Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

правая рука все еще сжимала монгольский рожок, а над ним склонились
несколько взволнованных людей в привычной зеленой форме. Андреич -
штабс-капитан Пташников - держал его левое запястье, считая пульс.
- Доброе утро - он ляпнул явно что-то не то, поскольку офицеры
переглянулись, а Андреич возмущенно покачал головой:
- Ну, знаете, Славик!.. Доброе утро! Ищем вас уже полдня, а вы тут
лежите - холодный, без пульса... Ничего себе доброе...
- То есть? - Арцеулов пружинисто вскочил. Чувствовал он себя
превосходно, словно ночевал не в степи, а в гостиничном номере. -
По-моему, я жив и даже здоров...
С ним не спорили, но посмотрели недоверчиво. Арцеулов оглянулся. Его
вещи - карабин, наган и даже бомбы - лежали тут же. Рядом валялся вещевой
мешок - открытый, выпотрошенный. Деревянные таблички лежали на траве,
разбросанные чьей-то недоброй рукой.
- Все, паника отменяется! - Андреич удовлетворенно вздохнул, доставая
папиросы. - Представитель ставки цел и невредим, срывание погон и отправка
под трибунал откладывается до следующего раза... Славик, нельзя же так!
Хоть бы предупредили...
- Извините, Андреич! - Арцеулов почувствовал себя кругом виноватым.
За него отвечали. За него просто по-человечески волновались.
- Таки съездили в Безбаховку! - улыбнулся наконец штабс-капитан. -
Оттуда?
Пташников склонился над травой, рассматривая находку. Лицо внезапно
стало внимательным и строгим:
- Боюсь, я вас разочарую, Ростислав. Это скорее всего подделка
прошлого века. Тогда этим многие баловались... Впрочем... Если все же не
подделка...
Он покачал головой и аккуратно сложил таблички, не забыв соединить
воедино осколки той, что была разбита. В движениях бывшего приват-доцента
чувствовался многолетний навык, привычка к возне со столь любимыми
Валюженичем "артефактами".
- Простите, господа! - Арцеулов обернулся к офицерам. - Не
представляю, как я заблудился. Заехал Бог весть куда...
И тут слова замерли на языке. Прямо перед ним белели хатки Малой
Белозерки. Он не доехал до села всего лишь пары километров! Вокруг
расстилалась знакомая степь. Ни оврагов, ни далекого леса не было и в
помине...
- Мы вас долго искали, господин подполковник, - заметил один из
офицеров. - Хорошо, что унтер сообразил - орла увидел.
- Орла? - Ростислав вспомнил крымский лес и своего крылатого
проводника.
- Так точно, ваше благородие, - охотно отозвался пожилой
унтер-офицер. - Так что гляжу - орел. А он птица умная, людей чует.
Странный орел, ваше благородие, я таких и не видал, даром что здешний...
- Ерунда, орнитологи разберутся! - махнул рукой Пташников. - Ладно,
Ростислав, поехали. А то начальство уже третий час на стенку от волнения
лезет: вдруг от Барона позвонят и вас потребуют...
Арцеулов стал быстро собираться. Деревянные таблички он вновь
завернул в рубашку. Так же тщательно спрятал эвэр-бурэ, на который по
счастливой случайности никто не обратил внимания. Он спросил о своем коне,
но никто не видел поблизости белого в яблоках. Впрочем, до позиций было
рукой подать. Один из солдат уступил Ростиславу лошадь, и вскоре они уже
въезжали в село.
- Андреич, вы сказали, что если это не подделка, то - что?
Пташников пожал плечами:
- Славик, за эти годы я изрядно одичал. Но могу ручаться, что эта
письменность в научный оборот не вводилась - по крайней мере, до лета
пятнадцатого, когда я ушел на фронт и стал изучать боевые наставления.
Единственные аналогии - рунические надписи Уэльса и Бретани...
Арцеулов тут же вспомнил письмо Валюженича.
- Андреич, помогите разобраться! Вы же специалист!
Штабс-капитан засмеялся, но смех вышел горьким:
- Помилуйте, Ростислав! Боюсь, это уже не для меня. Вот роту в
штыковую - это охотно... Впрочем, и это уже ненадолго. Как думаете, до
зимы продержимся?
- Бог весть... Не хотелось бы под белыми мухами пропадать. Я уже
пробовал - скверно.
- Не спорю, - Андреич невесело улыбнулся. - Впрочем, увидим. Так ли,
этак - но занавес упадет скоро. Очень скоро...


8. ПАСТУШЬЯ КРЕПОСТЬ
Занавес упал в ноябре, когда осенние штормы угрюмо били в черный



каменистый берег. Небо затянуло свинцовыми тучами, и, словно реванш за
жаркое безводное лето и сухую осень, на Крым обрушились холодные
бесконечные дожди. Ветер рвал низкие облака, гоня их прочь, но из-за
угрюмых гор шли новые и новые тучи, застилая неяркое солнце и гася
последние надежды...
...О катастрофе Ростислав узнал в Джанкое. Еще 5 ноября сводки дышали
надеждой. Казалось, возвращались давние январские дни, когда отряды
генерала Слащева без снарядов и патронов, одними штыками удержали Перекоп.
Но теперь враг валил без передышки, бесконечными волнами накатываясь на
блиндажи перешейка. Латыши и махновцы форсировали ледяной Сиваш, и огонь
сотен тачанок разметал по промерзлой степи конницу Барбовича - последний
резерв Ставки.
Когда бесстрастный телеграф отстучал о падении Юшуни, Арцеулов уже
знал, что и эта война им проиграна. Он чувствовал это давно, но все еще
надеялся на чудо. Чуда не случилось. Барон отдал приказ об эвакуации, и
Ростислав вместе с другими офицерами штаба отправился в Симферополь, где
был основной транспортный узел.
Арцеулов хорошо помнил сибирскую катастрофу. Похоже, Барон тоже
кое-что учел из опыта армии Адмирала, которую постигла страшная гибель.
Эвакуация проходила четко. За два дня Арцеулов вместе с другими сумел
отправить в Севастополь и Феодосию не только отступающих солдат, но и
тысячи штатских, не желавших идти под красную пяту. Удалось вынести даже
кое-что из военных запасов, хотя Русской армии они уже были без особой
надобности.
Им помогла случайность. Красные орлы рассыпались по Крыму, дорвавшись
до брошенных складов и богатых имений. Покуда бандиты Фрунзе и Миронова
громили Джанкой, последние эшелоны уходили за горные перевалы к морю.
Арцеулов оставался в Симферополе до конца. Когда по улицам с гиканьем
и свистом уже неслись всадники в "богатырках", офицеры штаба погрузились в
эшелон. Еще можно было успеть: красные увязли в городе, занявшись
грабежами, - но фортуна на этот раз изменила Ростиславу. Барон учел
многое: но не все. Пока красные шли от Перекопа, с гор уже спешили отряды
"зеленых" - невидимая армия Мокроусова и Папанина. Одна из банд перекрыла
дорогу, и поезд бессильно замер, запертый в неглубокой ложбине.
Из двух десятков офицеров вырваться удалось двенадцати. Арцеулов
оказался старшим по званию. Отведя маленький отряд подальше в горы, он
приказал сделать привал и предложил всем высказаться. Это не было данью
бесполезной на войне демократии. Просто Ростислав и сам не знал точно, что
теперь можно и нужно делать.
Все высказались за прорыв к морю, чтобы успеть на последние пароходы.
Но Арцеулов знал сроки эвакуации: до последнего дня 16 ноября, оставалось
чуть больше суток. Добраться до Севастополя через леса, кишевшие
бандитами, было попросту невозможно.
Он не стал скрывать правды. Война кончилась - каждый имел право
сделать выбор. Теперь мнения разделились. Двое тут же заявили, что
возвращаются назад, чтобы сдаться первому же красному патрулю. По радио
уже который день передавали воззвание Фрунзе с обещанием полной амнистии.
Многие верили: жизнь в России, пусть и большевистской, казалась
единственным выходом.
Арцеулов не стал спорить, но для себя решил твердо. Он помнил слова
Степы: "Крым возьмем - пленных не будет". Вероятно, член РКП(б) комполка
Косухин говорил правду. Но пусть даже он ошибался, и Арцеулову, участнику
Ледяного похода, сохранят жизнь, - это не будет жизнью. Вечно под
надзором, под недреманным оком проклятой ЧК. Унижения, просьбы, сухой хлеб
- пока его все-таки не обнаружат те, кто охотился за Ростиславом еще в
Иркутске. Едва ли Венцлав будет соблюдать обещания, даваемые бывшим
фельдшером, который пытается изобразить из себя большевистского Ланцелота.
Десятеро решили уходить к морю. Даже если последний пароход уйдет без
них, остаются шлюпки, лодки, шаланды контрабандистов. В подкладке френча
был надежно зашит Камень Спасения. Арцеулов надеялся, что сумеет
договориться с пронырливыми греками. Но даже если осеннее бурное море
обманет, что ж - лучше смерть в пучине, чем у кирпичной стенки...
Патронов было мало, еще хуже оказалось с продуктами. В горячке
эвакуации никто не подумал бросить в вещевой мешок хотя бы несколько банок
американских мясных консервов. Пройдя сутки по узким горным тропам,
поливаемым непрерывным холодным дождем, решили рискнуть и заглянуть в
попавшуюся по пути татарскую деревню. Им повезло: Молодежь ушла с оружием
в горы, а старики - со страху или действительно сочувствуя - накормили
беглецов и предоставили ночлег...
Это была действительно удача, но уже последняя. От гостеприимных
хозяев Арцеулов узнал, что все окрестные дороги перекрыты "зелеными" из
отряда беглого капитана Макарова. Ростислав зло выругался: Пашка Макаров,
которого он и всерьез не принимал, оказался-таки предателем и сволочью. Но
хуже всего, что за оружие почти поголовно взялись татары - похоже, красная
чума добралась и до них...


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Прозоров Александр - Демон
Прозоров Александр
Демон


Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека