могли скакать по ней бок о бок. Но когда Адон неожиданно объявил привал, чародейка направила своего скакуна вперед и, поравнявшись с воином, остановилась.
- Келемвар... - начала было она.
Однако тут Адон вдруг обернулся и поднял руку.
- Тихо! - скомандовал он.
Миднайт хотела возразить ему, но внезапно сама услышала громкий шелест и замолчала. Похоже, впереди них по ковру из сухих листьев шествовала целая армия. По лесу разнеслись крики, резкие вопли, послышался глухой отдаленный стук.
- Что это? - спросила Миднайт.
- Понятия не имею, - пожал плечами Адон.
- Вот и для меня нашлась работенка, - слезая с лошади Адона, заметил Проныра и быстро зашагал по тропинке.
Вскоре хафлинг скрылся за поворотом. Миднайт, Келемвар и Адон в ожидании своего разведчика не стали спешиваться. Пролетело десять минут. Тем временем шелест становился все громче и наконец превратился в настоящий грохот. Вопли и стоны приближались, а приглушенный стук превратился в настоящую какофонию и стал походить на раскаты грома.
Наконец Проныра вернулся. Быстро перебирая короткими ножками, он стремительно несся к друзьям.
- В лес! - закричал он. - Быстрее!
Страх запечатлелся на лице хафлинга, и потому никому даже в голову не пришло просить у него объяснений. Друзья пришпорили лошадей и скрылись в лесу, остановившись лишь в шестидесяти шагах от тропинки.



Когда Проныра присоединился к ним, Адон все же попытался добиться разъяснений.
- Что...
Но закончить вопрос священнослужитель не успел. На тропе появился стофутовый платан. Дерево размахивало своими ветвями, словно это были руки; оно выбрасывало корни вперед, и оглушительный скрежет разносился по лесу. Когда же корни опускались на землю, все вокруг сотрясалось. Следом за первым платаном шел другой, а за ними шагала еще целая сотня деревьев.
Целый час друзья в гробовом молчании наблюдали за тем, как ужасные деревья маршируют по лесной тропе. Вот прошагало девятьсот девяносто девятое дерево, вот показалось тысячное... К этому времени у каждого из друзей уже звенело в ушах и кружилась голова. Лишь ценой неимоверных усилий Келемвару удавалось удерживать своего напуганного скакуна.
Наконец последний платан скрылся из виду, и путники вернулись на тропу. Весь оставшийся день звон в ушах мешал им обсудить необычное зрелище. Но, продвигаясь дальше на север, друзья повсюду видели тысячи ям, оставшихся в тех местах, где прежде росли платаны.
Незадолго до сумерек герои достигли северной окраины леса. Впереди, в миле от них, лежала Вечерняя Звезда, в окнах домов уже зажглись огни масляных ламп. Городок не имел укреплений, а больших зданий насчитывалось в нем не более пятидесяти. Друзья немного замешкались при въезде в город. Воспоминания о неприятных событиях, происшедших с ними в Велуне, когда Келемвара обвинили в убийстве, еще не стерлись из памяти.
В Вечерней Звезде, расположенной на перекрестке торговых путей, имелись и конюшни, и постоялые дворы, и продуктовые рынки, разбросанные по окраинам города. Ближе к центру стояли мастерские искусных ремесленников, изготовлявших ткани, земледельческие орудия и, как заметила Миднайт, пергаменты. В городе царили чистота и спокойствие. Хотя лавки уже закрылись, жители города все еще заполняли улицы, не обращая никакого внимания на незнакомцев.
Решив, что путь открыт, Адон пришпорил лошадь. По дороге Миднайт, попросив спутников подождать, остановилась у переплетной мастерской и в надежде, что хозяин еще не ушел, постучалась в дверь. К сожалению, оказалось, что лавки и мастерские Вечерней Звезды открывались в вечерние часы лишь для заезжих торговцев. Поэтому, чтобы приобрести все нужные материалы для новой книги заклинаний, чародейка должна была дождаться утра.
По предложению Проныры герои отправились в "Одинокую Кружку", единственную в Вечерней Звезде большую таверну. Местечко оказалось чистым и теплым, что пришлось очень кстати после долгой прогулки по холодному лесу. Уютная трапезная, набитая путешественниками и местными жителями, занимала большую часть первого этажа. Миднайт одобрительно заметила, что деревянные полы были чисто надраены и аж блестели. Лестница у левой стены вела наверх, в спальни.
Проныра сунул монету стражнику, поставленному у конторки для надзора за вновь прибывшими путешественниками. Приняв деньги хафлинга, стражник с любопытством осмотрел Миднайт.
- Ты, наверное, имеешь отношение к магии? - поинтересовался он.
- Нет-нет, - ответил за чародейку Проныра, - она не из этих. Люди искусства, только и всего.
На лице стражника отразилось сомнение.
- Его величество король Азун Четвертый постановил, чтобы всякого рода волшебники, путешествуя по Кормиру, вносились в списки местных герольдов.
Проныра протянул еще одну монету. Стражник убрал деньги в карман.
- Правда, и теперь, когда дороги почти пустынны, все равно никто не может уследить за ними, - хмыкнул он и с этими словами пропустил путешественников внутрь, позволив им пообщаться с хозяином таверны. Сняв две комнаты, компания отправилась в трапезную, и хозяин усадил их за столик у дальней от входа стены.
Молоденькая служанка тут же поднесла им эль и вино и спросила, не желают ли гости что-нибудь съесть. А спустя несколько минут вернулась с дымящимися блюдами, наполненными нарезанной ломтиками репой, вареным картофелем и жареной свининой. Вдохнув аромат пищи, Миднайт неожиданно почувствовала лютый голод. Она положила себе картофель и репу, но мяса взяла лишь кусочек.
Несмотря на отличную еду, ужин прошел невесело. Миднайт хотела извиниться перед Келемваром, но стеснялась остальных. Лишь Адон с Пронырой пребывали в должном расположении духа для беседы, однако им совсем не хотелось общаться друг с другом. Адон попытался внести некоторое оживление, начав обсуждать будущий маршрут, но все настояли на том, чтобы отложить разговор до утра Келемвар путался в собственных мыслях, а у Миднайт уже начало вызывать раздражение то рвение, с каким Адон пытается занять место временного вожака.
Когда ужин наконец закончился, все четверо поднялись на второй этаж. Ложиться спать было еще рано, но тяжелая поездка измотала путников, а грядущий день обещал быть не менее трудным. В каждой комнате стояло по две кровати, маленькие окошки выходили на темную ленту Звездной Воды.
- Мужчины будут спать в этой комнате, - сказал Адон, указывая на правую дверь. - А ты в этой, Миднайт. Думаю, никто не станет возражать, если мы переставим одну кровать в другую комнату.
- Не пойдет, - возразил Проныра - Я буду спать с Миднайт.
Келемвар ревниво нахмурил лоб, однако возмутился за него Адон:
- Ты, наверное, шутишь?!
Однако Миднайт, не обратив внимания на Адона, улыбнулась хафлингу:
- Спасибо, только я предпочитаю общество Келемвара.
У Адона отвисла челюсть.
- Но ты...
- Я полагаю, что нет необходимости указывать, где, кому и с кем спать, Адон, - перебила его Миднайт спокойным и ровным голосом.
И священнику ничего не оставалось делать, кроме как пожать плечами.
- Просто весь день ты упорно не разговаривала с Келемваром, - сказал он. - Но раз ты хочешь провести с ним ночь... Впрочем, меня это не касается. Я всего-навсего хотел проявить тактичность.
Проныра вздохнул. Проехав весь день в одном седле с Адоном, хафлинг надеялся хотя бы на ночь избавиться от педантичного жреца.
Не сказав больше ни слова, Миднайт вошла в свою комнату. Но Келемвар не тронулся с места, и тогда чародейка вновь показалась в дверном проеме.
- Так ты идешь или нет?
Келемвар тряхнул головой, словно хотел взбодриться, и перешагнул порог. Миднайт заперла дверь, оставив Адона и Проныру стоять в коридоре.
Воин быстро и нервно осмотрелся по сторонам, затем нащупал пряжку ремня. Покопавшись, он наконец расстегнул ее и положил ремень вместе с ножнами на ближайшую кровать.
- Что-то не так? - осведомилась Миднайт, скинув с плеч отсыревший плащ. - Это едва ли не наша первая ночь вдвоем.
Келемвар в растерянности смотрел на чародейку. Простила она его или завлекла сюда лишь для мести?
- Твоя книга... - пробормотал он. - Я думал, ты сердишься.
- Сержусь, и еще как. Но ведь это не ты бросил ее в огонь, - слегка улыбнулась Миднайт. - Кроме того, я могу восстановить ее, потребуются лишь время и пергамент.
На лице воина не проявилось ни единого признака облегчения.
- Неужели тебе не ясно? - продолжала Миднайт. - Потеря книги - не твоя вина. Это хафлинги сожгли ее. И ты ничего не мог сделать.
Келемвар кивнул:
- Спасибо за то, что простила меня. Но Адон прав. Я пошел в эту деревню только из своих личных интересов.
- Твои интересы не были личными, - сказала чародейка, взяв воина за руку. - Нет ничего плохого в оказании помощи другим.
На мгновение Келемвар замер, его изумрудные глаза встретили взгляд Миднайт. Затем он привлек ее к себе, и тлеющие огоньки страсти снова воспламенили их тела. Извинения Миднайт зашли гораздо дальше, чем предполагалось, но ей не было до этого никакого дела.
Позднее, уже ночью, Миднайт проснулась. Келемвар храпел на соседней постели. Эта ночь любви отличалась от той, которая была у них перед Тантрасом. На этот раз воин вел себя куда нежнее. Теперь Миднайт нисколько не сомневалась в том, что Келемвар, избавившись от своего проклятия, действительно изменился.
Но не родовое проклятие Лайонсбейнов, точнее - его отсутствие явилось причиной бессонницы женщины-мага. Новый Келемвар стал привлекательнее того человека, каким был до Тантраса, и теперь Миднайт думала о том, какое значение сыграет эта перемена в ее жизни. Он стал опаснее, поскольку теперь мог отдавать больше, а потому его личные запросы тоже могли увеличиться. Но чародейка не знала, какую часть себя может отдать она, потому что ее первой любовью всегда была и всегда останется магия.
К тому же этот поход... Его также приходилось принимать в расчет. Миднайт все крепче привязывалась к Келемвару и боялась, что влечение перевесит, когда придется выбирать между безопасностью воина и Камнем Судьбы.
В коридоре что-то скрипнуло. Встревоженная Миднайт соскользнула с кровати и накинула плащ. Час назад она слышала, как из комнаты Адона выходил Проныра. Куда направился хафлинг, чародейка не знала. Как и она, этот маленький человечек имел свои тайны, и Миднайт в них не лезла.
Но этот звук не мог принадлежать Проныре, поскольку хафлинги передвигались неслышно, производя не больше шума, чем падающий на землю снег. Миднайт взяла кинжал и приблизилась к двери.
Мысли о ворах и убийцах завертелись в голове чародейки, когда она щелкнула замком и выглянула в коридор. В тусклом свете масляной лампы выделялась фигура мужчины, который стоял на верхней площадке лестницы, одной рукой отсылая управляющего. Другая рука темного человека пряталась в складках мокрого плаща. Обозревая коридор, мужчина слегка повернулся, и на фоне бледно-желтого шара лампы нарисовался его черный ястребиный силуэт.
Кайрик! Сердце чародейки быстро заколотилось, наполнившись одновременно радостью и страхом, и Миднайт вышла из комнаты. Вор, улыбаясь, шагнул ей навстречу.
- Кайрик! - прошептала чародейка, приближаясь к нему. - Как здорово снова тебя увидеть!
- Ты... я тоже рад встрече с тобой, - промолвил он, вытаскивая из-под плаща руку.
- Что ты тут делаешь? - поинтересовалась Миднайт, уводя его в дальний конец коридора, чтобы их не было слышно. Она совсем не хотела разбудить Келемвара или Адона. - Это твоя стрела спасла нас тогда, в схватке с зомби?
Прищурившись, Кайрик кивнул:
- Камень Судьбы, надеюсь, цел?
- Да, - ответила Миднайт. - А те зентилары твои?
- Снова права, - подтвердил Кайрик. - Это я загнал вас сюда.
Его рука снова скользнула под плащ.
- Зачем? Чего ты так боишься на юге?
На мгновение Кайрик нахмурился, но тут же улыбнулся:
- Союзников Бэйна, разумеется. Черный Властелин, возможно, погиб, но у него было много сообщников, и всадники-зомби самые ничтожные из них.
Вор опять вытащил руку из-под плаща и положил ее на плечо чародейки.
- Поэтому я здесь.
Страх охватил Миднайт.
- Если ты пришел, чтобы присоединиться к нам, то должен быть осторожен. Кел и Адон еще не забыли Тантрас.
Кайрик торопливо убрал руку с плеча чародейки.
- Нет, я имел в виду другое. Я пришел за тобой. И за Камнем.
- Ты хочешь, чтобы я бросила...
- Они не смогут защитить тебя, - перебил ее вор. - А я смогу.
Вспомнив о Келемваре, Миднайт покачала головой:
- Нет. Я не могу.
Кайрик окинул чародейку сердитым взором:
- Подумай хорошенько! Неужели ты не понимаешь, какая сила находится в твоих руках?


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Орлов Алекс - Его сиятельство Каспар Фрай
Орлов Алекс
Его сиятельство Каспар Фрай


Самойлова Елена - Чужой трон
Самойлова Елена
Чужой трон


Березин Федор - Война 2010: Украинский фронт
Березин Федор
Война 2010: Украинский фронт


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека