Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

собой пассажирский отсек до отказа. Когда ее привязали к креслу, она
внезапно ожила и отчаянно замахала руками. Кто-то из солдат взобрался на
крыло, выслушал просьбу Оливии, затем подошел к моей сестре Мэри и повел ее
к самолету. Оливия судорожно стягивала с себя толстые стеганые летные
перчатки. Высвободив руки, она сняла колечко с бриллиантиком, которое муж
подарил ей в день помолвки, и отдала его Мэри. Затем покрепче навернула на
палец свое золотое обручальное кольцо, снова натянула перчатки и уставилась
в пустоту. Пилот взобрался в передний отсек кабины, и один из сержантов
налег всем телом на деревянный пропеллер. Самолетик отбуксировали к краю
поля, он развернулся, с ревом промчался через ипподром и, дрыгаясь, поднялся
в воздух, а Оливия все это время глядела перед собой, и глаза ее скорее
всего были закрыты.
Мы следили, как самолет набирает высоту и удаляется от ипподрома,
оставляя после себя тоскливую тишину. Ни члены комитета по распространению
облигаций, ни друзья, ни родственники, ни даже рядовые зрители не думали
расходиться. Превратившись в крошечную точку, самолет взял курс на сахарный
завод и вскоре исчез. Вновь мы увидели его лишь через пятнадцать минут: он
безмятежно плыл по небу на очень большой высоте. Вдруг мы с ужасом заметили,
как он споткнулся и, Кажется, начал падать. Это падение длилось целую
вечность, потом самолет выровнялся, вновь пополз вверх и описал петлю.
Сержант рядом с нами рассмеялся. Несколько секунд самолет летел спокойно, но
вдруг будто взбесился. Он делал "бочки", крутил "иммельманы", выписывал
восьмерки, потом перевернулся и пролетел над ипподромом вверх ногами. Мы
даже увидели шлем Оливии - маленький черный кругляш.
- По-моему, Пилот спятил,- тихо сказал какой-то солдат.- Она все-таки
женщина немолодая.
Самолет довольно плавно приземлился и подкатил к толпе. Рев мотора
стих. Озадаченно мотая головой, пилот выбрался из кабины.
-Ну, тетка, сильна!- сказал он.- Первый раз такую вижу.- Привстав на
цыпочки, он пожал безжизненную руку Оливии и торопливо ушел.
Чтобы вытащить Оливию из самолета, понадобилось много времени и четверо
человек. Ее не могли ни согнуть, ни разогнуть, так она одеревенела от
страха. Мы отвезли ее домой, уложили в постель, и она не вставала два дня.
Картина случившегося прояснялась постепенно. Кое-что рассказал пилот,
кое-что - Оливия, и только сложив их рассказы в один, мы все поняли.
Стартовав с ипподрома, они, как было условлено, пролетели над сахарным
заводом - сделали над ним три круга, чтобы наш отец наверняка увидел
самолет, а потом пилоту вздумалось пошутить. Его намерения были совершенно
безобидны. Он что-то прокричал, и лицо его, как показалось Оливии,
перекосилось. Сквозь шум мотора она не расслышала, что он кричит. А пилот,
сбавив газ, закричал: "Ну что, покувыркаемся малость?" Это он так шутил.
Оливия увидела его закрытое очками лицо, воздушный поток сдул в сторону и
исказил выкрикнутые пилотом слова. До Оливии донесся только конец фразы, и
вместо "малость" она услышала "сломалось".
Ну конечно, подумала Оливия, так я и знала. Вот и смерть пришла.
Мысленно она проверила, не забыла ли чего: завещание составлено, письма
сожжены, нижнее белье новое, еда в доме - на ужин хватит вполне. А свет в
чулане она погасила? Все это пронеслось у нее в голове за долю секунды.
Потом она подумала: а вдруг еще есть какой-то шанс уцелеть? Молодой летчик
явно напуган, и страх может только помешать ему найти выход из положения.
Если она не сумеет скрыть охватившего ее ужаса и запаникует, летчик
испугается еще больше. Оливия решила подбодрить его. Весело улыбнувшись, она
кивнула ему, чтобы он не робел, и в тот же миг под ней разверзлась бездна.
Выведя самолет из петли, пилот снова повернулся к Оливии и прокричал: "Еще?"
Оливия уже вообще ничего не слышала, но сидела задрав подбородок и была
твердо намерена поддерживать пилота, чтобы он окончательно не потерял
голову, прежде чем они врежутся в землю. Она улыбнулась и снова кивнула.
После каждой фигуры он оглядывался на Оливию, и она всякий раз снова его
ободряла. Позднее, рассказывая об этом, он не уставал повторять: "Ну, сильна
тетка! Первый раз такую видел. Я уже все инструкции к чертям нарушил, а она
только - еще и еще! Вот бы из кого летчик вышел, это да!"

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

1
Став хозяином ранчо, Адам блаженствовал, как сытый довольный кот. Из
маленькой лощины под гигантским дубом, корнями дотягивавшимся до грунтовых
вод, открывался вид на земли Адама: десятки акров по обе стороны реки,
аллювиальное плато, на западе плавно переходящее в округлые холмы. Здесь
было прекрасно даже летом, когда солнце стегало землю колючими лучами.
Посредине ранчо, словно скрепляя обе его половины, тянулась полоса речных ив
и платанов, а на западе холмы рыжели пышной травой. В Салинас-Валли слой
почвы на западных горах почему-то толще, чем на склонах восточной гряды, и
трава там растет обильнее. Может быть, высокие пики накапливают влагу про



запас и распределяют ее равномернее, а может быть, оттого, что леса там
гуще, западные горы сильнее притягивают к себе дожди.
В поместье Санчесов (теперь ранчо Траска) возделывалась лишь очень
малая часть земли. Но мысленно Адам уже видел поля высокой пшеницы и зеленые
квадраты люцерны возле реки. За спиной у него стучали молотками плотники,
которых он привез сюда из Салинаса перестраивать старый дом Санчесов. Адам
решил, что жить будет в старом доме. Лучшего места для основания династии
было не найти. Из дома вычистили навоз, сняли старые полы, выломали
обслюнявленные коровами оконных рамы. Все мастерили заново, из свежего
дерева: из остро пахнущей смолой сосны, из бархатистой калифорнийской
секвойи; настелили новую крышу, обшив ее длинными тонкими досками. Старые
толстые стены слой за слоем впитывали в себя белила из извести, замешенной
на соленой воде, и, высыхая, словно светились изнутри.
Адам задумал свить здесь гнездо навсегда. Садовник подстриг древние
розы, посадил герань, перенес рассаду овощей в открытый грунт, направил
резвый ручей в канавки, прокопанные по всему саду. Адам предвкушал, каким
комфортом будут окружены он сам и его потомки. В сарае лежала под брезентом
нераспакованная массивная мебель, которую он заказал в Сан-Франциско и
перевез сюда из Кинг-Сити на телегах.
И быт в доме тоже будет налажен. Его повар Ли, китаец с косичкой,
специально съездил в Пахаро и закупил там кастрюли, чайники, сковородки,
кадушки, банки, медную и стеклянную посуду - словом, все, что нужно для
кухни. На большом расстоянии от дома, с подветренной стороны строился новый
свинарник, а неподалеку от него - птичник с выгонами для кур и уток и еще
псарня, чтобы собаки не подпускали койотов. Замысел Адама был слишком
солиден и требовал времени, на скорую руку все не построишь. Нанятые им
мастера работали основательно и неторопливо. Это было долгое предприятие. И
Адам хотел завершить его на совесть. Он проверял каждый стык, каждый паз и,
отойдя в сторону, внимательно вглядывался в образцы краски на фанерных
дощечках. В углу его комнаты высилась стопка каталогов - каталоги
сельскохозяйственного инвентаря, отделочных материалов, семян, фруктовых
деревьев. Теперь-то Адам радовался, что благодаря отцовскому наследству
разбогател. Воспоминания о Коннектикуте постепенно заволакивалось темнотой.
Возможно, яркий, резкий свет американского Запада вытравлял из его памяти
образ родного края. Когда он возвращался мыслями в дом своего отца, на их
ферму, в городок, пытался припомнить лицо брата - он видел только сплошную
черноту. И Адам старался скорее прогнать воспоминания.
Кэти он временно поселил в чистом побеленном доме Бордони, чтобы она
дожидалась там конца строительства и рождения ребенка. Было ясно, что
ребенок родится раньше, чем будет готов дом. Но Адам все равно не спешил.
- Я хочу, чтобы дом стоял крепко,- снова и снова повторял он рабочим.
Мне надо, чтоб на долгие годы... Только медные гвозди и только прочные
доски... чтобы ничего не ржавело и не гнило.
Планы на будущее строил не он один. Вся Долина, весь американский Запад
были заняты тем же. То была эпоха, когда прошлое утратило свою
притягательность, свой аромат. Вернуть "золотое времечко" мечтал разве что
какой-нибудь глубокий старик, да такого надо было еще и поискать. Похоронив
прошлое, люди уверенно вписались в настоящее, и, несмотря на всю его
суровость и неотзывчивость, оно их устраивало, правда, лишь как преддверие
сказочно-прекрасного будущего. И чуть ли не в любом разговоре - например,
встретятся на улице два приятеля, или прислонятся к стойке бара три фермера,
или рассядутся вокруг костра десять-двенадцать охотников и вонзят зубы в
жесткую оленину - речь непременно заходила о будущем Долины: оно ошеломляло
своим великолепием, и говорили о нем не предположительно, а с уверенностью.
- Все это будет... кто знает, может, еще при нашей жизни,- говорили
люди.
И каждый рисовал себе картину счастливого будущего по-своему, в
зависимости оттого, чего был лишен в настоящем. Скажем, едет фермер с семьей
в город, опускаются они со своего горного ранчо в санях-волокушах - этакая
здоровенная коробка на дубовых полозьях,- и швыряет их по камням с ухаба на
ухаб. Жена сидит на охапке соломы и прижимает к себе детей, чтобы от этой
тряски не остались без зубов и язык ненароком не откусили. А отец семейства
упирается пятками, натягивает вожжи и мечтает: "Вот построят дороги, тогда
заживем! Еще бы, на собственной пролетке, чин чинарем, красиво, приятно, и
до Кинг-Сити всего три часа - что еще нужно человеку?"
Или, скажем, обходит фермер свою дубовую рощу, а дубы там один к
одному, древесина крепкая, как уголь, а горит даже жарче, и в кармане у
него, к примеру, газета, а в ней объявление: "За один корд <Корд - мера
объема дров, равная 3,624 м3.> дубовых дров в Лос-Анджелесе вам заплатят 10
долларов". Ха, думает он, вот подведут сюда железную дорогу, выложу я свои
дрова возле шпал, напиленные, сухонькие, и заплачу посреднику по полтора
доллара за корд. Ну хорошо, пусть даже сдерут с меня по три с половиной
доллара за перевозку. Все равно с каждого корда выручу пять долларов, а у
меня в моей рощице три тысячи кордов, как пить дать. Итого, чистой прибыли
пятнадцать тысяч".


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Березин Федор - Встречный катаклизм
Березин Федор
Встречный катаклизм


Суворов Виктор - Тень победы
Суворов Виктор
Тень победы


Грабб Джеф - Драконы Войны Душ
Грабб Джеф
Драконы Войны Душ


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека