Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
* Прелестной (фр.).
- Не сопротивляйтесь, - настаивала Сен-Пьер, пытаясь сломить мое
решительное сопротивление. - Вы все испортите - веселость пьесы, радостное
настроение гостей, вы готовы все и вся принести в жертву своему
amour-propre*. Это очень нехорошо; мосье, вы ведь этого ни за что не
допустите?
______________
* Самолюбию, гордости (фр.).
Она вопросительно посмотрела на него, ища ответного взгляда; я тоже
пыталась встретиться с ним глазами. Он глянул на нее, потом на меня.
"Стойте!" - медленно произнес он, обращаясь к Сен-Пьер, которая не
переставала тянуть меня за собой. Все ждали, какое решение он примет. Он не
выказывал ни гнева, ни раздражения, и это придало мне смелости.
- Вам не нравится этот костюм? - спросил он, указывая на мужскую
одежду.
- Кое-что я согласна надеть, но не все.
- А как же быть? Как можно исполнять на сцене роль мужчины в женском
платье? Разумеется, это всего лишь любительский спектакль, vaudeville de
pensionnat*, и я могу допустить некоторые переделки, но должно же быть
что-то, указывающее на вашу принадлежность, по роли, к сильному полу.
______________
* Водевиль на сцене пансиона (фр.).
- Верно, сударь, но надо все устроить, как мне хочется, пусть никто не
вмешивается, не надо принуждать меня делать так, а не иначе; разрешите мне
одеться самой.
Ничего не сказав, мосье Поль взял костюм у Сен-Пьер, отдал его мне и
разрешил мне пройти в уборную. Оставшись одна, я успокоилась и
сосредоточенно принялась за работу. Ничего не изменив в своем платье, я лишь
прибавила к нему небольшой жилет, мужской воротник и галстук, а сверху
сюртучок; весь этот костюм принадлежал брату одной из учениц. Распустив
волосы, я высоко подобрала спускавшиеся по спине длинные пряди, а передние -
зачесала набок, взяла в руку шляпу и перчатки и вернулась в фойе. Там все
меня ждали. Мосье Поль взглянул на меня и сказал:
- В пансионе и так сойдет, - а потом прибавил довольно благодушно: -
Courage, mon ami! Un peu de sang froid, un peu d'aplomb, M.Lucien, et tout
ira bien!*
______________
* Смелей, дружок! Немного хладнокровия, немного самоуверенности, мосье
Люсьен, и все будет хорошо! (фр.)
На лице Сен-Пьер вновь показалась присущая ей холодная и ядовитая
улыбка.
Волнение привело меня в раздраженное состояние, и я, не сдержавшись,
повернулась к ней и сказала, что, не будь она дамой, я, по роли джентльмен,
не преминула бы вызвать ее на дуэль.
- Только после спектакля, - воскликнул мосье Поль, - я разделю тогда
мою пару пистолетов между вами, и мы разрешим ваш спор согласно принятым
правилам - это будет продолжением давнишней ссоры между Францией и Англией.
Но уже приближалось время начать представление. Мосье Поль, построив
нас, обратился к нам с краткой речью, подобно генералу, напутствующему
солдат перед атакой. Из всего им сказанного я уловила лишь то, что он
советует нам всем проникнуться чувством своей ничтожности. Ей-богу, подумала
я, некоторым напоминать об этом вовсе не нужно. Зазвонил колокольчик. Меня и
еще двоих вывели на сцену. Опять колокольчик. Произнести первые слова пьесы
предстояло мне.
- Не смотрите в зал, не думайте о зрителях, - прошептал мосье Поль мне
на ухо. - Вообразите, что вы на чердаке и выступаете перед крысами. - И он
исчез.
Занавес взвился и собрался в складки где-то под потолком. Перед нами
разверзся длинный зал, нас ослепили яркие огни, оглушила веселая толпа. Я
старалась думать о черных тараканах, старых сундуках и источенном жучком
бюро. Слова свои я сказала скверно, но все же произнесла их. Трудным
оказалось именно начало - я сразу же поняла, что боюсь не столько зрителей,
сколько собственного голоса. Присутствие целой толпы посторонних людей, да к
тому еще иностранцев, нисколько меня не трогало. Когда я ощутила, что язык
мой стал двигаться свободно, а голос обрел присущие ему высоту и силу, я
сосредоточила все свое внимание только на исполняемой роли и на мосье Поле,
который, стоя за кулисами, слушал нас, следил за всем происходящим и
суфлировал.
Между тем, чувствуя прилив свежих сил - для чего просто требовалось
время, - я достаточно овладела собой, чтобы обратить внимание на моих
партнеров. Некоторые из них играли очень хорошо, особенно Джиневра Фэншо; по



роли ей полагалось кокетничать с двумя поклонниками, и это ей великолепно
удавалось, ибо она оказалась в своей стихии. Один-два раза, как я приметила,
она обошлась со мной - фатом - подчеркнуто любезно и внимательно. Она
оказывала мне предпочтение столь неприкрыто и пылко и бросала такие
многозначительные взгляды в аплодирующий зал, что мне, знавшей ее достаточно
хорошо, стало совершенно ясно: она играет для кого-то из зрителей. Тогда я
начала следить, куда она посылает взгляды и улыбку, к кому простирает руки,
и почти сразу обнаружила, что для своих стрел она выбрала весьма крупную и
заметную цель - на пути их полета, возвышаясь над всеми зрителями и потому
являясь самой уязвимой, стояла знакомая всем фигура доктора Джона; выглядел
он спокойным, но и сосредоточенно-напряженным.
Весь облик его наводил на размышления. Взгляд его был красноречив, и
хотя я не могла понять, что именно таилось в этом взоре, он вдохновил меня:
я извлекла из него некую идею, которую сразу вложила в исполнение моей роли
- в частности, стала по-другому изображать ухаживание за Джиневрой.
"Медведь", который истинно любил героиню, казался мне двойником доктора
Джона. Сострадала ли я ему теперь, как раньше? Нет, я ожесточилась, вступила
с ним в соперничество и одолела его. Я понимала, что являю собой всего лишь
фата, но там, где "Медведя" отвергали, меня встречали благожелательно.
Теперь-то я сознаю, что играла свою роль, как бы исполненная решимости и
стремления одержать победу. Джиневра подыгрывала мне, и мы общими стараниями
существенно изменили весь характер пьесы, разукрасив ее от начала до конца.
В антракте мосье Поль заявил, что с нами произошло нечто ему непонятное, и
пытался умерить наш пыл. "C'est peut-etre plus beau que votre modele, -
сказал он, - mais ce n'est pas juste"*. Я тоже не знаю, что со мной
произошло, но, так или иначе, я испытывала непреодолимое желание затмить
"Медведя", то есть доктора Джона. Раз Джиневра проявляла ко мне
благосклонность, как могла я вести себя не по-рыцарски? Храня в памяти
известное письмо, я под его влиянием дерзко нарушила весь дух пьесы. Я не
могла бы исполнять свою роль, не ощущая ни вдохновения, ни увлеченности ею.
Она требовала пряной приправы и лишь в таком сдобренном виде доставляла мне
удовольствие.
______________
* Пожалуй, это более совершенно, чем то, что написано в пьесе, но уж
слишком от нее отличается (фр.).
До этого вечера подобные чувства и поступки представлялись мне столь же
немыслимыми для моей натуры, сколь состояние исступленного восторга,
возносящее некоторых на седьмое небо. Обычно я, оставаясь холодной и
осторожной, пусть с неохотой, но делала то, что было угодно другим, а тут,
вдруг ощутив сердечный жар, набравшись смелости, с радостной готовностью
творила то, что было приятно мне самой. Однако на следующий день, хорошенько
над всем этим поразмыслив, я почувствовала неприязнь ко всяким любительским
представлениям и, хотя была довольна, что оказала услугу мосье Полю и заодно
испытала собственные силы, приняла твердое решение больше в таких делах не
участвовать. Оказалось, что по натуре мне явно присуща склонность к
лицедейству, и дальнейшее развитие и воспитание этой внезапно обнаружившейся
способности могли бы одарить меня радостью и наслаждением, но подобные
занятия не пристали человеку, глядящему на жизнь со стороны: он должен
отринуть желания и стремления, и я отринула их, упрятала их столь глубоко,
связав крепким узлом, что с тех пор ни Время, ни Искушения не смогли
выпустить их на волю.
Не успел спектакль прийти к концу, причем с большим успехом, как
вспыльчивый и деспотичный мосье Поль совершенно преобразился. Миновало
время, когда он исполнял обязанности импресарио, и он незамедлительно
сбросил с себя высокомерную суровость, и вот он стоит среди нас -
оживленный, добродушный и галантный, пожимает всем нам руки, благодарит
каждого в отдельности и объявляет, что решил во время предстоящего бала
танцевать со всеми нами по очереди. Когда он попросил моего согласия, я
ответила, что не танцую. "Но один раз, в виде исключения, вы должны
уступить", - последовал ответ, и если бы я своевременно не ускользнула от
него, он вынудил бы меня принять участие в этом - втором - спектакле. Но я
играла и так достаточно в этот вечер - пришла пора стать самой собой и
вернуться к привычному образу жизни. На сцене мое серовато-коричневое платье
выглядело, в сочетании с сюртучком, неплохо, но никак не подходило для
вальса или кадрили. Я укрылась в безлюдном закоулке, где меня было трудно
заметить, но откуда я видела все, - передо мной во всем великолепии
разворачивалось радостное зрелище бала.
Вновь Джиневра Фэншо была самой прелестной и веселой из всех
присутствовавших. Ей выпала честь открыть бал: выглядела она чудесно,
танцевала грациозно, улыбалась лучезарно. Подобные развлечения всегда
сопровождались для нее блестящим триумфом, ибо удовольствия были ее стихией.
Когда нужно было работать или преодолевать трудности, она становилась
нерадивой и унылой, беспомощной и раздраженной, но в часы веселья она,
бывало, как бабочка расправит крылышки, на которых загоралась золотистая


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Ильин Андрей - Государевы люди
Ильин Андрей
Государевы люди


Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Перумов Ник - Алиедора
Перумов Ник
Алиедора


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека