Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

Это духовное лицо, имевшее такой светский, даже придворный и
несколько иностранный вид, обладало в гораздо большей степени горячим
темпераментом, чем находчивостью и умом. И, очевидно, эта горячая кровь
одерживала в нем верх над насмешкой, над испорченностью и над стремлением
к внешнему лоску. Теодор не столько понял, сколько почувствовал это, и
получил надежду, что переговоры с ксендзом-аудитором приведут к
благополучному разрешению вопроса.
Ксендз-канцлер - так его называли потому, что он выполнял
канцелярские обязанности при примасе - очевидно, был в этом доме желанным
и частым гостем. Поздоровавшись со старостиной, которая что-то шепнула
ему, он тотчас же обратился к генеральше и развязным и фамильярным тоном
принялся отсыпать ей комплименты, прерываемые смехом и сопровождаемые
поцелуями ручек. Генеральша, смутившаяся было сначала, скоро смягчилась и
отвечала ему очень любезно.
Леля держалась в отдалении и всеми своими гримасками ясно показывала,
что новоприбывший не пользуется ее милостями. Млодзеевский подскочил к ней
и заговорил шутливо, как с ребенком, но это не поправило дела. Надувшаяся
Леля выбежала в другую комнату.
Когда дошла очередь до Паклевского, и старостина представила его
гостю, канцлер устремил на него взгляд, который ничуть не смутил юношу, и,
сказав ему несколько слов, снова обратился к дамам.
Генеральша, обеспокоенная поведением Лели, пошла за нею. А
старостина, знаком пригласив Теодора подойти поближе, сделала вид, что
забыла что-то в соседней комнате, и оставила их вдвоем.
Не было сомнения, что ксендз-канцлер догадывался о миссии,
относившейся к его особе, но, по-видимому, он думал, что она будет
поручена более солидному лицу и потому свысока и небрежно взглянул на
Паклевского.
- Я очень счастлив, - тихо и вежливо начал Теодор, подходя к дивану,
на котором сидел капеллан, - что встретил здесь ваше преосвященство, так
как среди других поручений, данных мне из Волчина, я имею приказ принести
вам свое нижайшее почтение... Для этого я хотел ехать в Скерневицы.
- А разве князь-канцлер не имеет намерения приехать сюда на
консилиум? - прервал его Млодзеевский. - Это было бы очень желательно и
очень кстати.
- Он приедет без сомнения, - отвечал Теодор, - но так как он может
запоздать, то и поручил мне поскорее передать вашему преосвященству, что
ему, наконец, удалось устроить у генерала Кайзерлинга с давно уже
просроченной ликвидацией собственность князя-примаса, которая остается за
ним!
Млодзеевский, как будто совершенно не ожидавший услышать это, не
сумел скрыть своей радости; он вскочил с места, всем своим изменившимся
видом обнаружив то впечатление, которое произвело на него это известие, и,
приблизившись к послу, заговорил совершенно другим тоном.
- Это будет очень кстати для его высокопреосвященства; если такое
бескоролевье затянется надолго, то повлечет за собой большие издержки для
него...
- Но, - прибавил он, близко заглядывая в глаза своему собеседнику и
понижая голос, - что же дальше? Что еще? Есть ли какое-нибудь добавление к
этой доброй вести, которое придало бы ей немного перцу?
- Нет никакого, - сказал Теодор, - все дело ясно и просто. Его
высокопреосвященство князь-примас получил только то, что ему принадлежало
по священнейшему праву, а князь-канцлер старался не только о том, чтобы
устроить эту ликвидацию, но и о том, чтобы она отвечала понесенным
убыткам...
- А! Вот как! - вскричал Млодзеевский с еще более прояснившимся
лицом. - Этот поступок тем прекраснее со стороны князя-канцлера, что он,
вероятно, разделяет общее убеждение в том, что мы совершенно преданы
саксонской кандидатуре?
Теодор помолчал немного.
- Мне кажется, - сказал он, подумав, - что князь-канцлер слишком
хорошо знает высокие качества и ум первого советника примаса и его ясное
представление о положении дел в Речи Посполитой, чтобы сомневаться в том,
что и князь-примас, следуя его советам, принесет на алтарь отечества свои
личные привязанности.
Ксендз Млодзеевский, которому польстила эта несколько преувеличенная
лесть, был удивлен той смелостью и свободой, с которой она была ему
преподнесена. Он поднял руку и, слегка хлопнув по плече Паклевского,
отвечал ему:
- Благодарю.
Потом, оглянувшись кругом, он сказал:
- Пойдем к окну...
Теодор поклонился с почтением, какое заслуживала духовная особа, и
последовал за Млодзеевским. Такая скромность тоже понравилась
ксендзу-канцлеру.



- Можете, сударь, передать князю-канцлеру, - очень тихо вымолвил он,
- что я всеми силами постараюсь избегнуть внутренних раздоров раздвоения и
ненужной борьбы. Конечно, там, где замешано столько различных интересов,
самолюбий и мелких честолюбий, надо быть очень осторожным и сдержанным.
- О, ваше преосвященство, можете рассчитывать на полное молчание;
ведь этого требует обоюдный интерес.
- Да, - сказал Млодзеевский, снова понизив голос, - и чтобы избежать
ложных толков, хорошо бы до времени сохранить в тайне и эту ликвидацию.
Ведь люди злы! Люди злы!
- Нет никакой необходимости примешивать это частное дело к делам
общественным, - сказал Теодор, - человеческая злоба не знала бы границ,
если бы увидела в этом что-нибудь выходящее из обычных рамок.
Ксендз Млодзеевский, проникаясь все большим доверием к Паклевскому,
склонился к его уху с каким-то вопросом, на который Теодор отвечал так же
тихо: высчитывалось, сколько принесла ликвидация, и какая сумма очищалась
после нее для нужд канцелярии. Он упомянул и о Теппере.
Легкий румянец на минуту окрасил лицо прелата, который повторил еще
раз:
- Полная тайна прежде всего...
Теодор наклонил голову.
- Мое поручение носит совершенно частный характер, - сказал он, - и я
очень счастлив, что успел выполнить его по счастливой случайности - на
нейтральной почве.
- На которой мы в случае надобности, можем встретиться еще раз, не
навлекая на себя ничьих подозрений и не возбуждая толков.
На этом и окончились переговоры, о которых с такой тревогой думал
Паклевский и которые прошли так легко и счастливо.
Ксендз Млодзеевский сделал еще несколько замечаний и, как бы
испытывая Теодора, предложил ему несколько вопросов на разрешение, а
затем, заметив в дверях старостину, стоявшую в выжидательной позе, громко
сказал ей:
- Почему же дорогая пани старостина оставила нас вдвоем? А здесь
periculum была огромная, потому что мы с паном... как?
- Паклевским.
- Да, Паклевским, - закончил ксендз Млодзеевский, - принадлежим к
двум противоположным лагерям... Я, как слуга князя-примаса, держу сторону
саксонцев, а пан... за Пяста.
Старостина вошла, посмеиваясь, потому что видела по выражению лиц
обоих, что конференция окончилась хорошо.
Слуга внес на подносе старое вино, бисквиты и конфекты, которые любил
Млодзеевский, привыкнув к ним в Италии. Вскоре пришла и генеральша, к
которой Млодзеевский пристал с просьбой сделать хотя бы один глоток, чтобы
убедить его, что это не яд.
- Я подозреваю, что пани старостина и генеральша сочувствуют фамилии,
а потому были бы не прочь сжить со света такого саксонца, как я. А для
этого, - галантно прибавил он, - не нужно даже яда, достаточно одного
убийственного взгляда прекрасной Армиды...
Армидой называли в обществе генеральшу - это было ее прозвище.
Старостина и Армида принялись угощать ксендза, аппетит которого
равнялся его юмору. Но как ни приятно было ему в обществе дам, он,
взглянув на часы, поднялся испуганный и заявил, что должен ехать, чтобы не
заставить ждать примаса.
Все проводили его до дверей, а Теодор издали отвесил ему глубокий
поклон. Взгляды их встретились.
Не успели закрыться за ними двери, как старостина с шутливым смехом
подала руку своему спасителю, говоря ему:
- Поцелуй, сударь, и поблагодари меня; видишь, как женщины, если
чего-нибудь захотят, умеют поставить на своем.
Млодзеевский долго отговаривался, но должен был послушаться.
Она присела перед юношей.
- Моя благодарность не имеет большой цены, - сказал Теодор, поднося к
губам ее руку, - но князь-канцлер сам принесет вам, сударыня, свою
благодарность, потому что я не премину сказать ему, чем я обязан вам...
- А мне довольно и вашей благодарности! - с многозначительным
взглядом шепнула старостина.
На счастье для Паклевского приход Лели прекратил дальнейшие нежности
со стороны хозяйки, угрожавшие Теодору. Паненка была опять в своем обычном
веселом настроении и спешила воспользоваться временем, чтобы снова начать
поддразнивать Теодора.
Она очень искусно вмешалась в разговор и постаралась навести его на
такую тему, чтобы забрать себе Паклевского.
Конечно, он не противился этому!
- Прошу вас, - заговорила она, отводя его в сторону, - не ухаживать
за тетей. Мама и то беспокоится... Шутки в сторону, но старостина чересчур
уж нежна к своему спасителю. А я из-за вашей милости получила


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Лукин Евгений - Чичероне
Лукин Евгений
Чичероне


Шилова Юлия - Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин
Шилова Юлия
Осторожно, альфонсы, или Ошибки красивых женщин


Орлов Алекс - Тайна Синих лесов
Орлов Алекс
Тайна Синих лесов


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека