Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

кем-то другим.
А отношения, которые его занимали, не уступали в сложности тем, о каких
он рассказывал Сибруку. Предметом его дум стала двоюродная сестра Карен -
еще одна Карен. Только она имела чин контр-адмирала и командовала
собственным кораблем, а заодно и другими в своей области пространства.
Сипак виделся с ней снова - совсем недолго, когда два их корабля
встретились в космосе и вместе подошли к семнадцатой Звездной базе.
Пэн толкнул локтем своего напарника.
"Я ее тоже помню, Сипак. И боль никуда не делась. Мне надо было
исчезнуть в Промежутке, с тобою вместе. Однако жизнь должна идти своим
чередом".
"Я знаю, Пэн, знаю. Но временами становится тяжко. Особенно когда
кто-то вроде Сибрука напоминает тебе о твоем доме и о том, что жизнь твоя
могла обойтись безо всех сложностей Звездного флота. - Он вздохнул. - О
доме, какого я никогда не видал, но к которому все же привязан".
"Может быть, однажды ты увидишь мою планету, как я видел твою. До тех
пор лучше всего смотреть на нее одним из возможных способов - моими ли
глазами, либо глазами Сибрука и Зиа. Он видел родину гораздо позже меня и
прожил там много дольше. Общаясь с ним, ты сможешь лучше понять, какая она
на самом деле, та планета. - В глазах Пэна закружился быстрый лавандовый
вихрь. - Кстати, о нашем друге-перините. Зиа говорит, что они с Сибруком
собираются на Звездную базу, и хотели бы знать, нельзя ли им взять с собой
Саула".
Сипак поднял голову с ложа. В то утро он не позаботился как следует
одеться и все еще оставался в надетых с вечера пижамных штанах. Он только
перелез с кровати в теплое гнездо к Пэну.
"Не вижу в этом ничего дурного. Только передай Саулу, что, стоит мне
узнать о его плохом поведении - и весь следующий год он с корабля не
сойдет".
"Понял, - Пэн еще разок толкнул локтем своего напарника. - Может,
заодно еще что-нибудь сделать?"
"Нет. Все в норме".
С уходом Пэна стало тихо. Даже не доносилось обычного гудения
двигателей: их заглушили для профилактического ремонта. Сипак заметил, что
его одолевает дремота, и не стал с ней бороться.
Проснулся он словно от толчка и ощутил на себе чей-то взгляд. Рядом с
ним на полу, опираясь подбородком о скрещенные на коленях согнутых ног
руки, сидела контр-адмирал Карен Эмерсон. Увидев, что он проснулся, она
заметила:
- Понимаю, что имел в виду Пэн. В жизни не знала, что увижу тебя...
задремавшим... средь бела дня. И таким подавленным. Да что с тобой, в
самом деле?
- Не знаю.
- От вулканита я жду иного ответа. Очевидно, этому есть некая причина,
и, совершенно очевидно, причина сия - тот ваш разговор с Сибруком. Слушай.
Ты и раньше говорил о смерти моей двоюродной сестры, но такого не
случалось. А почему сейчас? - Карен подалась вперед, не сводя с Сипака
пристального взгляда; теперь ее локти покоились на скрещенных по-индийски
ногах.
Сипак уселся и хмуро глянул на сидевшую напротив женщину.
- Мне бы надо заняться психоанализом, а не тебе, - заметил он.
- Но тебе же явно чего-то не хватает. И если ты сам себя не
анализируешь, кто ж этим займется? Тебе нужно найти в себе причину, по
которой ты чувствуешь то, что чувствуешь. И я могу помочь не хуже любого
другого. - Карен выпрямилась. - К тому же, сдается мне, я знаю - по
меньшей мере, отчасти - что тебя тревожит. Знаешь ли ты?
Двое не сводили друг с друга внимательных взглядов.
- Я могу ждать вечно. А ты?
Сипак снова лег, не готовый к тому, чтобы признать себя побежденным.
Но, по мере того, как тянулись часы, а Карен не двигалась и не
заговаривала снова, его разум начал задумываться о разном. Если Карен
думала, что знала ответ, тогда в прошлом обоих должно быть нечто.
День наступил и прошел. Вечер уже делал тоже самое, когда Сипак
спросил:
- А Пэн и Саул?
- Они под присмотром и нам не помешают. Ну что, разобрался?
- Нет, - последовал твердый и быстрый ответ.
- Дам тебе ключ к разгадке. Это случилось около четырех лет назад.
И тут же будто что-то, щелкнув, встало на место. Прошло четыре года, с
точностью почти до дня, с тех пор, как они с женой стали близки, буквально
в муках Пон Фарр. Поскольку служба их проходила в разных местах, времени
провели они вместе немного, но провели весьма пылко. Легче было подавлять
эти воспоминания, чем сожалеть о том, чему уже никогда не повториться. Ее
смерть, заново пережитая в разговоре с Сибруком, особенно в годовщину их
сближения, разворошила воспоминания достаточно, чтобы вызвать, как он



теперь понимал, своего рода депрессию. Воспоминания, и хорошие, и дурные,
навалились на него, подобно тонне кирпичей - внезапно, всем весом,
накопившимся за прошедшие годы. Из-за того, что он подавлял их и не
разбирался в них здраво, высвобождение зажатых до поры чувств принесло
гораздо больше горя, чем следовало бы. Половодье чувств захлестнуло его,
подобно лавине - дикой, неукротимой стихии.
Сипак перевернулся на живот и убаюкал голову в ладонях. Со времени их
сближения до ее гибели прошло полтора года, и за этот срок они сумели
увидеться два или три раза. Слишком мало воспоминаний, которые можно было
бы смаковать, потому он не давал им ходу. Сокрытое добро - все равно что
зло. Непрошеные слезы заструились по его лицу.
Чья-то нежная рука стряхнула с его голой спины налипший песок пэнова
гнезда. Карен видела его потрясенное лицо и нахлынувший вслед за тем вал
чувств. Обычно Сипак выбирал, какие переживания показывать окружающим -
теперь выплеснулось непрошеное, нежданное. Вполне достаточно, чтобы
подтвердить ее подозрения.
- Подавлял их, а потом отгораживался от них, верно ведь. - То было
утверждение, а не вопрос. - Так я и думала. Позволь им выйти наружу. Тогда
ты, может быть, сумеешь взглянуть в лицо Сибруку и своим воспоминаниям.
Сипак отвернулся от Карен, стыдясь слез.
- Я не боюсь видеть Сибрука.
- Тогда почему Пэн говорит, а Сибрук подтверждает, что ты не говорил с
этим юношей-перинитом с того самого дня, как вы познакомились? И едва
говорил с Саулом. Пэн считает - хорошо хоть ты на его вопросы отвечаешь, -
Карен нежно погладила его по спине. - Слезы тоже помогают сбросить
тяжесть.
- Вулканиты не плачут.
Но этому отрицанию противоречили порывистые рыдания, начинавшие
сотрясать его тело.
- А люди - да, - Карен отняла руку, но по-прежнему сидела рядом с
Сипаком. - Пэн говорит, что ты плакал в тот день, когда узнал о гибели
моей сестры, и несколько дней после этого. Еще он сказал, что с тех пор ты
не плакал и почти не говорил ни о ней, ни о тех днях, которые вы провели
вместе, ни о ее смерти - разве только тебя к этому принуждали или
спрашивали об этом. - Минуту она смотрела на вздымавшиеся рядом с ней
плечи, потом спросила: - Хочешь, чтоб я ушла? Кое-что не стоит видеть
никому.
- Нет. Останься.
Он перевернулся на спину, привлек к себе Карен и уткнулся лицом ей в
колени.
Он плакал, а Карен массировала ему голову и спину. Вулканиты редко
допускает внешне проявлять свои чувства, тем более в чьем-то присутствии.
И когда они все же дают себе волю, неважно, по какой причине, после этого
у них болят мышцы.
Когда поток слез обмелел и иссяк, оставив Сипака ослабевшим от
выплаканного горя, Карен помогла ему встать и перебраться на кровать.
- Тебе здесь будет удобней.
Устроив его хорошенько, она пошла было к двери.
- Не уходи, - прошептал Сипак так тихо, что даже Карен с ее обостренным
слухом едва уловила. - Останься, прошу тебя.
Карен опять подошла к кровати и села на край. Сипак приподнял
покрывала, открыто приглашая. Она скользнула под одеяло и оказалась в
кольце его рук. Скоро его подбородок лег ей на макушку.
- Спасибо.
- За что?
- За то, что осталась. Выслушала. Заставила взглянуть внутрь себя.
Спасибо за воспоминания. - Он вздохнул. - За то, что ты - мой друг.
- Тяжко быть тем, кем должен, - ответила Карен. - Для тебя это - быть
вулканитом. Для меня - быть контр-адмиралом и за все отвечать. Неважно,
каковы причины - это делает необходимым наше одиночество, отсутствие
близости с другим человеком. Иногда человеку просто необходимы объятья.
- Или что-то такое.
Сипак устроился поудобней и скоро, измученный, уже провалился в сон.
Карен потребовалось немного больше времени, чтобы уснуть - она не привыкла
спать с кем-то - но немного погодя они вдвоем мирно отдыхали, угнездившись
в объятиях друг друга. На мгновение выглянул из Промежутка Пэн, ощутил,
что его напарник снова успокоился, и удалился с зеленым водоворотом в
глазах. Теперь, может быть, все опять пойдет своим чередом.



4. НЕВОЗМОЖНО ВО ВТОРОЙ РАЗ ПРОИЗВЕСТИ ПЕРВОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ
Прошло два дня с тех пор, как Сибрук виделся с начмедом Сипаком. По
своему опыту, приобретенному на Вулкане, он знал, что во время их


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Афанасьев Роман - Воин Добра
Афанасьев Роман
Воин Добра


Флинт Эрик - В сердце тьмы
Флинт Эрик
В сердце тьмы


Шилова Юлия - Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом
Шилова Юлия
Замуж за иностранца, или Русские жены за рубежом


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека