Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора
- О'кей!
Постигли мы иностранный язык в общегосударственном масштабе с помощью
родного телевидения. На душу лег, как присоска.
- Какая красота!.. - ахнула моя Танечка.
Перед новеньким, чрезвычайно аккуратненьким особнячком был разбит
цветник. Правее виднелся ухоженный сад, а слева продолжалось строительство
еще одного дома. Больше уже отгроханного, перед которым шепотом разахалась
Танечка, и, судя по всему, отнюдь не общепитовского направления. Было в его
очертаниях что-то строгое, но не казенное. Короче, офис, как это теперь
называется на нашем великом и могучем русском языке.
- Здрасьте, - сказали сзади.
К нам подходил прежний главный редактор местной газеты, а теперь -
владелец ее и издатель бывший товарищ Метелькин. Сын метели, а не метлы,
почему и новая газетка его называлась "Метелица", но включала сатирический
отдел "Метла".
- Привет товарищу Метелкину, - я всегда его поддразнивал, потому что он
всегда надуто обижался.
- Две ошибки, ай-ай, - сказал он, на этот раз нисколько не обидевшись. -
Во-первых, "товарищ" - словцо из купеческого лексикона, утверждаю как
литератор. А во-вторых, ты и сам знаешь. Новая жизнь требует и нового
отношения...
И обалдело заморгал, уставившись на Танечку.
- Супруга?.. Ну, нет слов. Даже у журналиста нет слов!
И галантно поцеловал ручку Танечке. Но Танечка в этот момент оглядывала
владения, а потому была несколько прямолинейна:
- Боже мой, сколько же это может стоить!
- Что? - слегка оторопел сын метели.
- Да все.
- Танечку интересует адрес доброго банка, дающего ссуды, - сказал я, не
подумав.
- Проверим! - Метелькину очень уж хотелось понравиться. - Нам,
журналистам, это под силу.
К этому моменту мы уже приблизились ко входу в ресторан, возле которого
тоже стоял охранник и тоже в камуфляже. Однако он не успел и шагу сделать
навстречу, как двери распахнулись и навстречу шагнул сам Херсон Петрович. В
смокинге и при бабочке.
- Дорогие мои!.. - и тоже примолк в изумлении. - Танечка, ты сегодня
прелестна!
Он лично провел нас в дом, представил супруге - худощавой особе с
крашенными ядовитой хной волосами, показал помещение ресторана, кухню, где
вовсю что-то резалось и крошилось, жарилось и парилось, и, наконец,
банкетный зал, в котором и предполагалось торжество. Здесь уже были гости -
для меня почти все хорошие знакомые, для Танечки - не очень. В смокингах,
правда, больше никого не было, но две дамы облачились в платья, претендующие
на вечерние, - ядовито выглядевшая хозяйка и бывшая моя Тамара. И если
Танечка восприняла вечерний туалет супруги Херсона спокойно, то изо всех сил
избегала оказываться в одном ряду с супругой бывшего первого Спартака нашей
Глухомани. Впрочем, Тамара поступала точно так же, и лицо ее долго сохраняло
перекошенное выражение.
- Без мест! Без мест! - кричал Херсон Петрович, при этом лично рассаживая
гостей. - У нас демократия, господа!
Расселись согласно демократии, при которой Зыков оказался по правую руку
хозяина, а Спартак - напротив. Правда, со мной рядом, что несколько
насторожило, что ли, наших дам.
Тамадой сам себя избрал Метелькин. Никто особо, правда, и не рвался,
поскольку наш традиционно русский тост заключается всегда в двух словах:
"Ну, будемте!" Издатель вообще был непривычно возбужден, светел и радостен,
поскольку ощущал себя настоящим журналистом. Честно говоря, я понимал его
восторг и даже малость завидовал ему, потому что он нашел свое место в этом
кувыркающемся мире, а я пока еще кувыркался в нем.
Метелькин провозглашал тосты в стихах. То ли он заранее их сочинил,
выведав (журналист!), кого именно соберет Херсон, то ли сочинял их с ходу, в
соответствии с ситуацией, а только я почему-то запомнил всего один и отнюдь
не первый:
Средь милых дам есть милая одна,
Так - за нее, и стоя, и до дна!
При этом он чокнулся только с моей Танечкой, еле-еле дотянувшись до нее
через стол. Кое-кому это, кажется, не понравилось, но все уже галдели,
смеялись и старательно веселились.
Самый длинный и, помнится, самый звучный тост Метелькин с пафосом
произнес в честь вождя восставших рабов. Правда, кое-кто досадливо вздохнул,
кое-кто - поморщился, но сам Спартак и ухом не повел, приняв это как
долж-ное. Привычка, вероятно, сработала, что было вполне естественно.


В общем-то, за редким исключением (ну, к примеру, господин Зыков), здесь
присутствовала хозпартверхушка нашей Глухомани. Секретари, замы, помы,
директора предприятий и наш глухоманский прокурор Косоглазов, которого я,
признаться, не любил. Вроде как ничего и не изменилось с советских времен...
Впрочем, нет. Изменилось. Кима среди нас не было.
3
Я только успел отметить это, а вот удивиться не успел. Кормили нас вкусно
и весьма затейливо, водка была отменной, а стихотворные тосты Метелькина
следовали один за другим. Тут было не до удивления, что ли, и я - вкушал и
даже испытал некоторый приступ тщеславия, когда четверостишием отметили и
меня и все встали и потянулись чокаться. Словом, на какое-то время я
перестал что-либо замечать и даже начал ощущать если не эстетическое, то
вкусовое удовольствие.
А потом вдруг гостеприимный хозяин встал и объявил перерыв на самом
вкусном месте:
- Дамы - в левую гостиную, кавалеры - в правую. Будут поданы десерт и
напитки, немного отдохнем, промнемся и - продолжим.
- Ну, Херсон Петрович, ты даешь, - проворчал Зыков, нехотя покидая
кресло.
- Версаль! - восторженно объявил Метелькин.
Все присутствующие направились в разные стороны согласно половому
признаку. Возникла некоторая сумятица, но вскоре я оказался в уютной
гостиной с мягкой мебелью и небольшими инкрустированными столиками. На
круглом - тоже инкрустированном - столе, расположенном в центре, стояли
разнокалиберные бутылки.
- Располагайтесь, - сказал Херсон. - Можно курить, травить соленые
анекдоты и пить, что пожелаете.
- Предпочитаю соленые огурчики, - сказал Зыков, грузно опускаясь в кресло
рядом со мной. - Не возражаете?
- Никоим образом.
Зыков помолчал и улыбнулся довольно грустно:
- Помните наш разговор? Относительно охоты на крупного зверя.
Разговор я помнил, но поставлять ему патроны мне совсем не хотелось. Даже
для крупного зверя.
- Прошу простить, но у меня ничего не изменилось.
- Зато у меня изменилось, - он вздохнул. - Отозвали у меня лицензию на
охотничью базу. Вот какие дела.
Чокнулся со мной и куда-то подался. Но место возле меня, видно,
претендовало на святое, потому что его тут же занял субъект со знакомым
лицом. А я в этот момент закусывал свежим огурчиком, и вкусовое ощущение
причудливо привело меня сначала к огородам, а потом и к лучшим в мире
огородникам. И я спросил соседа со знакомым лицом:
- Что-то Кима давно не видно. Заболел, что ли?
- Ты здесь его хотел увидеть? - спросило знакомое лицо. - Так здесь ему
делать нечего.
- Почему? Вроде с хозяином этого райского уголка у него отношения
нормальные...
- Были, - подчеркнул новый сосед (кто же это был, кто?). - Только Херсон
Петрович свято чтит Новейший Завет.
- Коли завет есть, стало быть, и евангелисты сыскались?
- Кто?
- Ну, те, которые завет написали?
- Ну, в наши дни это проще простого. Были бы деньги.
- И в какой же завет Ким не вписался?
- Злостным должникам нет места в процветающем клубе деловых людей.
- Да ладно вам языком-то молоть, - с резким неудовольствием сказал
Спартак. - Какой долг, какой завет?.. Херсон пригласил Кима, что вполне
естественно, но Ким не смог.
- Естественно будет, когда долги отдаст и в свою Корею - прямым ходом.
Хоть в Южную, хоть в Северную. Россия - для русских.
- Кончай звонить, Звонарев, - жестко отрубил Спартак. - Еще слово - и
прикажу вывести. Вместе с женой.
Тут у меня разом все прояснилось: бывший второй секретарь райкома
Звонков. Главный наш идеолог. Поговаривали, что он фамилию со Звонарева на
Звонкова переделал в духе того времени. А теперь, стало быть, вернулся к ней
же - в духе этого времени.
- Извиняюсь, перебрал малость, - сказал Звонков-Звонарев.
Тут же вскочил и бесшумно растворился. Будто и не было его.
- Забудь дурака, - проворчал Спартак. - Киму не говори. У него и так
неприятностей...
Вдруг оборвал разговор и отошел. И я еще подумал, что он и до сей поры не
может расстаться со своими замашками первого человека в нашей Глухомани.
- Щербет по-тавризски! - объявил Херсон Петрович, появляясь в дверях. -
Фирменное блюдо. Рекомендую к нему коньяк, ямайский ром, а также ликеры
кюрасо или шартрез!


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Посняков Андрей - Молния Баязида
Посняков Андрей
Молния Баязида


Акунин Борис - Весь мир театр
Акунин Борис
Весь мир театр


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека