Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- Может, ты и права, - сказал он с трудом; боли не давали ему свободно
дышать.
Тереза продолжала: - У нас был бы там домик и маленький сад. По крайней
мере, Каренину было бы где вволю побегать.
- Пожалуй, - сказал Томаш.
Он представил себе, что будет, если они и впрямь уедут из Праги. В
деревне трудно будет каждую неделю находить другую женщину. И его
эротическим авантюрам там наверняка придет конец.
- В деревне, правда, ты скучал бы со мной, - сказала Тереза, словно
читая его мысли.
Боли снова усилились. Он не мог говорить. Ему подумалось, что его
погоня за женщинами тоже своего рода "Es muss sein!", императив, который
порабощал его. Он мечтал о каникулах. Но о каникулах полноценных, то есть об
отдыхе от всех императивов, от всех "Es muss sein!". Если он смог отдохнуть
(и навсегда) от операционного стола больницы, почему бы ему не отдохнуть от
того операционного стола мира, на котором он открывал воображаемым
скальпелем шкатулку, где женщины скрывали иллюзорную миллионную долю своей
непохожести?
- У тебя желудок болит! - только сейчас догадалась Тереза. Он
подтвердил.
- Ты сделал укол?
Он покачал головой: - Забыл достать лекарства. Она сердилась на него за
невнимание к себе и гладила его по лбу, слегка увлажненному от боли.
- Сейчас немного легче, - сказал он.
- Ложись, - сказала она и прикрыла его одеялом. Потом ушла в ванную, а
спустя немного легла рядом с ним.
Он повернул к ней на подушке голову и ужаснулся: печаль, которую
излучали ее глаза, была непереносима.
Он сказал: - Тереза, скажи мне. Что с тобой? В последнее время с тобой
что-то происходит. Я это чувствую. Я знаю.
Она покачала головой: - Нет, со мной ничего.
- Не отпирайся!
- Все то же самое, - сказала она.
"Все то же самое" означало ее ревность и его измены.
Томаш продолжал упорствовать: - Нет, Тереза. На этот раз что-то другое.
Так плохо тебе еще никогда не было.
Тереза сказала: - Ну, хорошо, скажу. Ступай вымой волосы.
Он не понял ее.
Она сказала грустно, без всякой враждебности, почти нежно: - Твои
волосы уже несколько месяцев невозможно пахнут. Пахнут срамным местом
какой-то женщины. Я не хотела говорить тебе об этом. Но уже много ночей я
дышу срамом твоей любовницы.
Как только она сказала это, у него тут же снова заболел желудок. Он
пришел в отчаяние. Он же так тщательно моется! Он без конца трет себя
губкой, все тело, руки, лицо, чтобы нигде не оставалось и следа чужого
запаха. Он избегает пахучего мыла в чужих ванных, повсюду носит только свое,
простое. А вот о волосах забыл! Нет, ему даже в голову не пришло подумать о
волосах!
И он вспомнил женщину, которая садится ему на лицо и хочет, чтобы он
любил ее лицом и теменем. Сейчас он ненавидел ее! Что за идиотские выдумки!
Он видел, что отрицать что-либо бесполезно и что ему остается лишь, глупо
улыбаясь, отправиться в ванную и вымыть голову.
Она снова погладила его по лбу; - Лежи. Это уже не имеет значения. Я
привыкла.
У него болел желудок, и он мечтал о покое и тишине.
Он сказал: - Я напишу больному, которого мы встретили на курорте. Ты
знаешь тот край, где его деревня?
- Нет, не знаю, - сказала Тереза.
Томашу трудно было говорить. Его хватило лишь произнести: - Лес...
холмы...
- Хорошо, так и сделаем. Уедем отсюда. Но теперь помолчи, - и она
продолжала гладить его по лбу. Они лежали друг возле друга и уже ни о чем не
говорили. Боль постепенно отпускала его. Скоро оба уснули.
¶22§
Посреди ночи он проснулся и с удивлением вспомнил, что снились ему одни
эротические сны. Ясно помнил он только последний: в бассейне на спине
плавала огромная голая женщина, по крайней мере раз в пять больше его
самого, и ее живот был сплошь - от межножья до пупка - покрыт густыми
волосами. Он смотрел на нее с настила бассейна и испытывал сильнейшее
возбуждение.
Однако мог ли он испытывать возбуждение, в то время как боли в желудке
столь изнурили его тело? И мог ли он возбудиться от вида женщины, которая
наяву наверняка вызвала бы в нем лишь отвращение?


Он подумал: В часовом механизме головы друг против друга вращаются два
зубчатых колесика. На одном из них видения, на другом - реакция тела. Зубец,
на котором изображено видение нагой женщины, касается противоположного зуба,
на который нанесен императив эрекции. Если по какому-то недоразумению
колесики сдвинутся и колесико возбуждения войдет в контакт с зубцом, на
котором нарисован образ летящей ласточки, наш половой член станет
вытягиваться при виде ласточки.
Кстати сказать, Томаш знаком был с работой одного своего коллеги,
изучавшего человеческий сон, в которой утверждалось, что у мужчины при любом
сне наступает эрекция. Это значит, что соединение эрекции и голой женщины
есть один из тысячи способов, каким Создатель мог завести часовой механизм в
голове мужчины.
Но что общего со всем этим имеет любовь? Ничего. Если каким-то образом
сдвинется колесико в голове Томаша и он возбудится от одного вида ласточки,
на его любви к Терезе это никак не отразится.
Если возбуждение - механизм, которым забавлялся наш Создатель, то
любовь, напротив, принадлежит только нам, с ее помощью мы ускользаем от
Создателя. Любовь - это наша свобода. Любовь лежит по ту сторону "Es muss
sein!".
Но даже это не полная правда. Хотя любовь есть нечто иное, чем часовой
механизм секса, которым забавлялся Создатель, она все же связана с этим
механизмом. Она связана с ним так же, как и нежная нагая женщина с маятником
огромных часов.
Томаш думает: Связать любовь с сексом - это была одна из самых
причудливых идей Создателя.
А потом он подумал еще вот о чем: Единственный способ, каким можно было
бы защитить любовь от нелепости секса, - это завести часы в нашей голове
по-другому и возбуждаться при виде ласточки.
С этой сладостной мыслью он засыпал. И на пороге полного забытья в этой
волшебной стране сумбурных представлений он вдруг обрел уверенность, что
неожиданно нашел решение всех загадок, ключ к тайне, новую утопию, рай: мир,
где человек возбуждается при виде ласточки и где он, Томаш, может любить
Терезу, не терзаясь агрессивной нелепостью секса;
Он уснул.
¶23§
Там было несколько полуголых женщин, они вились вокруг него, но он
чувствовал себя усталым. Чтобы спастись от них, он открыл дверь в соседнюю
комнату. На диване, прямо перед собой, он увидел девушку. Она тоже была
полуголая, в одних трусиках. Она лежала на боку, опершись о локоть, и
смотрела на него с улыбкой, будто знала, что он придет.
Он приблизился к ней, переполненный ощущением бесконечного счастья, что
наконец нашел ее и что может быть с нею. Он сел рядом и стал что-то говорить
ей, а она что-то говорила ему. Она излучала спокойствие. Жесты ее руки были
медленными и плавными. Он всю жизнь мечтал об этих покойных движениях.
Именно этого женского покоя ему недоставало всю жизнь.
Однако в эту минуту началось скольжение из сна в явь. Он очутился в той
no man's land, ничейной земле, где человек уже не спит и еще не бодрствует.
Ужасаясь, что девушка исчезает из виду, он говорил себе: Господи, я не имею
права ее потерять! Он отчаянно пытался припомнить, кто эта девушка, где он,
собственно, встретил ее, что пережил с ней. Возможно ли, что он забыл это,
когда так хорошо знает ее? Он обещал себе рано утром ей позвонить. Но как
только подумал об этом, испугался, поняв, что позвонить ей не сможет, потому
что забыл ее имя. Но как он мог забыть имя той, которую так хорошо знает?
Потом он уже почти совсем проснулся, открыл глаза и спрашивал себя: где я?
да. я в Праге, но эта девушка, из Праги ли она вообще? не встречал ли я се
где-то еще? не из Швейцарии ли она? Прошла еще минута, прежде чем он
осознал, что не знает этой девушки, что она не из Швейцарии, не из Праги,
это девушка из сна и ниоткуда больше.
Он был этим так удручен, что сел на постели. Тереза глубоко дышала
возле него. Он думал о том, что эта девушка из сновидения не похожа ни на
одну из женщин, которых он встречал в жизни. Девушка, которая казалась ему
ближайшей знакомой, была как раз совсем незнакомой. Но именно по ней он
всегда тосковал. Если бы существовал какой-то его собственный Рай, то в этом
Раю он должен был бы жить вместе с ней. Эта женщина из сновидения "Es muss
sein!" его любви.
Он вспомнил знаменитый миф из Платонова "Мира": люди сначала были
андрогинами, и Бог разделил их на две половинки, которые с тех пор блуждают
по свету и ищут друг друга. Любовь - это мечта наш и затерянную половину нас
самих.
Допустим, что это так; что у каждого из нас где-то на свете есть
партнер, который некогда составлял с нами одно тело. И второй половиной
Томаша была как раз та девушка, которая снилась ему. Однако человеку не дано
найти вторую половину самого себя. Вместо этого Томашу посылают по воде в


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Максимов Альберт - Русь, которая была
Максимов Альберт
Русь, которая была


Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека