Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

прекрасная жена. Она - единственный в мире человек, который делает нужное
раньше приятного и третьестепенное раньше главного. Сын - тот в другом
роде. Мы никак не можем его убедить, что сначала надо переписать дневник,
подравнивая буквы с одинаковым наклоном, а потом уже идти в кино. Лично я
не могу убедить, потому что сам не убежден. Может быть, ему кино полезнее,
чем чистописание.

Звонит неугомонный.

По существу, не надо бы валяться в номере. Сегодня последний день в
Ленинграде, и не грешно бы сходить в Эрмитаж, повосторгаться Тициановой
Магдалиной с распухшими от слез губами и нежными красками Рафаэля. Но не
пошел. Не люблю восторгаться там, где положено восторгаться. По-моему,
Рафаэль слащав. Вот такое у меня мнение. Собственное!

Да, вы угадали, я зол, я, устал и разочарован, я высосан и измочален. Боком
мне вышла эта поездка в Ленинград. Боком!

А началось так мило: "Уважаемый имярек, ваша последняя книга вызвала
всеобщий интерес. Многие читатели хотят высказать свое мнение. Мы были бы
очень обязаны, если бы вы смогли приехать, чтобы лично принять участие в
симпозиуме, посвященном..."

Это очень лестно, если "книга вызывает всеобщий интерес. Я крайне сожалел,
что не могу взять с собой всех родных и знакомых, чтобы они своими ушами
услышали, какой я умный. А кто у меня в Ленинграде? Дятел только? Надо
будет обязательно позвонить, пригласить его на симпозиум.

Дятел, как вы догадываетесь, прозвище, а не фамилия. Так окрестили мы,
непочтительные восьмиклассники, нашего учителя географии. Нос у него был
как у дятла, крупный и прямой, колун, а не нос. И короткая шея, убранная в
плечи, и характерный жест: выскажется и голову набок, поглядывает
иронически. Признаю, поверхностное прозвище. Дятел все-таки глупая птица,
трудно рассуждать, если голову употребляешь как долото. Но вид у него
преумный. Долбит-долбит трудолюбиво, что-то выковыривает, рассматривает
правым глазом, рассматривает левым, словно оценивает всесторонне. Вот и наш
учитель любил расковыривать факты, причины, связи, аналогии, докапываясь до
скрытой сути. Вытащит суть и на нас посматривает: каково? Проняло ли?
шевелятся ли извилины под лохматыми прическами?

Приятно же этому Дятлу послушать, как симпозиум оценит посаженные им мысли.

Я позвонил ему из гостиницы сразу же, как только вошел в номер.

- Можно Артемия Семеновича? Пауза. Покашливание.

- А вы кто будете?

- Я его ученик. Из Москвы.

Опять пауза. Кого-то спрашивают шепотом. И вслух:

- Артемий Семенович умер девятого числа.

- Умер! Да не может быть! Еще не старый совсем. На сколько он был старше
меня - лет на восемь? Рядом бьет шрапнель, впереди уже нет никого. Ни
спросить, ни посоветоваться. Своим умом живи.

Ощущения эгоиста? Возможно. Но я же не выдаю себя за образец. Люди -
сложные существа, во всех нас доброта сплавлена с эгоизмом. Разве не
эгоистично каноническое причитание: "На кого ты меня покинул, родимый?"
Покинул м е н я!

А давно ли он пришел к нам в класс - молодой, черноволосый, с решительным
носом! Пришел почему-то в середине года - в феврале. До него же преподавала
географию Мария Никандровна - пышная дама с буклями, раз и навсегда
восхищенная подвигами великих путешественников, почитавшая знаменитостей
молитвенно и восторженно и считавшая своим долгом прививать эту
восторженность нам - лоботрясам.

Учиться у нее было легко и скучновато. География превратилась в святцы:
святой Колумб, святой Кук, святой Амундсен. Отвечая, надо было показать
маршрут на глобусе и с пафосом рассказать о заслугах. Мой приятель Дыня
(тоже прозвище) держал пари на десять пирожных, что о Колумбе и Куке
расскажет одними и теми же словами. И пирожные получил. Пятерку тоже.




И вот, нарушая это дремотное спокойствие, в класс вторгся Дятел и с ходу
прочел нам лекцию о миграции материков и полюсов. Честное слово, в
географию это не входило. Но у Дятла были свои представления о границах
предмета, о границах наук вообще. Даже не знаю, что он нам преподавал:
геохимию-геологию-геотехнологию-геоэкономику-геореконструкцию - некую
"глобалистику", о которой только сейчас заговаривают. Никандровна описывала
нам лик Земли, Дятел - планетарную строительную площадку. Мы все писали у
него рефераты-проекты: "Орошение Сахары", "Отепление Арктики", "Подводное
земледелие", "Если бы Урал тянулся с запада на восток". Про осушение
Средиземного моря писал я. Не от той ли темы родился мой "Ота-океаноборец"?

Как горько плакали у Дятла милые и старательные девочки, безупречно знавшие
точные ответы на заранее поставленные вопросы (компьютеру им сдавать бы),
способные спросонок наизусть ответить, что столица Гватемалы Гватемала,
Сальвадора - Сан-Сальвадор, а Гондураса не Гондурас, вовсе Тегусигальпа.

- А почему все это разные государства? - спрашивал Дятел. - Ведь сначала же
была единая Центрально-Американская Республика. Вы этого не проходили,
Танечка? Безусловно, не проходили. Но не хочется ли нам подумать своей
собственной хорошенькой головкой? И в каком же классе вы начнете думать? Я
бы не советовал откладывать до замужества, даже для замужества полезно
думать.

"Замечательно" было любимым словом Никандровны. Дыня подсчитал, что на
одном уроке она произнесла "замечательно" 78 раз. Дятел предпочитал
"любопытно" (16 раз за урок в среднем). Земля, природа, народы и мы,
ученики, представлялись ему любопытными явлениями. Он наслаждался
пониманием, любил извлекать истину из-под коры слов. Истины же предпочитал
неожиданные, парадоксальные. Его так увлекала сложность мира и процесс
понимания этой сложности.

И вот он умер. Три недели назад, девятого числа.

Я решил почтить его память, во вступительном слове сказал о нем на
симпозиуме. Хотел отдать дань уважения, но боюсь, что прозвучало это
самодовольно: вот, мол, у скромного учителя понимания выросли такие
пониматели, как я. Так или иначе, сказал, уселся в президиуме, положив
локти на красную скатерть и благодушно поглядывая на молодых читателей (и
читательниц), желавших высказать свое мнение о книге, "вызвавшей, всеобщий
интерес".

Но тут началось непредвиденное. На трибуну вышел молодой человек с
оттопыренными ушами, кандидат физматнаук такой-то и заявил:

- Один видный ученый так сказал о своем ученике: "Хорошо, что он стал
поэтом, для математики у него не хватает воображения". Видимо, замечание
это было очень глубоким и метким, ибо, встречаясь в жизни своей с так
называемой научной фантастикой, я всегда поражался редкостному отсутствию
воображения у авторов. Я представляю себе, что, если бы фантасту XVIII века
кто-нибудь шепнул, что из Петербурга в Москву надо будет возить по миллиону
пудов в сутки, что живописал бы он? Конечно, гигантскую телегу величиной с
дом и упряжку битюгов размером с жирафа. Фантасты XX века знают, что к Луне
летают на ракете. И что изображают они, пытаясь рассказать о полете к
звездам? Нехимическую, фотонную, субсветовую, но все равно - ракету.
Космического битюга! И что вообразит фантаст, если речь зайдет об осушении
океана? Насос! Примерно такой, какой качает у него воду на даче из колодца,
но побольше - насос-битюг. Я могу привести расчеты, если вас не пугают
цифры...

И он действительно привел расчет, из которого получалось, как дважды два
четыре, что, если все берега Японского моря уставить насосами, они будут
выкачивать воду 177 лет и три месяца с половиной. При этом уровень океана
поднимется на пять метров, в результате человечество потеряет больше, чем
приобретет.

Этого молодого человека я начал слушать с благодушной улыбкой, так и
застыл, забыв согнать улыбку с лица. Спохватился, когда он уже сходил с
трибуны. А на его месте уже стоял другой оратор - седоватый, румяный, с
острой бородкой. Председатель назвал фамилию. Конечно, я знал Л. - автора
лирических рассказов о лесниках и рыбаках, простых людях, у которых
набираешься мудрости, сидя у дымного костра комариными ночами.

- Не совсем понимаю, для чего тут называли цифры, - так начал он. - У нас
ведь не проект обсуждается, а книга, художественное произведение. А что


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Не русские идут
Головачев Василий
Не русские идут


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Контровский Владимир - Колесо Сансары
Контровский Владимир
Колесо Сансары


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека