Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

поскакал по дороге на Москву, уважительно усмехаясь в бороду, любуя тому,
как резво снарядила его в путь владычная челядь при одном только
митрополичьем имени. <Держит! Хозяин!> - повторял он, покачивая головой.
К Москве подъезжали утром четвертого дня. Ехали сквозь дым. Горели
болота. Небо было мутным, пахло гарью. По дорогам брели нищие, голодающие.
Больные умирали тут же, в придорожных кустах, и над трупами, которые вдали
от городов никто уже не погребал, вилось разжиревшее воронье. Василий
Олексич только вздыхал: погинет мужик - и боярину не уцелеть!
В одной деревне узрели у ограды крохотного детеныша, не то мальчонку,
не то девоньку, в долгой опрелой рубахе, до того тощего, что и не понять
было, в чем душа держится. Боярин придержал коня:
- Мамка твоя где?
- Тамо! - ребенок махнул рукою в сторону избы и прибавил тоненьким
голоском: - Мертвая она, не шевелится, и тата мертвый. Хлебца нетути?
Василия Олексича аж прошибло слезой. Вынул ломоть, подал. Видя, как
ребенок жадно вцепился в корку примолвил:
- Да ты не вдруг!
Тот покивал головою - разумею, мол! - не переставая жевать.
Завидя остановившегося боярина, вылезла на крыльцо ближнего дома
какая-то словно ополоумевшая жонка. Завидя ломоть в руках у дитяти,
крикнула, словно прокаркала:
- Хлеб! Хлеба дай! Дай!
С этой, понял боярин, сговаривать было бесполезно. Прибрела старуха.
Тоже - ветром шатало, но взгляд был осмыслен и беззубый рот твердо сжат.
Спросила дитятю:
- Манькя, матка-то померла, што ль?
- Возьмешь девочку-ту? - спросил боярин, как можно строже сдвигая
брови.
- Куды ж ей! Ни отца, ни матери...
- На! - Он вынул из калиты обрубок серебряной гривны, подал старухе.
- И вот! - Вытащил целый круглый хлеб, подал тоже. Хлебу старая
обрадовалась больше, чем серебру.
Владычные кмети немо смотрели на причуду нижегородского боярина.
Видно, навидались всякого. Впрочем, один вымолвил, уже когда отъезжали:
- Дорога... Разор°но дак! Там-то, - он кивнул в сторону Мещоры, - за
болотами, и <черная> обошла, и с хлебом живут! Иной год у них вымокает, а
нынь родило дивно!
Впрочем, глядя на то, что творилось вокруг, ни в какую Мещору уже не
верилось.
Когда подъезжали к Москве, встал сильный ветер. Чаялось, разгонит
наконец дымную мгу, даст вздохнуть полною грудью. И хотя ветер был тоже
горяч, все же повеяло хоть какою-то свежестью. Боры глухо и ровно загудели
по сторонам, а когда въехали на пригорок, ветром разом перепутало гривы
коням.
Но что-то мрачное чуялось в горячем воздухе, и кони стали невесть с
чего сторожко навостривать уши. Со стороны Москвы доносило ровный глубокий
гул, небо было в багровых отсветах, и вдруг началось что-то невообразимое:
со всех сторон на дорогу стали падать обгорелые птицы. Птицы летели
оттуда, встречь - вороны, галки, воробьи, сороки, грачи, голуби, летели с
каким-то смятенным заполошным ором и падали, падали, то оставаясь
недвижными комками, то с писком отползая в кусты и траву. Пахло паленым
пером. Конь под боярином начал уросить, привставал на дыбы, грыз удила, и
понадобилось несколько раз с силой огреть его ременною, с тяжким
наконечником плетью, покамест жеребец, прижавши уши, не взял наконец в
опор.
Скачью миновали лог. Поднялись на угор. Гул все нарастал, распадаясь
на отдельные заполошные звоны и рокот - словно бы сильный шум бегущей
водопадом воды. По небу ходили дымно-розовые столбы, и еще ничего толком
не понимая, все трое, малость побледнев, погнали коней опрометью.
Ветер дул в спину, почти нес всадников на себе. Дорога вилась меж
холмов и вдруг выскочила на маковицу высокого берега, на самый глядень над
Яузой, и всадники, невольно оцепенев, сбились в кучу. Перед ними лежала
Москва, вернее, то, что было ею. Весь город пылал, как один огромный
костер. По дымному небу мотались багровые сполохи. В реве пламени тонул
гул человеческих голосов и отчаянное ржанье и блеяние гибнущей скотины.
Набатно звонили колокола, замирая один за другим: колокольни, пылая, как
свечи, рушились в костер. Кремник стоял на горе весь объятый пламенем.
Огненные сверкающие языки, вспыхивая и опадая, опоясывали городовые стены.
Башни выбрасывали из своего нутра водометы раздуваемого яростным ветром
огня. Гибнущими мурашами суетились по склонам Боровицкого холма сотни
людей. Заречье тоже пылало. Пылал весь Подол, и посад, и Занеглименье -
огонь уже зримо охватил весь город с загородьем.
У Василия Олексича временем начинало кружить голову. Он переставал
понимать, где он, что с ним, зачем-он тут вообще, и не пришел ли конец
всему, что с таким трудом и прехитро изобретали князь Борис, владыка



Алексий и десятки иных мужей, вельмож и бояр, и не рушится ли на его
глазах в ничто все это, дабы осталась вновь одна лишь дорога да умирающее
давешнее дитя, и уже не только Москвы, но и Нижнего, ни Владимира, ни
Суздаля - ничего больше не обрящет он, озрясь и сотворив крестное
знамение. Все исчезнет в небылом, в огне, и не зрит ли он наставшее
окончание света?!
Один из владычных кметей вдруг, оставя боярина, косо поскакал вниз по
склону, крича что-то одному из бегущих на той стороне. У второго кметя -
оглянув, увидал Василий Олексич, - не было в губах ни кровинки, лишь в
расширенных от ужаса, остекленевших глазах играли багровые сполохи.
Ратника пришлось несколько раз торнуть под бок концом плети, чтобы он
прочнулся и кое-как пришел в себя.
Съезжая с холма, они попали в толпу бегущих, обожженных, ополоумевших
людей, и их закружило вихорем общей беды. Все сущее тут уже перестало
казаться апокалиптическою сказкою. Называли причину пожара: загорелось,
баяли, у Всех Святых, и просушенный небывалою сухменью город вспыхнул
костром. Головни и бревна метало бурею за десять дворов; гасили один двор,
а загоралось в десяти иных местах. Кто не успел вымчать из города,
потеряли в един час имение и товар, все огнь взял без утечи...
Все это говорилось вперебой, с плачем, воплями. Выкликали своих,
громко оплакивали погоревших на пожаре. Редко можно было сыскать не
потерявшего разум мужика. К одному такому Василий Олексич подъехал,
вопросил. Тот поднял светлый внимательный взор. Вслушался. Вдруг натужно
закашлял, выплюнул черный сгусток мокроты, тут же повинился:
- Варно! Обгорел малость, не продохнуть...
Одежа на нем. истлела во многих местах и еще дымилась.
- Князь-то? Митрий Иваныч? Во граде, бают, был, а не то на Воробьевых
горах! Тысяцкой в Кремнике сейчас, добро спасает, ежели не погиб! - Только
того и узнано было.
Ринувшею внезапно толпою их разделило со вторым кметем, закружило, и
боярин остался один. Он выбрался из толпы встречных и, поминутно понукая
упрямящегося коня, въехал в почернелые, поникшие сады. Дымились догорающие
развалины. Огонь уже схлынул отсюдова, оставя пепел и трупы, ушел вперед.
Василий Олексич наконец выбрался к берегу Москвы-реки. Здесь уцелело
несколько хором и лабазов. На самом берегу высились груды спасенного
товара, и суета купеческих молодших, кметей и иноземных гостей торговых
выглядела осмысленней и деловитей.
Над Кремником, на горе, еще металось рваное пламя. Дым то взмывал, то
стлался по самой воде, и тогда становилось трудно дышать.
На все вопрошания про тысяцкого люди то кивали куда-то туда, в
сторону огня, то пожимали плечами.
- В Заречьи он! - повестил один из кметей.
- А владыка?
- В Переславли!
- На Москве был! Из утра в Кремнике видели! - раздалось сразу
несколько голосов.
Василий Олексич уже было подумывал переправиться как-нито на ту
сторону, но решил еще проехать берегом: авось кто объяснит погоднее, где
тут какая ни на есть княжеская али владычная власть.
Наплавной мост поверху тоже обгорел, но еще держался. Видать, тушили,
не дали воли огню. По нему, подтапливая колеблемый настил, туда и обратно
тянулась непрерывная череда пеших и верхоконных горожан, жонок с дитями и
выведенной из огня скотиною, монахов и воинов. Редкие, там и сям, падали
головни. Конь пугливо шарахал от огненных гостинцев, шумно дышал,
заполошно поводя боками. От воды вдруг достиг Василия Олексича голос:
- Ето што! Час назад тута целые бревна по небу носило!
На телеге, по ступицы утонувшей в воде, сидел невеликий ростом, но
подбористый темнокудрявый мужик, уже и не так молодой - виделось по седине
в волосах. Рядом с ним двое нахохлившихся пареньков, лет десяти и восьми,
одинаково, не в масть с отцом, белоголовых. Две лошади, коренная с
пристяжной, тоже загнанные в воду, вздрагивали, накрытые с головами
рядинной попоной. Скудный крестьянский скарб на телеге был весь подмочен,
курились, просыхая, свиты на парнях и зипун на мужике. Впрочем, под
расстегнутым суконным зипуном виднелась расшитая шелками, хоть и вдосталь
замаранная рубаха, и на ногах незнакомца были не лапти, а сапоги,
востроносые, явно не крестьянского обиходу.
Василий Олексич подъехал близ. Остановился, не слезая с коня,
поздоровался с мужиком. Вскоре по разговору понял, что перед ним не
крестьянин, но кметь, а быть может, и повыше кто. Говорили урывками. Волны
жара, накатывая с высоты, порою не давали вздохнуть.
- Закинь коню морду-то! - посоветовал незнакомец. Василий Олексич
спешился и укрыл коня попоною.
- Гля-ко!
Невдали от них подоткнувшие полы подрясников иноки и послушники
вперемешку с ратными носили большие и малые книги, укладывая их в ящики и


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Патриций
Посняков Андрей
Патриций


Земляной Андрей - Один на миллион
Земляной Андрей
Один на миллион


Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека