Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

души - не отдали. Выжили!
А зря или не зря два с лишним месяца боролись за жизнь, решает сотый
километр. Раскроет он людям ворота - значит, не зря, а спрячет...
Найдем, думал Гаврилов, быть такого не может, чтобы не нашли.
Конечно, знал он, старый полярный волчара, что всякое бывает. Капитан
Скотт не дотянул до склада с продовольствием нескольких километров - это
из самых известных примеров; Витька Звягинцев на мысе Шмидта замерз в
пургу, обняв столб с оборванными проводами, в тридцати шагах от дома;
гибли другие полярники, отдельные люди и целые экспедиции, когда до
спасения оставался последний рывок. Но знал Гаврилов и главную причину
их гибели: они теряли надежду, а вместе с ней - последние силы и волю к
борьбе.
Неожиданно, так что Алексей задержал в руке шприц и изумленно
взглянул на него, коротко рассмеялся - вспомнил, как рявкнул однажды
комбриг: "Лучше потерять штаны, чем -надежду!" Ситуация тогда была вовсе
не смешная, но по прошествии четверти века опасность забылась, и обидная
для многих, оскорбительная фраза комбрига вспомнилась как шутка.
Без хлеба выжить трудно, но можно, без тепла еще труднее, но тоже
можно, а вот без надежды никак нельзя. Поэтому он, Гаврилов, обязательно
должен оставаться в строю, чтобы орать на людей и шутить над их
слабостью, топать на них ногами и ласково хлопать по плечам: не в таких
переплетах бывали, сынки, выше носы!
- Может, сразу по две ампулы? - спросил, когда Алексей готовил шприц.
- И так получаешь в два раза больше.
- Большая просьба, Леша.
- Если насчет ампул, то напрасно.
- Тряхни стариной, сыпок, сними гитару.
- Не могу.
- Я прошу!
- Хорошо, батя.
Понимали все, что занимается батя психотерапией, и без особой охоты
собирались в салоне, - лучше бы поспать этот лишний час. Пел Алексей не
очень удачно: и голос сел, и разладилась гитара, не слушалась отвыкших
от нее огрубелых пальцев. Но разогрел, разбередил души! Добрался до
скрытых в их глубинах чувств, растормошил ушедших в себя товарищей. Спел
последнюю песню - просили еще и еще, и так продолжалось чуть ли не два
часа. Щеки у ребят порозовели, глаза заблестели - заставил Алексей
друзей припомнить о том, что есть на свете жизнь, за которую стоит
бороться даже тогда, когда бороться нет сил.
Будут живы - не забудут этот концерт.
Вечером того же дня Гаврилов велел временно прекратить поиск. Чтобы
не тратить понапрасну горючее, двигатели заглушили, и люди легли спать.
Гаврилов сел в кресло, разложил перед собой карту зоны трещин и
уставился в нее невидящими глазами. Знал ее наизусть, каждый ориентир,
но что в них толку, если они не видны!
Интуиция подсказывала Гаврилову, что направление поиска нужно
кардинально менять. Мысль была дерзкая, но сколько раз его выручали
именно дерзкие мысли!
И Гаврилов предположил: поезд прошел стороной и оказался справа от
коридора. И нужно идти не вперед, а назад!
Разбудил Игната и Сомова, велел им одеваться. Еще разбудил Алексея и
приказал в случае долгого их отсутствия включить сирену и фары.
Спустя два часа километрах в полутора от стоянки Сомов увидел веху.
Вехи устанавливались походниками по дороге па Восток с правой стороны
по ходу движения и ежегодно обновлялись: хотя шесты имели высоту три с
половиной метра, их за несколько месяцев могло засыпать снегом
по самые верхушки. Все зависело от складок рельефа. Случалось, что
попадались совсем старые вехи, а бывало, что даже прошлогодние исчезали
в снегу. Вбивали их через каждые пятьсот метров, и нумерация шла от
первой до двухсотой. На вехе имелся указатель курса, номер и знак
поставившей ее экспедиции.
Компас может обмануть походника, а веха не обманет: найдешь одну -
размотаешь всю цепь.
Но Гаврилов, Игнат и Сомов не спешили радоваться находке.
На вехе отсутствовал указатель курса и не различался номер. Торчащий
на полметра из снега шест свидетельствовал лишь о том, что здесь
давным-давно проходили походники Пятой экспедиции, и больше ни о чем.
Логика подсказывала, что эта старая веха была поставлена неточно и
потому заброшена. Во всяком случае, на штурманской карте Гаврилов ее не
нашел.
Вот почему радоваться было преждевременно. Неизмеримая ценность или
полная бесполезность находки зависели теперь от того, знают ли об этой
вехе в Мирном. На карте начальника экспедиции должны быть обозначены все



вехи и углы подхода к ним за все годы. Должны!
И Гаврилов ввиду особой важности предстоящего сеанса связи предложил
всем покинуть "Харьковчанку", чтобы ни кашель, ни даже дыхание людей не
помешали работе радиста.
Два предыдущих сеанса Борис пропустил: закапризничал передатчик.
Точнее, не сам передатчик, а его умформер - преобразователь напряжения.
Этот небольшой круглый цилиндр находится под рацией, над выхлопной
трубой, и Борис опасался, что из-за постоянной разницы температур в
умформере пробило обмотку. Приборы показывали, что он не дает нужного
напряжения в 1500 вольт и находится, видимо, на последнем издыхании.
Поэтому Гаврилов приказал Борису временно прекратить работу, пока не
возникнет крайняя необходимость.
- Ну, Боря, - сказал Гаврилов, - благословляю тебя, сынок.
И протянул листок с текстом радиограммы.
Прохождение радиоволн было хорошее. На связь Борис вышел быстро и,
как говорят радисты, отстукал текст. "со скоростью поросячьего визга":
"Нашли веху Пятой экспедиции номер стерт виднеется что-то вроде буквы икс
указатель отсутствует. Поблизости других вех нет. Сообщите координаты
угол подхода к воротам. Как поняли? Прием".
Мирный передал:
"Слышу плохо, повторите, прием".
Но повторить Борис уже не смог: напряжение в умформере упало до нуля.
- Я УФЕ, я УФЕ, почему молчите? РСОБ, РСОБ, РСОБ, я УФЕ, я УФЕ,
Мирный вызывает поезд Гаврилова, как слышите меня? Прием!
- Ребятам ни слова,- предупредил Гаврилов,- рация работает нормально!
Борис хмуро кивнул.
¶БОРИС МАСЛОВ§
Нить оборвалась.
Ленька Савостиков рассказывал однажды про свое последнее поражение на
ринге. Бил его зеленый перворазрядник, расквасил нос, а Ленька только
отмахивался вслепую, словно мух отгонял, пока не грохнулся на ринг под
ликующий вой болельщиков.
Таким же беспомощным и жалким чувствовал себя сейчас Борис. Уши
слышат, а язык свинцовой чушкой лежит во рту.
- РСОБ, РСОБ, РСОБ, я УФЕ, я УФЕ, Гаврилова вызывает Макаров, слежу
на всех частотах, прием!
"Да идите вы со своими частотами... Ну, скажите, - молил Борис, - за-
писали запрос на ленту или нет".
- Я УФЕ, повторите ваш запрос, повторите запрос... Слежу на всех
частотах, прием! Слежу непрерывно, буду вызывать вас каждый час...
Борис откинулся, вытер вспотевший лоб.
- Все, батя, загораем...
- Записали тебя?
- Не сказали.
Гаврилов кивнул, прилег па нары.
Борис скривился. Боль толчками била в бок, распухший и посиневший от
кровоподтека. Ничего страшного, сказал Алексей, жизненно важные органы
не задеты.
Да, конечно, не страшно! Вашему брату врачу чужая боль не страшна...
- Болит? - спросил Гаврилов.
- Ерунда.
- Портрет у тебя перекосило.
- Так, немного.
- Держись, сынок.
- Есть держаться, батя.
А крик так и рвался из груди. Все ребра бы дал поломать - за связь!
Нет ничего больнее для радиста, чем потерять связь. Батя - ласковый,
сочувствует. Лучше бы орал, ногами топал, думал Борис. Ведь сам, своими
руками отнес запасной умформер в Ленькин балок, хотя радист обязан иметь
при себе полный комплект запасных частей. Сгорел умформер вместе с
балком, и сгорела вместе с ним репутация радиста высшего класса Маслова.
Черт с ней, лишь бы в Мирном записали и расшифровали запрос! Сделали это
- сохранится эта самая репутация, хоть и в лохмотьях, как любит говорить
Валера, а не сделали - мертвые сраму не имут... Не тягач, не камбуз -
весь поход угробил. В голос бы завыть, чтоб в Мирном услышали!
Целый час ждать, шестьдесят, нет, уже пятьдесят пять минут. Заснуть
бы, забыться на эти минуты! Нельзя, у одного человека в поезде нет
дублера - у радиста. Был Попов, да весь вышел...
Батя лежит, молчит. Чем хорош батя, так это тем, что не ворошит
старое. Когда перед Комсомольской Борис разболтал содержание телеграммы
Макарова и пошли страсти-мордасти, любой другой начальник душу бы
вытряс, а батя спустил дело на тормозах. И за рацию не попрекнул ни


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Роллинс Джеймс - Черный орден
Роллинс Джеймс
Черный орден


Березин Федор - Покушение на Еву
Березин Федор
Покушение на Еву


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека