Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
Айлиль нахмурилась. О ком он говорит? Об игрушке? Рабе?
- А я-то мечтал, - сказал Марбод, - надеть на луну пояс, послать
брата с деревянным гусем...
С деревянным гусем ездили свататься.
Девушка заплакала.
- И все это из-за какого-то торговца, - сказала она. - Ну почему,
почему вам понадобилась эта шутка с мангустой!
- Как почему? - удивился Марбод. - Потому, что я ненавижу Арфарру.
Девушка стояла перед ним, и губы ее были как коралл, и брови, как
стрелы, пронзали сердце, и оно билось часто-часто. Марбод наклонился и
стал ее целовать.
- Ах, нет, - сказала Айлиль. - Я боюсь Арфарры. Он чародей, и все
видит и слышит, и язык у него мягкий, как кончик кисти.
Марбод усмехнулся про себя. Арфарра - не чародей, а архитектор.
Сколько он понаделал ходов во дворце, в добавление к старым, оставшимся от
империи...
- Слышите, как токуют глухари в Лисьих болотах? Им нет дела даже до
охотников. Что мне за дело до Арфарры?
Королевна возразила:
- В будущем году Арфарра осушит Лисьи Болота, и не станет ни
тетеревов, ни охотников.
Они молчали и слушали ночные шорохи.
- Неужели все из-за одного коня? - грустно сказала Айлиль.
Марбод, вздохнув, подумал о буланом Черном Псе. Конь был так красив,
что сердце едва не разрывалось, и все кругом смеялись: король-де пожалел
для Кукушонка коня по совету Арфарры.
- Что такое Арфарра? - пожал плечами Марбод. - Черный колдун. Черный
- от слова "чернь". Он слаб - и хочет, чтобы слабые попирали сильных.
Хочет, чтобы верность и равенство исчезли и чтобы должности во дворце
занимали рабы, потому что рабы будут целиком от него зависеть.
Айлиль подумала о государыне Касии, простой крестьянке.
- Ах, сударь, - сказала она. - Вы напрасно презираете колдовство
слабых. Женщинам иной раз больше видно, чем мужчинам. И проповедники Ятуна
недаром говорят: "Слабые рушат города и наследуют царства". Как же
получилось, - с упреком сказала Айлиль, - что вас победили в поединке?
Марбод, сжав зубы, показал обломок меча:
- Колдовство Арфарры. Так не рубят сталью сталь.
Девушка провела пальцем по оплавленному срезу и кивнула, хотя мало
что понимала.
- Но он достойный противник, - шепнула она. - Мне сказали... - и
осеклась. Она хотела повторить то, что говорил Неревен, но вспомнила, как
теребила длинные волосы послушника - и замолкла. А вместо этого повторила
рассказ эконома Шавии о сцене в покоях государыни Касии.
- Как там, должно быть, красиво, - шепнула, поцеловала и пропала меж
деревьев.

Из заброшенной беседки на краю бывшего пруда Неревену было хорошо
видно, как Марбод гладил Айлиль и мял ее платье, а о чем они говорили -
слышно не было. "Жалко, - подумал Неревен, - что шакуников глаз есть, а
шакуникова уха - нет".

Марбод завернулся в плащ королевского лучника, перемахнул через
садовую стену, смешался с праздничной челядью и без помех прошел через
замковые ворота. Никто даже не обратил внимания, что стрелы в колчане - с
белым оперением, без положенной черной отметины.
Марбод шел Мертвым Городом, осторожно оглядываясь: но никто за ним не
следил. Только раз мелькнула чья-то тень, слишком большая для перепелки и
слишком маленькая для человека. Марбоду показалось, что то был призрак
убитого им проповедника-ржаного королька. Он тихонько вытащил из колчана
заговоренную стрелу, - но тень пропала.
Впрочем, вряд ли тень ржаного королька стала бы бродить в этих
холмах. Вот уже триста лет, как короли хоронили под этими холмами головы
побежденных противников, чтобы удача и счастье покойников перешли на землю
победителей, и все эти высокопоставленные покойники, конечно, задали бы
страшную трепку какому-то нищему проповеднику.
Марбод тихо крякнул. Из-за свежего кургана герцога Нахии выскользнул
и присоединился к Марбоду человек в городском кафтане. Марбод провел весь
вчерашний день в маленькой усадьбе у городских стен, принадлежавшей одному
из мелких вассалов рода, пожилому Илькуну. Илькун хлопотал, не зная, как
угодить господину.
Теперь Марбод и Илькун шагали по дороге меж живых могил, глядя на
городские стены далеко внизу, освещенный залив, где качался корабль
торговцев. Марбод вновь вспомнил о разрубленном клинке Остролиста. У него



померкло в глазах, и он ухватился за шитую ладанку на шее. В мешочке была
пестрая колючая раковина - личный его бог. Раковину он не унаследовал, не
получил в дар и не купил - просто нашел. Сидел в засаде на морском берегу
и подобрал на счастье, заметив, что колючие завитки закручены не влево, а
вправо. Засада была удачной - Марбод оставил себе красивого божка.
Спутник его заметил движение и сказал:
- Я так думаю, что меч погиб из-за колдовства советника, и что это не
последний меч, который будет погублен его колдовством.
Марбод кивнул.
- А почему, господин, - спросил немного погодя вассал, - Даттам
уезжает от Весеннего Совета?
А это, надо сказать, было очень странно. Путешествие во время
золотого перемирия имело то сомнительное преимущество, что на караван
никто не нападал. Недостаток же был в том, что караван сам не мог грабить.
Впрочем, Даттам первым давно не нападал, зато довольно часто бывало так,
что налетит шальной сеньор - и окажется связанным, у столба, на коленях.
И, конечно, Даттам его простит и даже одарит, сделает своим вассалом.
Марбод засмеялся.
- Потому что он - шакал, как все торговцы. Хочет быть подальше от
схватки и думает, что кто бы ни победил на Весеннем Совете - он получит
свой кусок. А на самом деле, кто бы ни победил, - он получит пинок.
- Господин, - сказал верный Илькун, указывая на далекий освещенный
залив. - Ваш обидчик сейчас на своем корабле. Прикажите мне отомстить...
В маленьком доме у городских ворот хозяин хлопотал, уставляя стол
лучшими блюдами.
- А где Лива? - спросил он служанку. Лива была дочерью Илькуна.
Служанка смутилась. Илькун вскочил и выбежал в соседнюю комнату.
- Никуда ты не пойдешь, - услышал Марбод через мгновение за
перегородкой. - Господин в доме - женщина должна служить ему за столом и в
комнатах.
Марбод отставил непочатую чашку и шагнул в соседнюю горницу. Девушка
стояла перед отцом в дорожной одежде, с белым платком на голове. Марбод
усмехнулся. Он еще утром, по преувеличенно простой одежде и неприятной
скованности догадался, что она ходит слушать ржаных проповедников.
Марбод снова накинул плащ и взял в руки лук.
- Сегодня праздничная ночь, - сказал он, - но все равно нехорошо
бродить по городу одной. Я был бы счастлив сопровождать вас.
Марбод и Лива, держась за руки, прошли через город, спустились в
заброшенную гавань и влезли в какую-то дыру меж цветущих рододендронов.
"Бывшие портовые склады", - догадался Марбод.
Люди молча собирались в подземелье. Нанковые кафтаны, козловые
башмаки... Марбод вспомнил слова Айлиль и усмехнулся. Белый кречет - и тот
не одолел мангусту. Что может сделать с мангустой ржаной королек,
птичка-помойка?
У порога второго зала люди скидывали верхнее платье. Высокий человек,
с лицом, сморщенным, как персиковая косточка, перевязывал каждого широким
белым поясом и подавал каждому мутную одинаковую ряску.
Марбод глянул в лицо привратника и слегка побледнел: тот был слишком
похож на проповедника, убитого им две недели назад.
Марбод хотел надеть ряску прямо на плащ королевского лучника, но ему
жестом приказали снять верхнюю одежду. Марбод чуть усмехнулся и отогнул
роговые застежки.
Кто-то за его спиной сдержанно ахнул, глаза привратника-двойника чуть
расширились. Марбод не успел переодеться после встречи с Айлиль. На нем
был белый кафтан, вышитый изображениями дерущихся волков и перехваченный
поясом из роговых пластинок. Слева на поясе висел кинжал в трехгранных
позолоченных ножнах, справа - Марбод был левшой - сверкала рукоять меча,
перевитая жемчугом. Даже если привратник не знал его в лицо, он должен был
признать по одежде младшего сына Ятунов.
Привратник молча обернул его белым поясом. Марбод поклонился,
поцеловал протянутую ладонь. Привратник не шелохнулся, только поглядел на
руки Марбода, где на на большом пальце блеснуло нефритовое кольцо с
головой кречета, родовое кольцо младших сыновей Кречета. Такие кольца
носили, чтобы удобней было оттягивать тетиву лука, - Марбод всегда был
чудесным стрелком.
Марбод завернулся в белый конопляный балахон и переступил через
порог.
Время шло. Комната наполнялась людьми и свечами. Украшений никаких,
кроме известковых наростов на стенах бывшего склада. Ржаные корольки не
признавали идолов; как заключить в кусок дерева того, кому весь мир мал?
Бывший привратник закрыл дверь. Начались пения. Марбод хотел
пропихнуться в первый ряд, но Лива с неженской силой вцепилась ему в руку
и притиснула к стене.
Все было чинно и скучно, никто не собирался творить блуд и пить
собачью кровь: вздорные слухи. Марбод пригляделся. Великий Ятун! Сколько


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Базарное счастье
Шилова Юлия
Базарное счастье


Шилова Юлия - Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец
Шилова Юлия
Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец


Прозоров Александр - Знамение
Прозоров Александр
Знамение


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека