Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Хотя В. М. Крайний ростом был не выше посредственного - брал осанис-
тостью, - козалось, он возвышается в центре зала, а нукеры подводят под
его руку все новых и новых, припадающих на оба колена, Сабуровых и Сидо-
ровых. Крайний каждого встречал лучезарной улыбкой, и только при ближай-
шем изучении открывалась одна ее странная особенность: улыбка Крайнего
показывала, что он рад не тому, а за того, кого к нему подводят.
- Всем-то нужен Крайний, - издали услышал благодушное воркование Ва-
силия Модестовича Сабуров. - Даже в магазине только и слышишь: кто Край-
ний, где Крайний?
"Взрывы звонкого смеха не утихали ни на минуту", - недавно живописал
В. М. Крайнего корреспондент "Известий".
- А, наш сибирский гость! - приветствовал Крайний Сабурова.
Взрыв смеха.
- Как устроились, общежитием вас обеспечили? - в вопросе таилась не-
кая юмористическая соль.
- Гостиницей?..
- За границей эта каланча считалась бы общежитием.
Взрыв смеха. Крайний, щедрый, как всякий истинный талант, гнал волну
за волной, пренебрегая тем, что и предыдущая могла еще служить и слу-
жить.
- А позавтракать успели? А вот Мурат Мансурович (нукер-баскак) уже
дважды. Бедность легче переносится при хорошей зарплате, а голод - после
хорошего приема пищи.
Взрыв смеха.
- Аппетит приходит во время еды, - смущенно пробормотал нукер.
- Значит, вам следует кушать бесконечно, - поймал его на слове Край-
ний, - поскольку каждая новая порция пищи будет пробуждать новый прилив
аппетита, который, в свою очередь, будет стимулировать к новому приятию
пищи, и так до бесконечности.
Да, корреспондент не солгал: смеялись все. Он не указал лишь, чему
смеялись и почему смеялись. И как смеялись. Кое-кто - смущенно. Мурат
Мансурович не столько смеялся, сколько багровел - можно считать, от
сдерживаемого смеха. Молодой доктор, завлаб из отдела Крайнего, усмехал-
ся мефистофельски (он даже к Крайнему обращался с мефистофельским видом,
но говорил при этом исключительно приятные вещи). А громче всех и чисто-
сердечнее всех хохотали поминутно прибывавшие и убывавшие мимолетные
приживалы вроде Сабурова. Отхохотав положенное, они непременно просили у
Крайнего совета, чтобы приправить будущую статью искренней благодар-
ностью В. М. Крайнему: любой рецензент поразмыслит, стоит ли спускать с
цепи свою принципиальность.
Зеркала чужих мнений, в которые смотрелся Крайний, давно и хорошо
потрудились над разрушением его личности: самый настоящий классик, те-
перь он с важным видом произносил банальности в уверенности, что направ-
ляет блуждающих во тьме на путь истины.
- Мне нужно повесить пальто на гладкую стену из исключительно твердо-
го материала, - жаловался блуждающий.
- А вы вбейте гвоздь, - незамедлительно советовал Крайний.
- Да, это, конечно, гениальное решение, - уныло восторгался блуждаю-
щий. - Но ни один гвоздь в эту стену не лезет...
- А вы подберите такой, чтобы влез. В науке следует отступать только
для разбега.
Сабурова уже начинало коробить, но он все еще видел себя глазами Лиды
и омского доцента: он как равный участвует в беседе с Крайним - пусть и
колдуновская команда полюбуется.
- Наука дело жесткое, - желчно усмехнулся завлаб-Мефистофель. - Если
мне приходится рецензировать статью, я всегда стараюсь делать это жест-
ко.
- Китайская газета "Цзинь-Пао", - не совсем шутя, сказал Сабуров, -
возвращала авторам рукописи примерно с таким сопровождением: преславный
брат солнца и луны! Если бы я дерзнул напечатать столь возвышенное сочи-
нение, то император повелел бы объявить его вечным образцом, и литерату-
ра иссякла бы.
Публика осторожно засмеялась.
- Каждый решает сам, - усмехнулся Мефистофель, - говорить правду или
заниматься лицемерием.
- Согласен, - кивнул Сабуров. - Когда вся правда вышестоящим уже выс-
казана, можно приняться и за нижестоящих.
- Ну, ну, не обижайте нашего сибирского гостя, - Василий Модестович
пролил на него одну из лучезарнейших своих улыбок. - Тем более что...
забыл, как вас... кое в чем и прав: нашей научной критике не всегда хва-
тает принципиальности по отношению к вышестоящим, - Крайний только что
не отгладил себя любовно в качестве одного из вышестоящих.
- А вот в этом позвольте с вами не согласиться, - с мужеством отчая-
ния, отбрасывая показной цинизм, возразил Мефистофель. - На чем же мы
будем воспитывать уважение к русской науке, если не на таких именах, как



Остроградский, Чебышев, Крайний? И вы, Василий Модестович, можете на ме-
ня сердиться, но я скажу напрямик: без ваших идей наш отдел...
- Ну, ну, довольно, - поеживаясь, как под теплым душем, прервал его
Крайний. - Хотя... есть определенное зерно: если у двухсот жен турецкого
султана имеется двести детей, то дело без его участия все-таки не обош-
лось, с этим, наверно, даже Стеллочка не будет спорить. - Он внезапно
обратил залукавившийся взор на единственную среди них девушку.
Стеллочка счастливо зарделась. Крайнего вообще окружали только счаст-
ливые лица.
Раздался звонок. Все отправились в зал, а Крайний на трибуну. Зал был
шикарный, в подлокотник был вмонтирован наушничек для перевода с иност-
ранного. Но Сабуров в этом не нуждался, хотя Крайний и осуществил нечто
вроде перевода его статей на крайниевский язык, вследствие чего сабу-
ровский метод в глазах профанов выглядел каким-то естественным, хотя и
достойным продолжением крайниевских теорий.
- И все-таки самое трудное сделал ты, - шепнул Сабурову баскак.
Но больше он этого нигде не повторил.
- А почему он не рассказывает о твоих последних результатах? - не
только из благодарности спросил Сабуров.
- Шеф любит говорить: надо спешить, не торопясь.
Нукер недовольно замолчал, словно сболтнул лишнее.
В перерыве к Сабурову беспрестанно подходили, задавали вопросы, сова-
ли свои Советские, Социалистические, Октябрьские, Индустриальные адреса,
записывали его адрес. Златокудрый хлопчик чуть не выдернул ему руку из
плеча. Подсеменил Рогович, дружелюбный, седенький подросток:
- Какой доклад сделал Моде... Васи... Вамосилидестосильевич! Вы ведь
тоже пробовали чем-то подобным заниматься?
Через их головы Сабурову то и дело попадались на глаза изумленные и
встревоженные лица колдуновской команды.
Профессор Гурвич, ведущий специалист по легаровским отображениям, ос-
корбленно протолкался к нему:
- Мне и во сне не могло присниться, что семейство можно исследовать в
одной точке. Где об этом можно прочитать?
Сабурову казалось, что его приняли за кого-то другого: уважительную
суматоху всегда вызывали должности, а не таланты. Он поискал глазами Ли-
ду. Девчоночье лицо ее светилось совершенно неприличным счастьем и гор-
достью. И Сабуров окончательно понял, что Крайний не обобрал, а облаго-
детельствовал его: без Крайнего он бы так и издох на своих сокровищах.
Крайний приближался со сладкой изнуренностью султана, только что ос-
вободившегося от сто пятьдесят седьмой жены.
- Приложения просто блестящие! - это Сабуров мог высказать не кривя
душой (остальное было чистым маскарадом).
- Такой стройной теории вы, конечно, не ждали, - великодушно похлопал
его по плечу Крайний.
"Да я все это знал пять лет назад," - едва сдержался Сабуров.
- Мне пришлось стать двухсотпервой женой султана... - промычал Сабу-
ров.
- Это хорошо сказано, - как знаток одобрил Крайний и посмеялся, со
вкусом выговаривая каждое "ха". Сабуров убедился, что Крайний самым иск-
ренним образом уже не мог отделить свое от чужого: власть, пришитая к
таланту, непоправимо его изуродовала.
Тем временем Крайний затуманился (вместе с ним пригорюнились все -
солнце за тучку забежало) и на десерт поискал чего-нибудь возвышенного.
И за окном увидел церковь.
- Очень тонко кто-то выразился: архитектура - застывшая музыка. Да,
сумела Русь отстроиться - а ведь татары когда-то камня на камне здесь не
оставили! Так и представляешь, как эти раскосые мурла карабкались на на-
ши стены...
Все покосились на нукера, еще прежде успевшего потупиться.
- Что вы, черти, приуныли? Ах, вот оно что! Скоро мы уже до того дой-
дем, что нельзя будет сказать, что ты русский - сразу обвинят в национа-
лизме. А русскому народу в исключительной степени чужда национальная
исключительность! Его исключительная щедрость и гостеприимство и легли в
основу нашей исключительной исторической роли! Союз нерушимо=ый респуб-
лик свободных сплотила-то кто? Великая Русь! Не Литва, не Татария, не
Биробиджан, а все-таки Русь!
Он растроганно оглядел слушателей, но на их лицах (не считая Мефисто-
феля) ответная растроганность смешивалась со смущением. Досада пробудила
в Крайнем агрессивный аппетит.
- Забыл, как вас по батюшке, - вдруг обратился он к Сабурову, - уз-
найте-ка, что там с перерывом в буфете.
Сабуров с удовольствием удалился бы, но Мефистофель насмешливо сказал
ему вслед: "В науке нет широкой столбовой дороги". У Сабурова дернулись
плечи - ведь еще и Лида здесь! - но не поворачивать же обратно... Вер-
нувшись, он с наслаждением сообщил, что буфет все еще закрыт.


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


Курылев Олег - Убить фюрера
Курылев Олег
Убить фюрера


Контровский Владимир - Последний оргазм эльфийского короля
Контровский Владимир
Последний оргазм эльфийского короля


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека