Виртуальная библиотека. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | ссылки
РАЗДЕЛЫ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

КНИГИ ПО АЛФАВИТУ
... А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АВТОРЫ ПО АЛФАВИТУ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Введите фамилию автора:
Поиск от Google:



скачать книгу I на страницу автора

откровенно глядя в глаза директора.
- Дети будут очень признательны, - ответил директор, не отводя взгляда. -
Мальчика уже отвели в комнату для свиданий. Полагаю, он скучал без вас.
Беневоленский вошел в комнату, расположенную в отдельном коридорчике,
увидел счастливый взгляд Шурочки, который тут же шагнул навстречу,
застенчиво прильнул к нему, прошептав что-то вроде того, что я вас так ждал,
и ощутил, как задыхается от нежности к этому мальчику его душа.
Частник терпеливо ждал его у ворот детского дома около часа, и,
возвращаясь к Павловскому вокзалу, Беневоленский подумал фразой, всплывшей
из литературы старинных времен: "То их свидание было встречей двух настоящих
любовников".
Прощаясь с Шурочкой, он и оставил ему в тот раз одну из своих трех
трубок, самую новую, маленькую, по виду почти игрушечную, проинструктировав,
как ею пользоваться. Теперь через каждые три-четыре часа они разговаривали
друг с другом. И всякий раз Беневоленский чувствовал, как теплеет его душа.

Кружение по незнакомым местам
Что-то неудержимо тянуло его именно в этот район. Иногда он казался более
знакомым и родным, чем другие, но затем это чувство исчезало, и Савве в
очередной раз казалось, что он гонится за мечтой, пытается схватить руками
призрак, удержать ладонями поток воды. Но он не оставлял этого, ведь, по
сути дела, у него не было никакой другой цели в этой жизни. Разумеется,
можно жить как живется. Как сказал ему когда-то один вор в законе,
достаточно светлый для своего образа жизни человек: "Ты, Саввушка, для того
на свет родился, чтобы добро сеять. Вот и ограничься тем, что будешь ходить
по белу свету и исправлять кое-что по мелочи. Вроде уличного мастера "Точу
ножи-ножницы!". Теория малых дел, как говорили какие-то передовые люди,
вроде постнародников".
Может быть, это и было возможно, но только если бы Савва был другим.
Например, если бы у него было прошлое, а он не возник из небытия прямо
посреди бескрайней тайги. Разумеется, речь не шла о чудесном явлении или
непорочном зачатии. Просто Савва ничего не помнил из того" что было с ним,
вернее, с человеком, облеченным в его тело, до того момента, когда он открыл
глаза и увидел склоненное над ним незнакомое лицо, ставшее впоследствии
родным. Ведь живший бирюком посреди дремучего леса дед был для нынешнего
Саввы единственным родственником, отцом, матерью, сестрой и братом в одном
лице. Но и его Савва уже схоронил.
Но ведь должна же быть где-то женщина, давшая ему жизнь... Ей может быть
от пятидесяти пяти до семидесяти, если Савва правильно понимает свой
возраст. Но как найти ее? А вдруг он увидит ее, случайно встретит на улице и
не узнает? Почему-то Савве казалось, что этого не может быть, что он
непременно сразу узнает мать. Но временами его охватывали сомнения: может
быть, он уже не раз сталкивался с ней на одной из питерских улиц, может
быть, он видел и своего отца, бабушку, сестру... Кто знает, возможно, и
жену, и детей, ведь он вполне мог уже обзавестись семьей к тридцати-то
годам. Увидел и прошел мимо, не узнав. Да и они не узнали его.
Для человека в конечном счете самое интересное - это он сам. Тяжело жить,
не имея прошлого и не зная, кем и чем ты был аж до тридцати лет!
Потому и возвращался Савва неизменно в этот район, на несколько улиц,
которые показались ему самыми знакомыми из всех, что он видел. Иногда он
делал передышку на пару дней, когда начинало казаться, что глаз замыливается
и он уже не может понять, то ли этот дом кажется ему знакомым "с
незапамятных времен", то ли он ему примелькался за последние дни. И все же
это было то самое место. Иначе откуда бы ему знать, что в полуподвальчике,
где сейчас располагается магазин "24 часа", был пункт приема стеклотары, что
пахло в нем затхлостью и прокисшим пивом и что громоздились там до потолка
деревянные ящики с бутылками, что очередь стояла многочасовая и надо было,
расставляя бутылки, сразу расфасовывать их по видам: вино отдельно, пиво
отдельно, водка, шампанское, банки сметанные и майонезные.
Значит, бывал он здесь, сдавал стеклотару, и не раз. Помнились магазины,
помнилась школа, но, одновременно четко ощущалось, что он в ней не учился,
потому как не возникало этого странного ощущения: "Я знаю, что там внутри".
А именно на него только и мог опереться Савва в своих поисках.
Так было и с этими домами. Вот районная библиотека на углу. Сразу
возникает уверенность, что гардероб там находится слева, хотя с улицы его и
не видно. Можно войти и убедиться: действительно, гардероб слева, причем
именно такой, каким представлялся. Когда такого рода совпадения встречаются
на каждом шагу, это уже не совпадения.
Так Савва шаг за шагом обходил район в поисках такого дома, про который
он мог сказать: "Я знаю, что там внутри".

Печальные уроки жизни
"Морозов Савва Тимофеевич (1862-1905), из рода русских текстильных



предпринимателей Морозовых. По образованию химик, друг Максима Горького,
меценат Художественного театра, сочувствовал и помогал революционерам".
Ольга закрыла "Российский энциклопедический словарь". "Интересно, Савва
тоже по профессии химик? - возникла нелепая мысль, и Ольга тут же посмеялась
сама над собой:
- Да и к тому же друг Максима Горького!"
Однако вообще-то ей было совсем не до смеха. Обстановка в гимназии
накалялась. "Одомашнивание" педагогов шло полным ходом, что выражалось в
том, что директор посещал уроки (некоторые из учителей удостоились этой
чести не один раз), сравнивал урок с поданным планом, а также с программой,
утвержденной Министерством образования, после чего делал соответствующие
выводы. Как правило, они были неутешительны. У Аркадия Петровича неизменно
получалось, что преподаватели естественно-научной гимназии не дотягивают до
стандартной программы средней школы. Это был парадокс, Домашневу пытались
доказать, что он не прав, но это оказалось совершенно безнадежно. Директор
имел претензии даже к учителю физкультуры, утверждая, что тот виновен в том,
что не сто процентов учащихся (на самом деле всего процентов шестьдесят)
сдали нормы ГТО. Он сообщил об этом вопиющем безобразии в РОНО, в результате
чего на уроки несчастного Гриши (физкультурника звали Григорий
Равшанбекович) заявилась целая комиссия.
Алла Александровна уверяла всех, что Гриша навлек на себя гнев начальства
неуместным знанием английского языка.
- Хороший физкультурник в его представлении должен быть неграмотным! -
говорила она.
- А я виноват, что меня на международные соревнования посылали?! -
возмущался Гриша, бывший в прошлом чемпионом по биатлону. - Да пошел он со
своими примочками знаешь куда! Вот уйду отсюда, к черту, пойду в зимний
пансионат инструктором но лыжам, буду жен "новых русских" учить ноги
передвигать!
Такое же настроение было у всех. Всех уже куда-то звали, приглашали, и
они не шли только лишь потому, что их гимназия была особенной, единственной
в своем роде, неповторимой. Потому что они знали, что готовят новое
поколение российских ученых, а возможно, не только российских. И вот этому
приходит конец. Оставаться в "одомашненной" гимназии не было решительно
никакого смысла, тем более все знали, что, если начальство победит, их
детище превратится в обычную школу "с уклоном".
Ольга все больше сомневалась в том, права ли она была, когда призвала
всех подчиниться. Может быть, стоило плюнуть на них и стать свободными.
Правда, еще неизвестно, что принесла бы эта свобода.
В тот день, когда Домашнев прорабатывал физкультурника, Ольга пришли
домой совершенно разбитая и морально, и физически. Хотелось лечь и умереть -
в самом прямом смысле. Она действительно прилегла на диван, но тут как назло
зазвонил телефон. Пришлось подниматься и идти к столу. Давно было пора
купить радиотелефон, как у всех приличных людей. А еще лучше научиться не
брать трубку, если нет настроения разговаривать. Ольга знала, что другие
могут, например, выключить телефон, чтобы их не беспокоили. Она же была на
такое не способна. Какое-то уважение к людям вообще и к неизвестному
звонящему лично мешало ей хладнокровно не обращать внимания на надрывающийся
аппарат или даже просто выключить его из розетки.
- Это квартира Певцовых? - спросил женский голос.
Начало не предвещало ничего хорошего. Певцовыми были Петр и Павел, а
также сбежавший в Дюссельдорф Григорий, сама же Ольга продолжала жить под
своей девичьей фамилией. "Зря сняла трубку", - подумала она, но делать было
нечего.
- Да, - ответила она.
- Могу я поговорить с мамой Павла Певцова?
- Это я. - У Ольги похолодели руки: "Господи, что случилось!"
- С вами говорит Марина Валентиновна, классная руководительница Паши.
Скажите, как он? Он очень давно не появлялся в школе, ребята не знают, что с
ним. Вот я решила позвонить. Он болен?
- Он... - Ольга была потрясена настолько, что потеряла дар речи. До нее
только начал доходить смысл слов, которые произносила Марина Валентиновна. -
Вы сказали, он не ходит в школу? И как давно?
Из педагога Ольга стремительно превращалась в обычную маму, которой
сообщили, что ее ребенок не ходит в школу. Она была удивлена, потрясена, не
совсем даже верила тому, что услышала.
- Да недели три, наверное, - сказала Марина Валентиновна. - Сейчас скажу
точно. Да, с восьмого числа. Я спрашивала ребят, что с Пашей, но они ничего
не знают.
- Как странно... - У Ольги задрожали руки. - Он каждый день уходил из
дома... Потом возвращался... С портфелем... Я удивлялась, что отметок нет в
дневнике, а он объяснил, что у вас идет какой-то эксперимент, поэтому
отметки не ставят.
- Вот это фантазия! - засмеялась классная руководительница. - К сожалению
или к счастью, никакого такого эксперимента мы не проводим. Значит,


скачать книгу I на страницу автора

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?
РЕКЛАМА

Головачев Василий - Не русские идут
Головачев Василий
Не русские идут


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Корнев Павел - Черные сны
Корнев Павел
Черные сны


   
ВЫБОР ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Copyright © 2006-2015 г.
Виртуальная библиотека. При использовании материалов - ссылка на сайт обязательна .....

LitRu - Электронная библиотека